Главная Книги

Глава 2. ВОСПОМИНАНИЯ О БЛАЖЕННОЙ СТАРИЦЕ НАТАЛИИ ВЫРИЦКОЙ

***

СОСТАВИТЕЛЬ КНИГИ А. ТРОФИМОВ У МОГИЛЫ Е. В. САВЕЛЬЕВОЙ

Была у меня комната в Ленинграде, но жила я большую часть года в Вырице. Мать Наталия не знала моего адреса, так как все равно я очень редко появлялась в городе. В Рождественский сочельник приехала на квартиру, а соседка мне и сказала:
– Вас больная спрашивала, видно ненормальная, в детском чепчике, шляпе, совершенно невероятно одетая.
Тут и сама мать Наталия появилась. Я подтвердила соседке, что это ко мне, и спросила у матушки:
– Как нашла меня?
– А я иду по городу и спрашиваю: «Где живет Катя – большая шляпа?» – и мне все указывают.
Пришла она ко мне предупредить, что серьезно заболела родственница. А «большая шляпа» – это свидетельство прозорливости матушки. Когда я работала директором торга, то действительно носила большую и очень дорогую шляпу, по нескольку раз в день поправляла прическу, часто ходила в парикмахерскую.

В одну из ночей я проснулась от какого-то шороха в комнате. Повернулась на кровати, чтобы посмотреть, и услышала голос матушки:
– Катя, Катя; это я – Наташа.
Вот, думаю: как она вошла ко мне в комнату? Наутро опросила всех соседей, не приходил ли кто ночью? Все ответили, что дверь никому не открывали, и никто не приходил. Тогда спрашиваю Наташу:
– Как же ты вошла? – А она отвечает: «Мне Ангел открыл, я и вошла».

В дальнейшей моей жизни все происходило так, как предсказала мать Наталия. После того как меня за веру уволили с работы и исключили из партии, я долго не могла никуда устроиться. Пять лет жила тем, что продавала свои вещи. Наконец нашла место буфетчицы в научно-исследовательском институте. И вот однажды охранник с вахты (у нас был пропускной режим) зашел в буфет и сказал мне:
– К вам бабушка пришла, очень странная.
Я сразу поняла, что это мать Наталия, и попросила, если возможно, пропустить ее, сказав, что приехала моя родственница. Как раз был обеденный перерыв, буфет был полон, и я не могла отлучиться, с волнением ожидая появления матушки.
Когда она вошла в буфет, то, кажется, все, кто там находился, перестали есть и изумленно уставились на это диво. Матушка с огромной корзиной в руках была в драповом пальто, на котором не было живого места, а из-под него виднелись голые ноги. Я готова была провалиться со стыда: что скажут сотрудники? Такого странного человека привела! Но тут подумала: «Наверное, матушка меня проверяет, смогу ли я пересилить себя и принять ее».
Я усадила матушку за стол и предложила поесть. Она села на стул и громко сказала:
– Екатерина Владимировна, пойдем к Марии Ивановне в больницу, отнесем ей 90-й псалом и мою снедь.
Мне было очень стыдно, неловко, все удивленно смотрели на нас. Видимо, и в этом матушка испытывала меня: побоюсь я уйти с ней или нет? Но я решила быть до конца с матушкой, отпросилась с работы, взяла мать Наталию под руку, и пошли мы вместе по Большому проспекту в больницу. Пожалуй, не было ни одного человека, встретившего нас, который бы не оглянулся вслед. А какие лица были у прохожих! Зрелище, действительно, достойное внимания: матушка в своем невероятном наряде, рядом с ней под ручку иду я с большой корзиной, из которой торчат головы курицы, кошки и маленькой собачки с цепью. Думаю, что матушка меня смиряла таким образом. В пути я думала: «Вот все говорю о Боге, а когда надо показать свою веру, то стыдно, неудобно. Так тебе и надо! Спасибо матушке!»
Я ведь не знала о болезни Марии, и когда она увидела нас в больнице, какое было для нее утешение и радость!

ВЫРИЦА. КЛАДБИЩЕ У ХРАМА СВВ. АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА. МОГИЛА ЕКАТЕРИНЫ ВЛАДИМИРОВНЫ САВЕЛЬЕВОЙ. ИЮЛЬ 2013 г.

Моя знакомая услышала о матушке от старца Симеона из Печор и попросила:
– Батюшка Симеон ее так любит, она такая благодатная, попроси, чтобы зашла и освятила наш дом своим присутствием.
Мать Наталия согласилась и пришла к моей знакомой с корзинкой, в которой находились кошка и курица, привела с собой и собачку на поводке. Войдя в дом, матушка вытащила кастрюлю борща и начала вынимать куски мяса со словами:
– Это кошке. Это собачкам….
Хозяйке не понравились действия матушки:
– Матушка, ты к нам приходи, но не хозяйничай.
– Да ведь замерзнете вы скоро,– ответила мать Наталия.
Не поняла хозяйка дома, о чем идет речь, но буквально через несколько дней поднялась сильная буря, сорвавшая крышу дома и вырвавшая фрамугу. Крышу кое-как залатали, окно забили, но в доме было очень холодно, и зять хозяйки сильно простудился. Болел он долго, врачи никак не могли понять, в чем дело, и дали направление в больницу. Тогда вспомнили слова матушки и попросили передать ей о беде с просьбой помолиться. Матушка ответила:
– Ничего-ничего, пусть поболеет.
Зять все лежал в больнице, улучшения не было. Снова передали матушке просьбу о помощи болящему. Тогда мать Наталия пришла к ним в дом и попросила:
– Принесите утюг и его белье.
Белье она прогладила горячим утюгом и сказала:
– Вот и согрела, а теперь отнесите белье в больницу, пусть наденет.
Почти сразу после этого зять выписался из больницы.

Еще одна моя знакомая – Мария (будущая монахиня Марионила), много слышавшая о матушке Наталии, попросила привести ее в свой дом, чтобы познакомиться. Матушка все отказывалась, но неожиданно согласилась. Пришли мы к Марии, она накрыла хороший стол, пообедали. Вдруг мать Наталия вскочила на стол, сняла со стены икону и закричала:
– Это моя икона!
– Нет, моя, – гневно возразила хозяйка дома.
– Моя, моя икона. Караул, грабят, убивают!
Разгорелся скандал, вызвали милицию. Икону у матушки отняли и передали хозяйке, которая возмущалась:
– Кого ты привела ко мне? Она же сумасшедшая!
Но очень скоро все выяснилось. Мария была разведена с мужем, и тот, видимо, в пьяном виде, пришел в дом и стал требовать:
– Отдавай иконы, будем делить имущество, или возвращай деньги.
Мария не соглашалась. Тогда бывший муж ее забрался на стол и начал снимать икону со стены (ту же, что и мать Наталия перед этим) с криками:
– Это моя икона!
– Нет, моя, – отвечала хозяйка.
И когда начали они драться, Мария закричала:
– Караул, убивают!
Вызвали милицию – и все повторилось из того, что пророчески показала мать Наталия. После этого Мария просила прощения у матушки, приглашала к себе в дом, но мать Наталия ответила:
– Нет уж, лучше сама приходи.

Был у меня племянник, который постоянно брал взаймы деньги и не отдавал. Я прятала от него деньги, так как он мог и сам взять без спроса. Пришел он как-то, а мать Наталия говорит:
– Володя, хочешь, я тебе скажу, где у Кати деньги лежат?
А в другой раз сказала:
– Я дала Володе твоих денег, только немного.

ВЫРИЦА. КЛАДБИЩЕ У ХРАМА СВВ. АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА. МОГИЛА ЕКАТЕРИНЫ ВЛАДИМИРОВНЫ САВЕЛЬЕВОЙ. ИЮЛЬ 2013 г.

Помню еще один замечательный случай прозорливости матушки. Встретила мать Наталия мужчину и обратилась к нему по имени-отчеству (а он ее впервые видит):
– Вы не знаете, где здесь Женя живет? У нее есть сын Саша, который с дерева упал, но не разбился, его Матерь Божия спасла.
Мужчина удивился такому обращению и повел ее к Евгении. Матушка вошла в дом и сказала хозяйке:
– Женя, поставь ему бутылку за то, что он меня привел.
Этот мужчина сам не пил вовсе, но постоянно держал в доме водку для угощения приходящих к нему гостей, и его это очень тяготило. Вот матушка и обличила его.

С тех пор мать Наталия часто заходила к Евгении. У той было много красивой одежды, и матушка пользовалась ее гардеробом для своих нужд. Об одном случае хочется вспомнить особо. Зашла мать Наталия по обычаю к Жене и сказала:
– Мне сегодня нужно бальное платье.
– Бери любое,– ответила Евгения.
Матушка выбрала платье с большим декольте. Дома надела это платье, завилась, накрасила губы до ушей яркой помадой. Оказывается, она готовилась к приему «гостей». К ней пришли с проверкой из органов госбезопасности: кто-то написал донос, что она из царского рода, живет не по средствам, ходит к ней много подозрительных людей.
Когда вошли два сотрудника КГБ, мать Наталия появилась перед ними во всей «красе» и обратилась со словами:
– Миленькие, вы только не задерживайте меня, а то я на свадьбу тороплюсь, видите, даже нарядилась.
– Ты откуда?
– Я – царица.
– Расскажите, как и чем живете?
– Молоком торгую, у меня козел есть, живность всякую держу, птицу. Отодвиньте тумбочку. Видите, там три козленка.
В это время подошел козел и толкнул лбом одного из пришедших. Матушка сразу заговорила:
– Козлы не дают пройти. Вы как представители власти должны разобраться. Видите, нападают даже на милицию.
– Говорят, что ты из царской семьи.
– Да не верьте. Хотите молока? – Матушка показала гостям на ведро с разведенной известью.
И снова козел толкнул лбом сотрудника.
– Ох, эти козлы не дают пройти.
Один из «гостей» говорит другому:
– Какая царская семья? Козлы, собаки, кошки. Да она просто сумасшедшая!
Когда собрались они уходить, матушка обратилась к одному из визитеров:
– Ты торопись домой, у тебя жена тяжело заболела. Если задержишься, то худо будет.
Другому она сказала:
– А ты помирись с женой, а любовницу брось!
Очень скоро один из них снова приехал к старице и попросил помолиться о больной жене, просил прощения и благодарил за вразумление.
– Так тебя Бог послал ко мне, чтобы ты обратился к Нему, – ответила мать Наталия.

Шла я как-то в церковь на службу и увидела, как мать Наталия заталкивала в трамвай мешок с сухарями (она собирала сухари у знакомых для своих животных) и икону из моего дома. Я подумала про себя: «Только бы не Нерукотворный образ Спасителя (который я очень любила). Лучше бы она взяла образ святителя Николая».
– Нет, не тот, другой образ, – сразу ответила на мои мысли матушка.
Когда пришла домой, увидела, что иконы святителя Николая нет, а Нерукотворный образ Спасителя на месте.

Вспоминается еще одна история с трамваем. Ехала я со знакомой в Никольский собор на службу. Вдруг трамвай резко остановился (хотя до остановки было еще далеко), двери открылись и в них появилась сияющая мать Наталия. Подошла она к нам и сказала:
– Иду я по своим делам, вижу, что знакомые люди в храм на службу едут, и говорю: «Извозчик! Остановись!» – и трамвай остановился.
Ничего не понимающий водитель изумленно смотрел на происходящее: ведь он даже не прикасался к рычагам управления!

Сидим мы с кумой. Мать Наталия взяла бумажку в руки, встала в углу: сама в шляпе, в руках веер. Приняла торжественную позу и закричала:
– Извозчик, извозчик!
– Матушка, так вы из «бывших»?
– А что, разве я голь перекатная?

ВЫРИЦА. КЛАДБИЩЕ У ХРАМА СВВ. АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА. МОГИЛА ЕКАТЕРИНЫ ВЛАДИМИРОВНЫ САВЕЛЬЕВОЙ. ИЮЛЬ 2013 г.

Пришла ко мне матушка, когда в доме были гости. Наряд на ней был такой странный, что мне не хотелось, чтобы гости увидели матушку в таком виде. Я пригласила ее в другую комнату, чтобы там побеседовать. Но матушка прекрасно всё поняла, и, не спрашивая меня, вошла в комнату, где находились гости. Затем подошла к окну, взяла в руки салфетки и сказала громко:
– Подать карету!
После этих слов она преобразилась, это было так удивительно и чудесно. Перед нами был совсем другой человек, как будто дама из высшего света. Как матушке это удавалось, поразительно!

Поехали мы с матушкой в храм на Смоленском кладбище к акафисту. У самого кладбища увидели пьяницу просящего милостыню. Мать Наталия хотела дать ему целых сто рублей. Я выхватила у нее деньги, положила в сумку, решив, что лучше отдам их в церкви. Когда пришли в храм, открыла сумочку – сторублевой купюры там не было, а мать Наталия загадочно улыбалась. Но я точно помню, что положила деньги в сумочку, закрыла ее и постоянно держала в руках.

Сидим мы с матушкой, она и говорит:
– Катерина, у тебя сколько денег на книжке – три тысячи?
– А ты откуда узнала?
– Ты как помрешь, сестры первыми побегут делить твое наследство.
– Так, значит, сестры переживут меня?
– Нет, ты их всех переживешь и похоронишь.
И точно, все сестры умерли одна за другой, и я похоронила их.

В день выборов мать Наталия подъехала к избирательному участку на санках, которые тащил козел. Когда ее спросили, что это значит, матушка ответила:
– Я за советскую власть голосую, пусть она еще поживет.

Шли мы с матушкой по Андреевскому рынку и увидели мужчину, ведущего на поводке собаку. Мать Наталия подошла к нему:
– Это моя собака, отдай!
– Нет,
Начали они спорить. Матушка не отступалась. На разгоревшийся скандал подошел милиционер. Начали разбираться. Мужчина в ярости кричал, что эта старуха хочет отнять его собаку. Тогда матушка сказала:
– Давайте проверим. С кем пойдет собачка – тот и хозяин.
Как только собаку спустили с поводка, она сразу подбежала к матушке, прижалась к ней, виляя хвостом и не обращая внимания на крики бывшего хозяина. Милиционер сказал мужчине:
– Зачем обижаете бабушку?
Затем обратился к матушке:
– А она у вас зарегистрирована?
– Нет. А сколько нужно заплатить?
Мать Наталия дала милиционеру три рубля, а мужчине сказала:
– Нахал, у бабушки хотел собачку отнять.
Эта собачка стала любимицей матушки, и она нередко носила ее с собой в корзине.

Один человек много слышал о матушке и решил съездить к ней в Вырицу. Адреса не знал, но ему говорили опытные люди, что, если нужно, мать Наталия обязательно каким-то образом найдет того, кто к ней направляется.
Доехал он до Вырицы и прямо у станции увидел плачущую старушку, которая причитала:
– Ох, молюсь: Илья пророк, пошли человека-печника, печка совсем развалилась, надо починить.
Приехавший подошел к ней и спросил:
– Матушка, а ведь я печник. Может быть, чем помогу?
– Ох, Илья пророк, благодарю тебя: послал мне печника.
Так познакомился он с матушкой и доброе дело для нее сделал.

Однажды матушка сказала пришедшей к ней женщине:
– Дай-ка мне руку посмотреть. Ой, денег-то сколько, и еще заработаю. А дорога ватою устлана прямо в ад.
Эта женщина работала в церкви и воровала из кассы.
– Ой, простите, матушка, – воскликнула она.
– Если не покаешься, – ответила мать Наталия, – в ад пойдешь!

Как-то мать Наталия сказала одному из своих подопечных:
– Сходи к Н. В. и скажи, что мне тысячу рублей надо на сено.
Пришел он к Н. В., который работал директором магазина, и передал просьбу матушки. Тот ответил:
– Возьми две тысячи и отнеси ей. Вот мы теперь и узнали, что оба ходим к ней.
До этого случая они были знакомы, но скрывали друг от друга, что оба верующие и бывают у матушки.
Случилось так, что вскоре в их судьбе приняла самое близкое участие мать Наталия.
Этот директор магазина вместе со своим обретенным другом часто уединялись в подвальчике магазина, молились там, беседовали о духовных предметах. Мать Наталия предупреждала:
– Передайте Н. В., они там до того Богу домолятся, что весь магазин у них разворуют.
И действительно, недобросовестные продавцы тащили товар из магазина, пока директор отсутствовал. Кто-то из них и доложил начальству торга, что директор верит в Бога. То было время хрущевских гонений на Церковь, и вскоре на общем собрании сотрудников был устроен товарищеский суд над Н. В., его другом и еще одним молодым специалистом, присоединившимся к ним. На суде продавцы свидетельствовали, что их директор верует в Бога, собирает «богомолов», которые молятся прямо на работе. У них будто бы составилась целая секта, которая развращает молодежь, затягивает в свои сети новых людей. Выступали сотрудники торга, клеймили «отщепенцев», требовали сурового наказания. Наконец председатель суда сказал:
– У кого есть вопросы?
Из первого ряда в зале поднялась никому не известная старушка в аккуратной шляпке и сказала:
– Разрешите вопрос. Вы кого судите? – и сама ответила: – Вы ангелов судите! Посмотрите на них, это же лица ангелов. А посмотрите на лица сидящих в президиуме,– обратилась она к залу,– это пьяницы, блудники, табакокуры. У каждого по любовнице, а у того жена ушла от разврата супруга своего. Какое вы имеете право судить их?
Поднялся шум.
– Это сектантка! Вывести ее из зала! – закричал кто-то из президиума.
Старушка с достоинством отвечала:
– Ничего подобного, я не сектантка. Я мать первого Героя Советского Союза летчика Ляпидевского и обещаю, что завтра же поеду в Москву и сообщу, какие беззакония здесь творятся.
Обсуждение на этом закончилось. Видимо, испугавшись обличения и возможного разбирательства, суд решил понизить директора в должности, а остальных отпустить без последствий, строго предупредив.
Один из подсудимых разыскал адрес матери Ляпидевского и зашел к ней, чтобы поблагодарить за помощь. Выслушав гостя, она с удивлением сказала:
– Я не была ни на каком суде и вообще никуда не уходила из дома в тот день.
Тогда спасенные догадались, что это чудо совершилось не без участия матушки Наталии. Когда они вместе приехали к матушке, та встретила их словами:
– Ну, как я вас выручила!
– Матушка, так это вы были в суде?
– Просто я вас в обиду не дала.

В Вербное Воскресенье после Литургии возвращаюсь к себе на ленинградскую квартиру, дохожу по довольно узкой лестнице до двери – и вдруг с лестничной площадки голос матушки:
– Катя! Я тебя жду.
– Матушка, как же я тебя не увидела?
– А я вербочкой прикрылась: видишь, у меня целых три веточки.
Такой и осталась в моей памяти матушка Наталия: радостной, ликующей, с пушистой вербой в руках.

***

«Екатерина Владимировна Савельева занимала ответственный пост директора треста детских столовых Василеостровского района. Муж ее был директором универмага. Когда-то она закончила коммунистический ВУЗ им. Сталина, состояла в партии двадцать пять лет. Потом ее исключили из партии за веру в Бога. Когда дело Екатерины Владимировны обсуждали на партсобрании, представитель райкома партии обратился к секретарю партийной организации:
– Вы столько лет работаете вместе и ничего не знали о том, что она – верующая?
– Нет, ничего подобного не знала и не замечала.
А Екатерина Владимировна, как сама рассказывала, только что крестила ее внучку.
Жила она в городе и только наездами бывала в Вырице. Одно время жила у меня на даче. Это была хорошая знакомая моей бабушки, они очень дружили. Она ездила в Печоры к отцу Симеону с 1949 года, когда монастырь еще был в разрухе. Старец Симеон и познакомил ее с матушкой Наталией. Екатерина Владимировна заказала написать две иконы: святых мучениц Наталии и Татианы. Одна из них находится сейчас в Казанской церкви, а где вторая – мне не известно. Она собирала деньги на строительство часовни над могилой прп. Серафима Вырицкого.
Екатерина Владимировна прожила 93 года и была похоронена в Вырице на кладбище у храма святых апостолов Петра и Павла, неподалеку от могилы моей мамы».

(Из воспоминаний Митрополита
Симбирского и Новоспасского Прокла)

ДУХОВНАЯ ДОЧЬ МАТУШКИ Н.

Родилась я в Ленинграде в 1939 году, у меня были две старшие сестры. Жили мы на Лиговке, напротив Сангальского сада. Отец мой умер еще до начала войны, когда ему было 42 года, и похоронен был на Волковском кладбище. Эвакуироваться мы не смогли и остались в блокадном Ленинграде. Мама работала комендантом бомбоубежища. Когда мы прятались в бомбоубежище, у мамы всегда был с собой чемоданчик с документами, бельем и едой. Однажды мы, все три девочки, стояли на улице одни, мимо шел военный, посмотрел на нас и отдал нам буханку хлеба. Мы с мамой и сестрами эвакуировались из Ленинграда в июле 1942 года. Плыли на барже, и попали под бомбежку. Мама взяла с собой икону, перед которой не переставая молилась во время нашего исхода. Нам повезло: снаряды и бомбы ложились вокруг нас, а две другие баржи разбомбило, и в воде плавало много детских панамок.
Мы приехали в Ярославскую область. Сначала нас приютила мамина знакомая, а потом жили в каком-то домике, где собиралась молодежь. Мы сильно голодали, просили подаяние, и местные жители нас подкармливали.
В 1944-м году мы сами приехали в Ленинград. В то время очень не просто было вернуться: нужен был вызов, но маме это как-то удалось. Наша квартира была занята военнослужащими, и мы жили на лестнице; соседи выносили нам что-нибудь поесть. Видя наше бедственное положение, одна женщина предложила маме взять меня в свою семью, но мама не согласилась.
В 1946 году умерла наша мама от тяжелого порока сердца. Остались мы круглыми сиротами. Старшей сестре было 13 лет, средней – 10 лет, а мне – 7 лет. Через три месяца после смерти мамы меня и Ирину взяли в детский дом. До седьмого класса я ходила в 3-ю женскую школу, посещала кружок танцев в Доме пионеров на углу Большого проспекта и 17-й линии. Я любила танцевать, мечтала о балете. Относились к нам очень хорошо. Все любили нашего воспитателя Ибрагима Моисеевича. В детдоме у нас были игры в колечко, казаков-разбойников, еще мы водили хороводы. Старшая сестра Лиля постоянно навещала нас.
В детдоме я жила восемь лет, а Ирина – семь. Выйдя из детдома, я поступила на работу в Гознак и одновременно училась, окончила десять классов. Потом поступила в медучилище, работала санитаркой в Первом медицинском институте, затем медсестрой. Жили мы с сестрами дома, в Транспортном переулке.

***

Первая моя встреча с матушкой Наталией состоялась в 1957 году в Ленинграде. Я пришла к старой своей знакомой Муравьевой Марии Ивановне, но ее дома не оказалось, а у дверей ее стояла мать Наталия. Подала она мне больного голубя и белые носочки. Не помню, как я довезла голубя до дома, ведь ехать надо было на трамвае далеко, а коробки не было. При следующем посещении Марии Ивановны, я узнала от нее подробнее, кто такая матушка. Позднее я поняла: матушка ожидала именно меня, так как знала, что Марии Ивановны нет дома.
Мария Ивановна говорила, что матушка точно была монахиней и даже игуменией какого-то монастыря, но имени своего не открыла. От нее же идет известие, что матушка родилась в день празднования Преображения Господня, но сама старица этого не подтверждала. 13 лет она жила в пещере, Богом данной, где много молилась, постилась, плакала. Об этом тогда почти никто не знал. Посещала она и Кавказские горы, беседуя там с духовными лицами, была прозорливицей, лечила людей, много молилась. Однажды матушка пришла к Марии Ивановне с двумя монахинями и сказала:
– Это мои сестры, мы должны побеседовать.
О чем они беседовали, неизвестно, но уходили монахини очень довольные.

О себе матушка практически ничего не рассказывала, а узнав, что кто-то рассказал о ее постриге, сказала:
– Так своих предают…
Раньше матушка ездила по монастырям и святыням нашей земли, но поселившись в Вырице, бывала только в Ленинграде, а в последние годы жизни никуда из Вырицы не ездила.
После нашего знакомства она велела называть ее матушкой. Но когда начались хрущевские гонения на Церковь (кажется, это было в начале 1960-х годов), она сказала:
– Называйте меня Наталия Михайловна.

Жила Наталия Михайловна скрыто, скромно, тихо, без пенсии и крыши над головой. Кто примет ее – там и находилась. Жить в Вырице ее благословил мой первый духовник – иеросхимонах Симеон (Желнин). Сейчас он прославлен в лике местночтимых святых в Печорах Псковских. Раньше его гроб был в пещерах, а теперь стоит в храме.
О пребывании в Вырице матушки Наталии предсказывал и сам преподобный Серафим Вырицкий. Говорил, что она будет жить здесь, и будут к ней ходить люди за помощью. Еще Мария Ивановна говорила, что она знала французский язык, и была очень образована. Но от людей свои дары и способности скрывала, например, легко могла менять почерк, так что невозможно было понять, что это писал тот же человек. Часто писала полупечатными буквами, пляшущими в разные стороны, но это не ее почерк. На денежных купюрах со всех сторон подписывала печатными буквами имя «НАТАША» и дарила эти купюры людям.

Мария Ивановна «расшифровывала» мне ее слова и действия, ведь юродствующие не всегда говорят прямо, а часто иносказательно, замысловато. Долгие годы мне приходилось слушать и пытаться понять ее наставления. Будучи юной, я показала ей фото мальчика, с которым дружила четыре года, ответ был мгновенный: «Не твоя судьба». Так и случилось – четыре года мы встречались, после чего расстались.

Мы не скоро научились понимать то, что она говорила, кроме того, она не всегда говорила прямо о том, что нас ожидает или как верно поступить. Матушка часто юродствовала, и мы не всегда понимали то, что она сказала, переспрашивали, просили объяснить, старались запоминать или записывать ее слова. А потом пытались понять, расшифровать сказанное.
Ее слова, предсказания, предостережения всегда сбывались, так что после долгих лет общения не было никаких сомнений в ее удивительной прозорливости. Но, как правило, матушка не давала никаких объяснений своим пророческим действиям или словам.
Едешь к ней с горем, беспокойством, множеством вопросов, а уезжаешь спокойной и радостной.

В 1955 году отправилась я с Марией Ивановной в первый раз к отцу Симеону в Печоры. Я очень боялась, что батюшка будет меня ругать или бить, ведь я почти ничего не знала о вере, о Боге, о Церкви, совсем не знала еще, как себя вести. Мне пришлось жить в детдоме, а там нас постоянно били, если что-то не так делали. До Печор мы доехали на поезде, который приходил рано утром. Сразу договорились с жильем, тогда все было просто, паломников было совсем немного. Пошли мы к старцу Симеону. Увидев меня, батюшка взял меня за подбородок и ласково спросил:
– Откуда такого птенчика привели?
У меня сразу слезы полились из глаз, я поняла, что никто меня не собирается бить. Батюшка сказал при этой первой встрече:
– Вас чему учили в детском доме? – Что Бога нет? – А вы теперь сами стали к Богу приходить.
Мы у старца поисповедались, ходили на все службы в монастырь. Вставать приходилось рано, так как хлеба для всех не хватало, и нужно было прийти пораньше, чтобы занять очередь и купить. Было мне тогда 17 лет.
Во время первого моего посещения старец Симеон подвел меня к столу в своей келье, на котором лежало много маленьких иконок, и сказал:
– Выбирай любую.
Кажется, я выбрала Одигитрию, а потом в иконной лавке купила икону Казанской Божией Матери.
Помнится, Мария Ивановна мешками возила в монастырь крупу для братии. Мария Ивановна получала письма от старца, но все они приходили вскрытыми.

***

Какими мы были тогда? Ветер гулял в голове. Главные заботы – насчет женихов и т. п. Матушка более всего заботилась о нашем воцерковлении. К церковной жизни привыкала тяжело,– ведь я недавно вышла из детского дома, и всё это было для меня непривычно. Мне было трудно стоять в церкви. Особенно раздражало то, что женщины постоянно разговаривают во время службы. Я пожаловалась матушке, на что она ответила:
– Галя, ходить в храм всё равно надо!
Матушка говорила:
– Литургия – превыше всего! Божественную литургию не только в храме, хоть в сарае или подвале служи,– это превыше всего!
Призывала чаще каяться, причащаться. Когда появлялись проблемы, советовала отслужить молебен святителю Николаю, а иногда посылала заказать молебны в трех храмах.
Слова матушки были твердыми и с властью – она как будто ими гвозди забивала. Бывало, скажет:
– Пойди в храм, закажи молебен или подай записку,– и ты идешь без малейшего сомнения, что именно это надо сделать.
В монастырь идти своих духовных чад матушка не благословляла, считая, что обстановка в монастырях не способствовала духовному росту.

Молилась она днем и ночью. Часто пели мы духовные песни и молитвы, но правило вместе с ней не читали. Когда оставались у матушки ночевать, сами читали вечерние и утренние молитвы. Однажды мы сидели и пели молитвы вместе с матушкой. Голоса у меня нет, но петь очень хотелось, и матушка сказала: «Ты поешь как регент»,– это видно моя душа так пела. После того, как мы помолились, она сказала, отвечая на мой невысказанный вопрос о том, как нужно будет молиться во времена гонений:
– Молиться можно и на небо.
Благословляла матушка, складывая пальцы именословно, как священники и игумении. После благословения возлагала руку на голову.

Матушка читала наизусть выдержки из Священного Писания. Помню, цитировала главу 54-ю из Книги пророка Исайи.

Никакого помянника у матушки не было, она помнила всех, кто когда-либо приходил к ней, и молилась о них. Она провидела, кто и зачем придет к ней. Даже собаки знали, кто направляется в дом хозяйки, а что говорить о самой матушке! Она молилась за всех – знаемых и незнаемых, за Россию, за весь мир.

Когда я сказала матушке, что люблю полевые васильки, она ответила:
– А Господь любит белые лилии.

Она могла предсказывать события, которые произойдут через много лет. У нее были какие-то особые манеры, благородство. Она видела внутреннее состояние человека, уровень его развития и могла говорить с каждым на понятном ему языке.
К примеру, предсказывала новые порядки в торговле:
– Цены будут такими: кто сколько скажет в каждом магазине, столько и платить придется.
А вот еще пророчество:
– Границы страны откроют, людей будут убивать, и войны не надо. Колодцы будут отравлены, нужно хранить ключи от колодцев. Кинут (ракету) на Москву, а попадет на Петербург…

К матушке я относилась с великим уважением, приходила к ней с трепетом, жалела ее, прислушивалась к наставлениям и постепенно научилась кое-что понимать.

Спрашивала я у матушки:
– Скоро ли конец света? Наверное, лет 30-40 осталось?
– Ты неправильно говоришь. Для верующих будет одно, для неверующих – другое.
И у старца Симеона Печерского я спрашивала, зачем мне учиться, если скоро конец света? Но он снова и снова убеждал меня получать образование.

В молодости я была болтушкой. Так матушка меня наставляла:
– На работе говори только «здравствуйте» и «до свидания»!

Добавьте комментарий

Нажмите, чтобы оставить комментарий

К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ. ЦИТАТЫ ИЗ ДНЕВНИКОВ

«Нельзя себе потакать. Если что-то не любишь или чего-то боишься, нужно непременно делать это, преодолевая себя, заставляя идти навстречу тому, что вызывает страх и неприятие. Я всю жизнь любила стирать, гладить белье, хотя с возрастом делать это становилось все труднее. Но почему-то я не любила мыть грязную посуду. Если есть горячая проточная вода, это легко. Но при отсутствии ее нужно греть воду, потом выносить ее во двор. Особенно трудно делать это вечером, когда уже устанешь за день. Приходится буквально заставлять себя. И каждый раз появляется лукавая мысль: залей посуду водой и оставь до завтра. Я гнала эту мысль и говорила себе: ничего подобного, давай, Мария, мой посуду – и как бы ни устала, не ложилась в постель, пока не вымою посуду. Много лет ушло на это, казалось бы, простое дело. Но я заметила, что с каждым годом преодолевать себя становилось все легче, и, наконец, нежелание делать и раздражение от этой работы просто исчезли».
Мария Сергеевна говорила, что эта борьба с собой, со своими грехами никогда не должна останавливаться, никакого отдыха от нее быть не может, так как враг не оставит никого, кто желает спасти свою душу; поэтому противостояние греху и брань эта должна идти до смерти.

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

8 ДЕКАБРЯ — СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА КЛИМЕНТА, ПАПЫ РИМСКОГО

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК КЛИМЕНТ I, ПАПА РИМСКИЙ († 101 г.). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

6 ДЕКАБРЯ — СВЯТОГО БЛАГОВЕРНОГО КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО
ИКОНА СВ. АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО С ЧАСТИЦЕЙ ЕГО МОЩЕЙ - КЕЛЕЙНАЯ ИКОНА СВМЧ. СЕРАФИМА (ЧИЧАГОВА)
СВЯТОЙ БЛАГОВЕРНЫЙ КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

5 ДЕКАБРЯ — ДЕНЬ КОНЧИНЫ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА МОСКОВСКОГО И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЯ II
patralex40
РУСЬ ОТЧАЛИВШАЯ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

4 ДЕКАБРЯ — ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ
ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ. XV в. СЕРГИЕВО-ПОСАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИКО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК
ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

3 ДЕКАБРЯ — СОБОР НОВОМУЧЕНИКОВ ТИХВИНСКИХ

СОБОР НОВОМУЧЕНИКОВ ТИХВИНСКИХ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПРОТОИЕРЕЙ ИОАНН САРВ, ПРЕСВИТЕР ТИХВИНСКИЙ (1867–1937)
ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИК АРСЕНИЙ (ДМИТРИЕВ), ИГУМЕН ТИХВИНСКИЙ (1872–1937)
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ЕМИЛИАН (ЕМИЛИАН ИВАНОВИЧ ПАНАСЕВИЧ), ПРЕСВИТЕР ТИХВИНСКИЙ (1875–1937)
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ВАСИЛИЙ КАНДЕЛЯБРОВ, ПРЕСВИТЕР СЕННОВСКИЙ (1889–1937)
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК НИКОЛАЙ ПОКРОВСКИЙ, ПРЕСВИТЕР НИКОЛЬСКИЙ (1895–1937)
СВЯТАЯ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИЦА ИГУМЕНИЯ ИОАННИКИЯ (АЛЕКСАНДРА ЯКОВЛЕВНА КОЖЕВНИКОВА; 1859–1937)

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

1 ДЕКАБРЯ — ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ГЕОРГИЯ КОНСТАНТИНОВИЧА ЖУКОВА
МАРШАЛ Г. К. ЖУКОВ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

3 ДЕКАБРЯ — ДЕНЬ АНГЕЛА МИТРОПОЛИТА СИМБИРСКОГО И НОВОСПАССКОГО ПРОКЛА
prokl86
БОГОМУДРЫЙ АРХИПАСТЫРЬ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

29 НОЯБРЯ — ДЕНЬ КОНЧИНЫ МИТРОПОЛИТА ТРИФОНА (ТУРКЕСТАНОВА)
mitrifon7
ПАМЯТИ МИТРОПОЛИТА ТРИФОНА (1861–1934). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

25 НОЯБРЯ – ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ НИКОЛАЯ ИВАНОВИЧА ВАВИЛОВА

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ВАВИЛОВ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

Помощь в издании книг

Благодарю за любую Вашу помощь! Присылайте Ваши имена для молитвенного поминовения на электронную почту atrofimovmail@yandex.ru

ДЕНЬ АНГЕЛА МАРИИ СЕРГЕЕВНЫЙ ТРОФИМОВОЙ

ВЕЧЕР ПАМЯТИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

13 ИЮНЯ — ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

13 ИЮНЯ - ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

23 ФЕВРАЛЯ – ПАМЯТЬ ПОЭТА ДАВИДА САМОЙЛОВА

«БЫЛА ТУМАННАЯ ВЕСНА…» СТИХИ ДАВИДА САМОЙЛОВА, МУЗЫКА НЕИЗВЕСТНОГО АВТОРА, ИСПОЛНЯЕТ ЛЕОНИД ЭРДМАН

Наша страничка в facebook

Video

3 ноября – ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИКА НЕОФИТА (ОСИПОВА) – ЛИЧНОГО СЕКРЕТАРЯ ПАТРИАРХА ТИХОНА

АКАФИСТ СВЯТЕЙ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИЦЕ ВЕЛИЦЕЙ КНЯГИНЕ ЕЛИСАВЕТЕ

Грек Зорба

Грек Зорба

НАША СТРАНИЧКА ВКОНТАКТЕ

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

25 ЯНВАРЯ - ДЕНЬ АНГЕЛА ТАТИАНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ (1886–1934), МАТЕРИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

АКАФИСТЫ, СОСТАВЛЕННЫЕ АЛЕКСАНДРОМ ТРОФИМОВЫМ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ИЕРУСАЛИМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ВАЛААМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ «ПРИБАВЛЕНИЕ УМА»

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОРСУНСКИЯ (ЕФЕССКИЯ)

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОЛОЧСКИЯ

АКАФИСТ СВ. АП. И ЕВ. ИОАННУ БОГОСЛОВУ

АКАФИСТ СВ. МЧЧ. ФЛОРУ И ЛАВРУ

АКАФИСТ СВТТ. АФАНАСИЮ И КИРИЛЛУ, АРХИЕП. АЛЕКСАНДРИЙСКИМ

АКАФИСТ СВТ. ТИХОНУ, ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РОССИИ

АКАФИСТ СВВ. ЦАРСТВЕННЫМ СТРАСТОТЕРПЦЕМ

АКАФИСТ ПРП. ИЛИИ МУРОМЦУ

АКАФИСТ ПРП. АНТОНИЮ ДЫМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРЛААМУ СЕРПУХОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ОТРОКУ БОГОЛЕПУ ЧЕРНОЯРСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИОАННУ РУССКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ПАИСИЮ ВЕЛИЧКОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРНАВЕ ГЕФСИМАНСКОМУ

АКАФИСТ СВМЧ. СЕРАФИМУ (ЗВЕЗДИНСКОМУ), ЕП. ДМИТРОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРПМЧЧ. СЕРАФИМУ И ФЕОГНОСТУ АЛМА-АТИНСКИМ

АКАФИСТ ПРП. СЕРАФИМУ ВЫРИЦКОМУ

АКАФИСТ СЩМЧ. ЯРОСЛАВУ ЯМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. СИЛУАНУ АФОНСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ВМЧЦ. МАРИНЕ

АКАФИСТ СВ. РАВНОАП. ВЕЛ. КН. ОЛЬГЕ

АКАФИСТ ПРП. БЛГВ. КН. ЕВФРОСИНИИ МОСКОВСТЕЙ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИУЛИАНИИ МИЛОСТИВЕЙ, ЯЖЕ В СЕЛЕ ЛАЗАРЕВЕ

АКАФИСТ БЛЖ. КСЕНИИ ПЕТЕРБУРЖСТЕЙ

АКАФИСТ ПРПМЦ. ВЕЛ. КН. ЕЛИСАВЕТЕ

АКАФИСТ ВСЕМ СВ. ЖЕНАМ, В ЗЕМЛИ РОССИЙСТЕЙ ПРОСИЯВШИМ

АКАФИСТ СОБОРУ СВ. ВРАЧЕЙ-БЕЗСРЕБРЕНИКОВ-ЦЕЛИТЕЛЕЙ И ЧУДОТВОРЦЕВ

СПИСОК ВСЕХ СТАТЕЙ

Рубрики

ИКОНА ДНЯ

КАЛЕНДАРЬ

ПОИСК В ПРАВОСЛАВНОМ ИНТЕРНЕТЕ

Поиск в православном интернете: 

СЧЕТЧИК