Главная

ИСТОРИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ. ФЕВРАЛЬ 2023 г. ДЕНЬ ЗА ДНЁМ. 5 ФЕВРАЛЯ

5 февраля / 23 января 2023 г. – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской.
Поминовение всех усопших, пострадавших в годину гонений за веруХристову.
***
5 февраля / 23 января 1494 г. – Заключен «вечный мир» между Великим князем литовским Александром и Великим князем московским Иваном III, завершивший Пограничную войну 1487-1494 гг.
5-7 февраля 1494 г. был заключен «вечный мир» между Великим князем литовским Александром и Великим князем московским Иваном III, завершивший Пограничную войну 1487-1494 гг. Русско-литовскую войну 1487-1494 называют «странной». Странной – поскольку война не была объявлена, официально оба государства находились в мире на протяжении всего конфликта.
Пограничный конфликт между Московским и Литовским княжествами вызревал с начала XV века и был связан с тем, что Москва претендовала на статус центра объединения русских земель. Литве это не нравилось потому, что на определенном этапе она сама стремилась стать таким центром, да и в целом отрицательно относилась к попыткам Москвы, ведь часть земель, на которые претендовала последняя, были под властью Великого княжества Литовского. Великий князь Иван III (дед Ивана Грозного) поначалу проводил осторожную политику в отношении Литвы. Но давление Москвы на Литву постоянно усиливалось и было связано с переходом на службу к Московскому великому князю князей из приграничных районов, высвобождением дополнительных сил после решения вопроса с Большой Ордой в 1480 г., заключения союзного договора с Крымским ханством в том же году. Всё это сопровождалось постоянными стычками в приграничных с Литвой районах и сражениями за отдельные города без объявления войны. успехи Москвы и провал попыток литовского князя заручиться поддержкой Польши, Тевтонского ордена и Большой Орды заставили Литву пойти на мирные переговоры.
17 января 1494 г. в Москву прибыло для заключения нового договора «великое посольство»: воевода троцкий и маршалок земский Петр Янович, староста жмудский Станислав Янович Кезгайло, Войтко Янович Клочко и писарь Федько Григорьевич. Переговоры начались 23 января и проходили по 1 февраля. С русской стороны переговорщиков возглавлял сначала князь Василий Иванович Косой Патрикеев, затем князь Иван Юрьевич Патрикеев.
В ходе переговоров Литва потребовала вернуться к границам 1449 г., а взамен была готова отказаться от Новгорода, Пскова, Твери и так называемой «Ржевской дани» – податных пограничных волостей. Москва, в свою очередь, потребовала вернуться к еще более ранним границам, по которым Смоленск и Брянск были в ее руках. В сложившейся обстановке был найден определенный компромисс. Часть захваченных земель была возвращена Литве, часть осталась за Москвой, граница между Литвой и Новгородом прошла по старому рубежу, и в целом русско-литовская граница была отодвинута на запад.
5 февраля 1494 г. был составлен, а 7 февраля заключен договор («докончание») между двумя великими княжествами. Иван III в договоре указал свой новый статус – «Государь всея Руси». Дочь Ивана III была отдана замуж за Великого князя Литовского Александра. Впрочем, «Вечный мир» оказался совсем не вечным. Москва продолжала организовывать пограничные столкновения, постепенно захватывать новые земли, а общая неудовлетворенность обеих сторон договором 1494 г. лишь подливала масла в огонь. Новая война началась в 1500 г.
***
5 февраля / 23 января 1589 г. – В России было учреждено патриаршество.
О ПАТРИАРШЕСТВЕ НА РУСИ
Патриаршество было учреждено при Царе Феодоре Иоанновиче 23 января 1589 г. Это был закономерный и глубоко символичный акт наследия Русской землей церковного значения и славы древней Византии, подпавшей под османское владычество. На смену «Второму Риму» (Константинополю) пришел «Третий Рим» во всем могуществе православного Московского государства.
Уже после Флорентийской унии (1439) на Руси начали сомневаться в правоверии греческого духовенства. «Одержимый прежде благочестием святой град Константинополь ради латинские прелести погибе» – таково было общее мнение того времени. Зависимость Русской Церкви от Константинопольского Патриарха с XV в. стала номинальной, а покорение Константинополя турками (1453) совсем уменьшило ее.
В «Уложенной грамоте об учреждении Московского Патриархата» Царь Феодор Иоаннович пишет: «И мы, помыслив о сем превеликом деле, чтоб с Божией помощью в царствующем граде Москве устроить превеликий престол Патриарший, объявили царскую мысль свою архиепископу Константинополя, Нового Рима, и Вселенскому Патриарху. И слышав таковая, пресвятейший Иеремей, Вселенский Патриарх, сказал так: «Воистину от Бога таковая благочестивый царь, великое Российское царство, Третий Рим, благочестием всех превзыде»». И 26 января в Успенском соборе Кремля при огромном стечении народа во главе с Царем Феодором Иоанновичем Константинопольский Патриарх Иеремия совершил поставление первого русского Патриарха – Иова.
А как происходило избрание следующих Патриархов? После смерти Патриарха блюститель патриаршего престола, обыкновенно митр. Крутицкий, от имени Царя рассылал грамоты ко всему духовенству с приглашением в Москву для избрания Патриарха. В случае невозможности явиться всякий епископ должен был прислать грамоту, что он наперед согласен со всеми постановлениями Собора. Форма избрания Патриарха была открытая или посредством жребия, установившаяся после смерти Филарета. Имена шести кандидатов из старших иерархов писались на шести бумажках равной величины, бумажки обливались со всех сторон воском, припечатывались царской печатью и посылались Собору, заседавшему в московском Успенском соборе. Три жребия клались на панагию умершего Патриарха; затем все члены собора облачались и служили акафист Богородице, после чего из трех жребиев вынимались два и откладывались в сторону. Также поступали и с другими тремя. Из оставшихся двух жребиев вынимали один, который и содержал имя избранного Патриарха. Нераспечатанный жребий отдавался боярину, который относил его Царю; Царь распечатывал и объявлял опять через боярина собору имя избранного.
Патриархи сыграли огромную роль в трудные времена для российской государственности. Особенно велика заслуга св. Патриарха Гермогена, призыв которого стал решающим для спасения Руси во время польской оккупации.
«Провиденциально русское патриаршество было устроено как средство сохранения духовной цельности России в обстановке начинающейся секуляризации жизни значительной части народа, – отметил протоиерей Лев Лебедев в книге «Москва патриаршая»– Теперь вполне понятно, что и в силу идей, заложенных в русском патриаршестве, и по особому Божию промыслу на патриаршество поставлялись люди, способные обеспечивать эту цельность, почему и сами они оказались духовно едиными в образе правления Церковью. И пока патриаршество сохранялось, сохранялась несмотря на все трещины, и цельность православной России. Полностью расколоть эту цельность оказалось возможным только упразднив патриаршество как институт, причем упразднив волей законного Царя».
***
5 февраля 1721 г. – Указом Петра I для управления Русской Церковью вместо упраздненного им патриаршества, первоначально как Духовная Коллегия, учреждается Святейший Синод. Слово «синод» происходит от греческого слова synodos, означающее собрание.
Петр I стремился подчинить церковь государству, встроить ее в аппарат управления страной. В период 1717-1722 гг. происходила реформа центральных исполнительных органов, приказы заменялись коллегиями, согласно новым принципам была сформирована и Духовная коллегия. Все члены Синода назначались императором и присягали ему на верность. Для дополнительного надзора за деятельностью Синода учреждена должность обер-прокурора.
По упразднении Петром I (1701) патриаршего управления церковью, с 1721 г. вплоть до августа 1917 г. (номинально существовал до 1/14 февраля 1918 г.) учрежденный им Святейший правительствующий синод был высшим государственным органом церковно-административной власти в Российской империи, заменявшим собой патриарха в части общецерковных функций и внешних сношений, а также соборы всех епископов поместной церкви, то есть Поместный Собор. Правительствующий синод действовал от имени императора, распоряжения которого по церковным делам были окончательны и обязательны для Синода.
ПОДРОБНОСТИ СОБЫТИЯ
16/27 октября 1700 г. скончался патриарх Адриан. Царь Петр I назначил малороссийского митрополита Рязанского Стефана Яворского экзархом, то есть блюстителем патриаршего престола. Из его компетенции Пётр изъял кадровые и административные вопросы. 24 января / 4 февраля 1701 г. был восстановлен упраздненный 19/29 декабря 1677 г. Монастырский приказ, в ведение которого перешло управление всеми церковными вотчинами.
В 1718 г. Петр I высказал мнение, что «для лучшего впредь управления мнится быть удобно духовной коллегии»; Петр поручил псковскому епископу Феофану Прокоповичу составить для будущей коллегии устав, получивший название Духовный Регламент.
В течение 1720 г. проходило подписание Регламента архиереями и архимандритами степенных монастырей; последним, нехотя, поставил подпись экзарх митрополит Стефан (Яворский). 25 января / 5 февраля 1721 г. документ был утвержден.
25 января / 5 февраля 1721 г. «Регламент, или устав Духовной коллегии» был подписан в форме Манифеста; документ предусматривал учреждение Духовной коллегии, которая была торжественно открыта 14 февраля. Президентом Духовной коллегии, сразу же переименованной в Святейший синод, стал митрополит Стефан Яворский. В том же году Петр I обратился к Вселенскому патриарху Иеремии III с ходатайством о признании восточными патриархами Святейшего Синода. В сентябре 1723 г. Константинопольский и Антиохийский патриархи особой грамотой признали Святейший Синод своим «во Христе братом», обладающим равнопатриаршим достоинством.
14/25 февраля 1721 г. Духовная коллегия, получившая название Святейшего Правительствующего Синода, была официально открыта.
***
5/16 февраля 1722 г. – Указ Петра I о престолонаследии, дающий монарху право самому избирать себе наследника.
«Устав О наследии престола» отменял древний обычай передавать престол монарха прямым потомкам по мужской линии и предусматривал назначение престолонаследника по воле монарха. Указ явился следствием борьбы Петра I с сыном царевичем Алексеем (вокруг которого группировалась оппозиция). После гибели Алексея в 1718 г. Петр не собирался передавать власть внуку Петру Алексеевичу, опасаясь прихода к власти партии противников реформ, а собрался решать этот вопрос по своей воле.
С указом Петра связана атмосфера борьбы за престол и дворцовых переворотов, характеризующая русский XVIII век. При этом после смерти Петра его авторитет долгое время был необычайно велик, да и сами претенденты не спешили отменять указ, с помощью которого они сами пришли к власти и на который рассчитывали в дальнейшем. Стабильным российское престолонаследие стало только после кризиса 1825 г. и вступления на престол Николая I.
***
5 февраля 1803 г. – Во время правления Александра I проводится реорганизация народного просвещения: Россия разделяется на пять учебных округов во главе с попечителями; устанавливается 4 вида учебных заведений: приходская школа, гимназия, лицей, университет.
***
5 февраля / 24 января 1836 г. – Родился Николай Александрович Добролюбов (1836-1861), русский литературный критик рубежа 1850-х и 1860-х гг., поэт, публицист. Представитель «революционной демократии». Самые известные псевдонимы -бов и Н. Лайбов, полным настоящим именем не подписывался.
Родился в семье священника Нижегородской Никольской Верхнепосадской церкви Александра Ивановича Добролюбова (1812-6.08.1854), известного тем, что тайно обвенчал П. И. Мельникова-Печерского. Мать – Зинаида Васильевна, урожденная Покровская (1816-8.03.1854). С восьмилетнего возраста с ним занимался семинарист философского класса М. А. Костров, который впоследствии женился на сестре своего ученика. С детства много читал и писал стихи, так что в тринадцатилетнем возрасте переводил Горация.
Получив хорошую домашнюю подготовку, в 1847 г. был принят сразу на последний курс четвёртого класса духовного училища. Затем учился в Нижегородской духовной семинарии (1848-1853). Среди характеристик, даваемых ему тогдашними наставниками: «Отличается тихостью, скромностью и послушанием», «усерден к богослужению и вёл себя примерно хорошо», «отличается неутомимостью в занятиях».
Н. А. стремился собственно в университет, но этого не желал его отец, а потому он избрал СПб. академию. Приехав в С.-Петербург, узнал, что одновременно (с 17 августа) производятся приемные экзамены в Педагогический институт, что институт есть высшее учебное заведение, не хуже университета, с полным казённым содержанием. Он и решился попробовать держать там экзамены. К ним он допущен был без документов. Выдержав экзаменов в институт, начал он хлопотать о получении документов из академии.
В марте 1854 г. умерла мать, в августе – отец. У Добролюбова произошел духовный перелом, который он назвал «подвигом переделыванья» себя. В декабре 1854 г. было написано его первое политическое стихотворение – «На 50-летний юбилей Н. И. Греча»; начались первые столкновения с администрацией института в лице директора И. И. Давыдова. С этого времени Добролюбов начал разделять радикальные антимонархические, антирелигиозные и антикрепостнические воззрения, что нашло отражение в его многочисленных «крамольных» сочинениях того времени – в стихах и прозе, в том числе в рукописных студенческих журналах: в 1855 г. он начал выпускать нелегальную газету «Слухи», в которой помещал свои стихи и заметки революционного содержания.
В начале лета 1856 г. произошло знакомство Добролюбова с Н. Г. Чернышевским; 24 июля 1856 г. была напечатана его первая статья в «Санкт-Петербургских ведомостях» за подписью Николай Александрович; затем в «Современнике» появилась его статья «Собеседник любителей российского слова». С 1857 г. руководил критико-библиографическим отделом «Современника», с 1859 г. вёл сатирический отдел «Свисток».
В 1857 г. Н. А. Добролюбов блестяще окончил институт, но за вольнодумство его лишили золотой медали. Некоторое время он был домашним наставником у князя Куракина; в 1858 г. стал репетитором по русской словесности во 2-м кадетском корпусе.
В мае 1860 г. он выехал за границу для лечения обострившегося туберкулеза; жил в Швейцарии, Германии, Франции, Италии. В июле 1861 г. вернулся на родину безнадежно больным.
Умер от туберкулеза в 25 лет. До самой последней минуты был в сознании. В соседней комнате безвыходно сидел Н. Г. Чернышевский.
По воспоминаниям А. Я. Панаевой, за несколько дней до смерти Н. А. Добролюбов произнёс: «Умирать с сознанием, что не успел ничего сделать… ничего! Как зло насмеялась надо мной судьба! Пусть бы раньше послала мне смерть!.. Хоть бы ещё года два продлилась моя жизнь, я успел бы сделать хоть что-нибудь полезное… теперь ничего, ничего!»

Н. А. Добролюбов похоронен на Волковском кладбище рядом с могилой Виссариона Белинского. Позднее часть кладбища вокруг их захоронений стала популярным местом упокоения других русских писателей и литературных критиков, получив название «Литераторские мостки» и в настоящее время став одним из самых престижных в Санкт-Петербурге мест захоронения выдающихся деятелей науки и культуры.
Он оставил как завещание такие горькие стихи:

Пускай умру – печали мало,
Одно страшит мой ум больной:
Чтобы и смерть не разыграла
Обидной шутки надо мной.
Чтоб всё, чего желал так жадно
И так напрасно я живой,
Не улыбнулось мне отрадно
Над гробовой моей доской.

Короткая жизнь Добролюбова сопровождалась большой литературной активностью. Он много и легко писал. Печатался в журнале Н. А. Некрасова «Современник» с рядом исторических и особенно литературно-критических работ; ближайшим его сотрудником и единомышленником был Н. Г. Чернышевский. За один 1858 г. он напечатал 75 статей и рецензий. Сочинения Добролюбова, как правило, содержали в себе острые общественно-политические высказывания. Добролюбов вместе с Чернышевским разработали учение о содержании и методике учебной и воспитательной работы, о сущности педагогической сознательной дисциплины, воспитании самостоятельной мысли учащихся. Добролюбов сформулировал основные направления нового типа воспитания, которое было призвано противостоять официальной педагогике, нивелирующей своеобразие личности.
Добролюбов был также поэтом-сатириком, остроумным пародистом, душой выходившего при «Современнике» литературного приложения «Свисток».
Ф. М. Достоевский обвинял Добролюбова в пренебрежении общечеловеческим значением искусства в пользу социального. Личность Добролюбова стала знаменем революционного движения 1860-х и последующих годов, а позже была окружена официальным почитанием в СССР.
***
5 февраля / 24 января 1851 г. – В селе Гнездниково, Солигаличский уезд, Костромская губерния, Российская империя родился Иван Дмитриевич Сытин (1851-1934), русский издатель-просветитель. предприниматель, книгоиздатель и, основатель первого издательства литературы массовыми тиражами «Посредник».
Инициатор нескольких десятков получивших широкую известность издательских проектов. В сферу его издательских интересов входили все сегменты книжного рынка – от учебников и книг для детей до энциклопедий и собраний сочинений классиков художественной литературы. Выпускал как популярные периодические издания – «Вокруг света», «Искры», так и малоизвестные – «Хирургия», «Правда Божия»; был владельцем общероссийской газеты «Русское слово».
Значительная часть его печатной продукции предназначалась для сельских жителей, у них большим успехом пользовались лубочные календари, гадательные таблицы, листки и книжки. В 1880-х и 1890-х Сытин стал монополистом в этой сфере, а странствующие торговцы поголовно назывались «сытинские офени». Когда для ведения торговой деятельности офеней обязали получать разрешение местных губернаторов и перечислять весь товар, Сытин стал открывать лавки и составлять каталоги своих изданий для удобства оптовых покупателей. Это стало основой его будущей торговой сети, которая к началу 1900-х гг. насчитывала по России 19 магазинов и 600 киоско. Издатель понял, что для массовости изданий нужно делать книги очень интересными и очень доступными одновременно.
В 1884 г. с подачи Льва Толстого (который хотел дешевых изданий известных авторов для продажи в первую очередь крестьянам) было создано издательство «Посредник», начавшее совместно с Сытиным выпуск по очень доступным ценам произведений Л. Н. Толстого, Н. С. Лескова, В. М. Гаршина и В. Г. Короленко, благодаря их активному участию в проекте. Цены доходили до 1,5 копейки для продажи книги в розницу и 90 копеек за 100 штук для продажи оптом. «Посредник» также издавал переводную художественную, духовно-нравственную литературу, популярную, справочную, альбомы по искусству, в том числе для школ. В первые четыре года существования издательство «Посредник» выпустило около 12 миллионов экземпляров книжек с произведениями самых известных русских писателей, рисунки на обложках которых выполняли известные художники (Репин, Кившенко, Савицкий и другие).
Сытин выпускал около двух десятков различных календарей, – их тираж к 1916 г. превысил 21 миллион экземпляров. Когда в 1887 г. истек срок действия авторских прав на все произведения А. С. Пушкина, Сытин выпустил массовым недорогим тиражом полное собрание сочинений поэта в 10 томах. Позже он таким же образом издал сочинения Н. В. Гоголя. Для детей была выпущена «Детская энциклопедия» в 10 томах – для России первое издание такого рода.
В 1891 г. приобрел и продолжил издание журнала «Вокруг света», а в 1897 г. приобрел и преобразовал газету «Русское слово», с которой впоследствии сотрудничали В. А. Гиляровский и В. И. Немирович-Данченко. Ее тираж к 1917 г. достиг рекордного для России показателя – 1,2 млн. В 1903 г. Сытиным на Пятницкой улице было построено здание и в нём запущена новая типография, оснащенная самым современным оборудованием. В период с 1904 по 1917 гг. Сытин издавал восемь газет и четырнадцать журналов. К 1914 г. продукция Сытина составляла четверть книжных изданий России. Одним из крупнейших издательских проектов Сытина явилась «Военная энциклопедия», выходившая в 1911-1915 гг. По причине начала Первой мировой войны и последующей Октябрьской революции издание осталось незавершенным, всего было выпущено 18 томов.
19 февраля 1917 г. российская общественность широко отметила 50-летие книгоиздательской деятельности И. Д. Сытина выпуском литературно-художественного издания «Полвека для книги», в подготовке к изданию которого приняли участие М. Горький, А. И. Куприн, Н. А. Рубакин, Н. К. Рерих, П. И. Бирюков – всего около 200 авторов. В Большой аудитории Политехнического музея прошло торжественное заседание во главе с юбиляром и его женой, собралось около 1000 человек, в том числе были все сотрудники юбиляра и его дети.
После установления в стране советской власти все предприятия И. Д. Сытина были национализированы, а он сам работал в качестве технического управляющего типографией на Тверской улице и руководил типографией на Пятницкой улице, участвовал в деятельности литературного отдела Наркомпроса.
Дважды Сытин ненадолго был арестован (в конце апреля – начале мая 1918 гг. и в конце 1924 – начале 1925 гг., причем во время второго ареста руководил двумя тюремными типографиями). В 1928 г. ему была назначена персональная пенсия в 250 рублей, а за его семьей была закреплена квартира на Тверской улице, д. 38, кв. 274.
Умер И. Д. Сытин 23 ноября 1934 г. в Москве. Похоронен на Введенском кладбище.
***
5 февраля / 24 января 1862 г. – В Риме умерла княгиня Зинаида Александровна Волконская (1789-1862), русская писательница, поэтесса, хозяйка литературного салона певица, композитор, видная фигура русской культурной жизни первой половины XIX в.
Родилась в семье князя Александра Михайловича Белосельского-Белозерского и Варвары Яковлевны Татищевой в Дрездене, где её отец был посланником при Саксонском дворе. Матери своей Зинаида лишилась рано и была воспитана со своими сестрами Натальей (остававшейся в Москве в семействе Татищевых) и Марией отцом, человеком образованным, известным меценатом, от которого она унаследовала любовь к науке и искусствам. получив отставку, А. М. Белосельский вернулся в Россию. Зинаида воспитывалась сначала в Москве, а затем в Санкт-Петербурге.
Выйдя 3 февраля 1811 г. замуж за егермейстера князя Никиту Григорьевича Волконского, она вместе с мужем и родившимся в 1811 г. сыном Александром сопровождала императора Александра I во время его заграничных походов, побывала в Лондоне и Париже, где стала известна своим сценическим и музыкальным дарованием, исполняя на сцене частных театров оперы Россини, блистала на Венском конгрессе, позднее – на Веронском. этого времени установились между нею и Александром I дружеские отношения, и началась переписка, продолжавшаяся до его смерти. Вернувшись в 1817 г. в Петербург, княгиня Волконская провела три года в России, пользуясь шумным светским успехом.
Пресытившись светской жизнью, княгиня Волконская, удалившись от света и двора, после короткой поездки в 1822 г. в Италию занялась воспитанием сына и изучением русского языка, истории, этнографии и археологии России.
В конце 1824 г. княгиня переехала в Москву, в дом своей мачехи княгини А. Г. Белосельской, урожд. Козицкой на Тверской, и дом этот скоро стал центром умственной и артистической жизни «грибоедовской Москвы». Московский дом З. А. Волконской на Тверской улице, хотя и перестроенный, существует и известен под старым названием «Елисеевский магазин». Красота, ум и образование княгини, ее чудный контральтовый голос и особый, присущий ей дар привлекать к себе сердца собирал на ее музыкально-литературные вечера и театральные представления не только московскую знать, но и профессоров, художников и музыкантов. В 1825 г. Волконская стала членом московского Общества истории и древностей российских, пожертвовала свою библиотеку Московскому обществу испытателей природы.
В ее салоне собирались многие известные писатели: Пушкин, Баратынский, Мицкевич, Веневитинов, Девитте. Самой известной характеристикой Волконской и ее салона стала фраза П. А. Вяземского из письма А. И. Тургеневу, о «волшебном замке музыкальной феи», где «мысли, чувства, разговор, движения – всё было пение. Лучшие поэты посвящали ей свои творения. Она и сама писала на русском, французском и итальянском языках, Пушкин именовал ее «царицей муз и красоты», в известном своем стихотворении:

Царица муз и красоты,
Рукою нежной держишь ты
Волшебный скипетр вдохновений,
И над задумчивым челом,
Двойным увенчанным венком,
И вьется и пылает гений.
Певца, плененного тобой,

(1827 г.)

«Эта замечательная женщина, — пишет современник, – с остатками красоты и на склоне лет, писала и прозою, и стихами. Все дышало грацией и поэзией в необыкновенной женщине, которая вполне посвятила себя искусству. По ее аристократическим связям собиралось в её доме самое блестящее общество первопрестольной столицы; литераторы и художники обращались к ней, как бы к некоторому меценату. Страстная любительница музыки, она устроила у себя не только концерты, но и итальянскую оперу, и являлась сама на сцене в роли Танкреда, поражая всех ловкою игрою и чудным голосом: трудно было найти равный ей контральто. В великолепных залах Белосельского дома оперы, живые картины и маскарады часто повторялись во всю эту зиму, и каждое представление обставлено было с особенным вкусом, ибо княгиню постоянно окружали итальянцы. Тут же, в этих салонах, можно было встретить и все, что только было именитого на русском Парнасе»
После восстания декабристов положение Волконской осложнилось. В 1826 г. Зинаида Волконская устроила проводы в Сибирь жён декабристов – Е. И. Трубецкой и М. Н. Волконской (жены брата Никиты Волконского, ее мужа), чем вызвала неудовольствие властей. Над Волконской был установлен тайный надзор полиции. В то же время под влиянием иезуитов усилился ее интерес к католицизму (в дальнейшем была прихожанкой храма св. Екатерины в Петербурге). В 1828 г. Волконская получила от императора Николая I разрешение отправиться за границу; имение ее было переведено на имя сына. Ее переход в католическую веру совершился 2 марта 1833 г. в Риме. С этой поры она трижды побывала в России (в 1836, 1838 и 1840 гг.)
Римская вилла княгини Волконской привлекала художников и писателей, как русских, так и иностранных; наиболее частыми ее посетителями были Камуччини, О. Верне, Торвальдсен; из русских: Бруни, Брюлловы, Гоголь, Погодин, Иванов.
Скончалась она 24 января 1862 г. и была похоронена в Риме, в церкви Санти-Винченцо-э-Анастасио-а-Треви, на площади Треви, вместе с мужем и сестрой Марией Александровной Власовой (1787-1857) в боковой капелле направо от входа, где и покоилась до середины ХХ века, затем «из санитарных соображений» останки были перенесены на кладбище Кампо Верано и захоронены в одной из общих могил.
По воспоминаниям современников, причиной смерти стала простуда, полученная княгиней после того, как она отдала на улице свое пальто замерзающей нищей женщине. Она всегда отличалась состраданием и благотворительностью, а в конце жизни помощь страждущим стала для нее едва ли не главным делом жизни. В Италии помнят русскую княгиню, которую римская беднота называла Благочестивой, и даже сохранили имя Зинаиды Волконской в названии одной из улиц Вечного города.
После смерти княгини ее сын Александр Никитич собрал все произведения матери и издал их на французском и русском языках. К сожалению, богатейший архив Волконской, в котором находились автографы многих выдающихся деятелей русской культуры, был распродан. Небольшая сохранившаяся его часть находится сейчас в РГАЛИ.
***
5 февраля 1880 г. – 23-летний слесарь Степан Халтурин совершил в Санкт-Петербурге теракт – взорвал столовую Зимнего дворца.
Взрыв в Зимнем дворце – был направлен против российского императора Александра II, и организован членами организации «Народная воля». Халтурин проживал в подвальном помещении Зимнего дворца, куда им было пронесено до 30 кг динамита. Бомба была приведена в действие с помощью запального шнура. Непосредственно над его комнатой располагалось караульное помещение, еще выше, на втором этаже, столовая, в которой собирался обедать Александр II. К обеду ждали принца Гессенского, брата императрицы Марии Александровны, но его поезд опоздал на полчаса. Взрыв застал императора, встречавшего принца, в Малом Фельдмаршальском зале, далеко от столовой.
Взрыв динамита разрушил перекрытие между цокольным и первым этажами. Полы дворцовой гауптвахты обрушились вниз. Взрывом приподняло полы, выбило множество оконных стёкол, погас свет. В столовой треснула стена, на накрытый стол упала люстра, всё засыпала извёстка и штукатурка.
В результате взрыва в нижнем этаже дворца погибли 11 военнослужащих, несших в тот день караул во дворце нижних чинов лейб-гвардии Финляндского полка, дислоцировавшегося на Васильевском острове, ранены были 56 человек. Несмотря на собственные раны и увечья, уцелевшие часовые оставались все на своих местах и даже по прибытии вызванной смены.
Погибшие были похоронены в братской могиле на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга, на которой, на площадке, обложенной гранитом, был установлен Памятник героям-финляндцам. Именным Указом Императора все находившиеся в этом карауле солдаты были представлены к наградам, денежным выплатам и прочим поощрениям. Этим же Указом Александр II повелел «зачислить на вечный пансион» семьи убитых гвардейцев. 7 февраля, несмотря на сильный мороз и опасность нового покушения, император поехал на Смоленское кладбище на похороны. Над братской могилой был установлен памятник с посвящением: «Нижнимъ чинамъ Л.Гв. Финляндскаго полка погибшимъ во время взрыва въ Зимнемъ дворцѣ 5-го февраля 1880 г. при исполненіи долга службы»
***
5 февраля 1893 г. – В Казани родился Вадим Габриэлевич Шершеневич (1893-1942), русский поэт, переводчик, один из основателей имажинизма.
Родился в семье профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича, известного юриста и впоследствии депутата I Государственной Думы, и оперной певицы Евгении Львовны Мандельштам (по сцене Львовой, 1869-1919).
С 1907 г. жил в Москве, учился в частной гимназии, основанной Л. И. Поливановым (в ней же ранее учились В. Брюсов, Андрей Белый, Сергей Соловьёв, в одном классе с Вадимом – шахматист Александр Алехин), в Московском университете – сперва на математическом, потом на историко-филологическом факультетах, некоторое время стажировался в Мюнхенском университете.
Писать стихи начал в гимназические годы, пробуя разные манеры. В первых поэтических сборниках («Весенние проталинки» (1911), «Carmina» (1913)) ощущается сильнейшее влияние мэтров символизма – Бальмонта, Брюсова, Блока. Последующие – «Романтическая пудра», «Экстравагантные флаконы» (оба – 1913) ненадолго сближают Шершеневича с эгофутуристами. В 1913 г. вместе с Львом Заком организовал футуристическую группу «Мезонин поэзии». Часто печатался под различными псевдонимами. Претендовал на роль теоретика русского футуризма с ориентацией на Запад.
Редактировал «Первый журнал русских футуристов» (1914), что вызвало нарекания как коллег по изданию (Давид Бурлюк, Бенедикт Лившиц, впоследствии назвавший Шершеневича «самовлюбленным графоманом»), так и оппонентов (прежде всего группы «Центрифуга»; с резким выпадом против Шершеневича выступил входивший тогда в «Центрифугу» Борис Пастернак – статья «Вассерманова реакция»). Во время Первой мировой войны был на фронте в качестве вольноопределяющегося.
В 1919 г. – один из главных основателей группы имажинистов (С. Есенин, А. Мариенгоф, А. Кусиков). Термин (в форме «имажионизм») и интерес к «слову-образу» появляется уже в футуристических работах Шершеневича 1910-х гг. Читает стихи с эстрады, пользуясь громадной популярностью среди московской публики; продолжается начавшееся ещё до революции соперничество Шершеневича с Маяковским. Был председателем московского отделения Всероссийского союза поэтов (1919).
Значительная часть работы Шершеневича связана с кино и театром; работал как драматург, режиссёр, критик, сценарист, переводчик. В 1920-1930 гг. переводил на русский язык пьесы У. Шекспира, П. Корнеля, В. Сарду, немецкую (Рильке, Лилиенкрон) и французскую (включая полный перевод «Цветов зла» Бодлера) поэзию, либретто популярных оперетт.
Осенью 1941 г. эвакуировался на Алтай. Участвовал в литературных концертах на оборонных заводах и в военных госпиталях Барнаула, писал тексты для агитационных плакатов. Скончался после тяжёлой скоротечной болезни (двустороннего туберкулёза лёгких). Похоронен на Булыгинском кладбище (Барнаул).
СТИХИ В. ШЕРШЕНЕВИЧА

Ангелу-Хранителю

«Вижу очи твои изумрудные».
В. Соловьев.

Расплесни свои очи безмерные,
Словно крылья, прозрачные,
Озари мои своды пещерные,
Неуклюжие, мрачные.

Приведи меня, Ангел, к отрадному
Перепутьями горними!
Я прикован ко времени жадному,
Я прирос к нему корнями.

Словно небо, глаза раздвигаются,
Полны гневными тучами.
Наши влажные губы сближаются
Поцелуями жгучими.

Ты изведал, Хранитель, греховное…
Твои очи – да славятся!
Сквозь века твое имя любовное
Поколеньям объявится.

На ногах твоих туфли атласные,
А глаза окровавлены…
Мы – одни, мы – распяты, несчастные,
На распятье оставлены;

Но дотянемся к небу усильями
Мы, тоскою вспоенные,
Ты – Хранитель, – разбитыми крыльями,
Я – рукой раздробленною.

1913

Душа возлюбленной

В моей благословенной доле
Одной тобой путеводим,
Завоевательница воли,
Я много именем, твоим
Означил чистых вдохновений
Следов мечтательных страстей.
Как звуки ангельских молений,
Мысль о всеблагости твоей.

Под лаской твоего тумана
Пусть прогремит весна моя,
Спасительные ураганы
В долине светлой бытия!

Пусть победительная сила
Годов угрюмых и седых
Не омрачит ни взор твой милый,
Ни песен радостных моих!

Пусть перед взорами твоими
Яснеет кротость синевы!
Твое серебряное имя
Крылам кочующей молвы,
Язвительным устам злословья
Не передам я никогда,
Но солнце пред моей любовью
Едва заметная звезда.

Пусть мимолетное страданье
Слетит с девичьего чела,
Как пар горячего дыханья
Слетает с чистого стекла.

1913
***
5 февраля / 24 января 1896 г. – В Санкт-Петербурге умер Николай Николаевич Страхов (1896-1828), русский философ, публицист, литературный критик, член-корреспондент Петербургской академии наук (1889). Действительный статский советник.
В книгах «Мир как целое» (1872), «О вечных истинах» (1887), «Философские очерки» (1895) высшей формой познания считал религию, критиковал современный материализм, а также спиритизм; в публицистике разделял идеи почвенничества. Автор статей о Л. Н. Толстом (в том числе о «Войне и мире»); первый биограф Ф. М. Достоевского (одновременно с О. Ф. Миллером).
Родился в Белгороде, в семье священника, магистра Киевской духовной академии и преподавателя словесности Белгородской семинарии. После смерти отца девятилетним был взят на воспитание братом матери, ректором Каменец-Подольской и затем Костромской семинарии. Из Костромской духовной семинарии, которую он окончил в 1845 г., Страхов вынес глубокие религиозные убеждения, которые не покидали его на протяжении всей жизни и составили впоследствии важнейший элемент его философии.
В 1844 г. он поступил в Императорский Санкт-Петербургский университет на факультет камеральных наук, а через два года, по недостатку средств на оплату обучения, перевелся в Главный педагогический институт на физико-математическое отделение. После окончания в 1851 г. полного курса института, Страхов был направлен старшим учителем математики и физики во 2-ю Одесскую гимназию; затем преподавал физику и математику в других гимназиях; во 2-й Санкт-Петербургской гимназии преподавал естественную историю с 1852 г. В 1867 г. в Императорском Санкт-Петербургском университете защитил магистерскую диссертацию «О костьях запястья млекопитающих». Примерно с этого же времени началась его литературная, философская и публицистическая деятельность, ставшая основным содержанием и смыслом всей дальнейшей его жизни.
Страхов служил библиотекарем, заведующим юридическим отделом Императорской публичной библиотеки. В 1865-1867 годах он жил исключительно переводами. Ему принадлежит целый ряд крупных переводов: «История новой философии» и «Бэкон Веруламский» Куно Фишера, «Об уме и познании» Тэна, «Введение в изучению опытной медицины» Клода Бернара, «История материализма» Ланге, «Жизнь птиц» Брема, «Воспоминания» Ренана, «Вольтера» Штрауса. Кроме того, Страховым написано большое количество статей, рефератов научных работ, часть которых вошла в «Философские очерки». Н. Страхов был одним из первых, кто оценил огромное литературное значение романа Л. Н. Толстого «Война и мир». В 1867 г. в журнале «Отечественные записки» Н. Н. Страхов напечатал статью о романе Достоевского «Преступление и наказание». Постоянной темой его произведений Страхов называл борьбу «между тою искрою Божиею, которая может гореть в каждом человеке, и всякого рода внутренними недугами, одолевающими людей».
Большой общественный резонанс получило сочинение Страхова, вышедшее в трёх книжках под общим заголовком «Борьба с Западом в нашей литературе» (1883). Автор анализирует европейский рационализм, критикует взгляды Милля, Ренана, Штрауса, отвергает дарвинизм и стремится перетолковать творчество русских писателей в славянофильском духе. Страхов настойчиво подчёркивает самобытность русской культуры, становится горячим сторонником и пропагандистом идей H. Я. Данилевского о различии культурно-исторических типов. Страхов был активным сотрудником «почвеннических» журналов «Время», «Эпоха», «Заря». Отстаивал идеи русской самобытности и монархии, критиковал либеральные и нигилистические воззрения, бывшие весьма популярными, высказывал враждебное отношение к Западу. Опубликовал ряд статей против Чернышевского и Писарева.
Страхов был философом-идеалистом, стремившимся истолковать науку в пантеистическом духе и построить систему «рационального естествознания», основанную на религии. Однако главное философское произведение Страхова – «Мир как целое» практически не было замечено современниками. Страхов, опередил свое время, совершя тот «антропологический переворот», который станет одной из центральных тем более поздней русской религиозной философии: проводя идею об органичности и иерархичности мира, усматривает в человеке «центральный узел мироздания». Свое религиозное мировоззрение Страхов в большей степени стремился обосновать при помощи доказательства от противного. Главный объект его философской полемики – борьба с западноевропейским рационализмом, для которого он изобрел термин «просвещенство». Под просвещенством он понимал веру во всесилие человеческого рассудка и преклонение, доходящее до идолопоклонства перед достижениями и выводами естественных наук.
Похоронен в Санкт-Петербурге на Новодевичьем кладбище.
***
5 февраля 1901 г. – В Москве на Тверской улице открылся «Магазин Елисеева и погреба русских и иностранных вин».
В тот день на Тверской засияли тысячами огней огромные зеркальные витрины. А за стеклами, как описывает очевидец В.А. Гиляровский: «С утра улицу запрудили толпы народа, жадно рассматривавшие сквозь зеркальные стекла причудливые постройки разных неведомых Москве товаров. Горами поднимаются заморские фрукты; как груда ядер, высится пирамида кокосовых орехов; пудовыми кистями висят тропические бананы; разноцветным перламутром отливают обитатели морских глубин, а над всем этим блещут электрические звезды на батареях бутылок дорогих вин, сверкают и переливаются в глубоких зеркалах, вершины которых теряются в туманной высоте…
В этот магазин не приходили: в него приезжали. С обеих сторон дома стояли собственные экипажи, один другого лучше. Швейцар в ливрее выносил пакеты за дамами в шиншиллах и соболях и кавалерами в бобрах. Все эти важные покупатели знали и звали продавцов магазина по имени-отчеству. А те общались с клиентами как с равными, соображаясь со вкусом каждого».
Вновь открытый Елисеевский магазин – первый в Москве по своей величине и роскошной отделке. Он устроен в два света и поражает своими размерами, богатой обстановкой и изяществом отделки, которая сделана в стиле Ренессанса. Две громадные электрические люстры, украшенные белым хрусталем, производят большой эффект в магазине.
Всего в нем было пять отделов: колониально-гастрономических товаров, хрусталя Баккара, бакалейный, кондитерский и фруктовый. Кроме того, еще был винный погреб и производственные цеха (пекарня и прочее). Магазин быстро стал популярным. Москвичи покупали здесь французские трюфеля, устрицы и оливковое масло, с которыми успешно соперничали русские окорока, балыки из белой и осетровой рыбы, икра. Сортов чая, кофе и вина было так много, что покупатели терялись. В кондитерском отделе особой популярностью пользовались крохотные «дамские пирожные» из собственной пекарни. А уж в винах без приказчиков вообще было не разобраться.
В советское время магазин национализировали, и он стал называться Гастроном №1, хотя неофициально москвичи продолжали называть его «Елисеевским». Магазин «Елисеевский» существует и сегодня
***
5 февраля 1919 г. – В Сергиевом Посаде умер Василий Васильевич Розанов (1856-1919), русский религиозный философ, литературный критик, публицист и писатель. Совместно с П. Д. Первовым осуществил первый в России перевод «Метафизики» Аристотеля. Хотя Розанов не писал художественных произведений, его творчество выделяется уникальным и непереводимым художественным стилем.
Василий Розанов родился 20 апреля / 2 мая 1856 г. в городе Ветлуге Костромской губернии в многодетной (8 детей) семье коллежского секретаря, чиновника лесного ведомства Василия Федоровича Розанова (1822-1861) и Надежды Ивановны Шишкиной (1826-1870). Отец умер, когда Василию было четыре года. Многодетная семья переехала в Кострому и жила там, сильно бедствуя. С 1868 по 1870 гг. Розанов учился в Костромской гимназии. Рано потеряв родителей, воспитывался старшим братом Николаем (1847-1894). В 1870 г. переехал с братьями в Симбирск, где Николай некоторое время преподавал в гимназии. Сам Розанов позже вспоминал: «Нет сомнения, что я совершенно погиб бы, не «подбери» меня старший брат Николай, к этому времени закончивший Казанский университет. Он дал мне все средства образования и, словом, был отцом».
В Симбирске Розанов был постоянным читателем в публичной библиотеке Н. М. Карамзина. Симбирск стал «духовной родиной» Розанова. В симбирской гимназии он проучился два года, а в 1872 году переехал в Нижний Новгород. Здесь в 1878 году он окончил гимназию и в том же году поступил на историко-филологический факультет Императорского Московского университета, где слушал лекции С. М. Соловьёва, В. О. Ключевского, Ф. Е. Корша и др.
За время учебы написал несколько научных студенческих работ: историческую – «Карл V, его личность и отношение к главным вопросам времени», получившую высшую оценку профессора В. И. Герье; по логике – «Основание поведения», за которую получил премию Н. В. Исакова. На четвёртом курсе был удостоен стипендии имени А. С. Хомяковая.
Чтобы лучше понять любимого писателя, 24-летний Василий Розанов в 1889 г. женился на его бывшей любовнице, 40-летней А. П .Сусловой (1839-1918), которая, изуродовав жизнь супругу и бросив его, не пожелала дать ему развода, и второй – счастливый – брак Розанова оставался в глазах церкви и государства незаконным со всеми вытекающими отсюда прискорбными последствиями.
Окончив университет в 1882 г., отказался держать экзамен на степень магистра, решив заниматься свободным творчеством. В 1882-1893 гг. преподавал в гимназиях провинциальных городов – Брянска, Симбирска, Вязьмы (1882-1887), Ельца (1887-1891), Белого (1891-1893). Будучи учителем географии в Ельце, вступил в конфликт с учеником М. Пришвиным, что в итоге привело к отчислению будущего писателя из гимназии с «волчьим билетом» «за дерзость учителю».
Большую известность получил литературно-философский этюд Розанова «Легенда о великом инквизиторе Ф. М. Достоевского» (1891), положивший начало последующему истолкованию идей Ф. М. Достоевского как религиозного мыслителя у Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова и других. Критик и философ Н. Н. Страхов способствовал его переезду в Петербург, где он получил официальную должность чиновника особых поручений 7-го класса в департаменте Государственного контроля. Творчество Розанова было замечено, редактор газеты «Новое время» А. С. Суворин зачислил его в штат, где он работал до 1917 г. В 1900 г. Мережковский, Минский, Гиппиус и Розанов основывают религиозно-философское общество. С конца 1890-х гг. Розанов стал известным журналистом позднеславянофильского толка, работал в журналах «Русский вестник» и «Русское обозрение», публиковался в газете «Новое время». Будучи преподавателем Елецкой гимназии, Розанов со своим другом Первовым делают первый в России перевод с греческого «Метафизики» Аристотеля. Многочисленные статьи и книги Розанова вызывали критику как со стороны революционных марксистов, так и лагеря русской интеллигенции.
В 1891 г. Розанов тайно обвенчался с Варварой Дмитриевной Бутягиной (урожд. Рудневой, 1864-1923), вдовой учителя Елецкой гимназии Михаила Павловича Бутягина, происходившего из семьи духовенства. Венчал Василия Васильевича и Варвару Дмитриевну брат ее первого мужа, священник Иван Павлович Бутягин. Мать Варвары Дмитриевны, Александра Андриановна, родственница знаменитого проповедника и богослова архиепископа Херсонского и Таврического Иннокентия (Борисова), за советами в трудных случаях неизменно обращалась к преподобному Амвросию Оптинскому. От него, по словам В. В. Розанова, она и получила благословение на тайное венчание. У В. В. Розанова и В. Д. Бутягиной родилось пять дочерей и один сын.
В сентябре 1917 г. Розановы переехали из голодного Петрограда в Сергиев Посад] и поселились в трёх комнатах дома преподавателя Вифанской духовной семинарии (это жилье им подобрал философ отец Павел Флоренский).
Перед кончиной Розанов откровенно нищенствовал, голодал, в конце 1918 г. обратился со страниц своего «Апокалипсиса» с трагической просьбой: «К читателю, если он друг. – В этот страшный, потрясающий год, от многих лиц, и знакомых, и вовсе неизвестных мне, я получил, по какой-то догадке сердца, помощь и денежную, и съестными продуктами. И не могу скрыть, что без таковой помощи я не мог бы, не сумел бы перебыть этот год. <…> За помощь – великая благодарность; и слёзы не раз увлажняли глаза и душу. «Кто-то помнит, кто-то думает, кто-то догадался». <…> Устал. Не могу. 2-3 горсти муки, 2-3 горсти крупы, пять круто испеченных яиц может часто спасти день мой. <…> Сохрани, читатель, своего писателя, и что-то завершающее мне брезжится в последних днях моей жизни. В. Р. Сергиев Посад, Московск. губ., Красюковка, Полевая ул., дом свящ. Беляева»
В. В. Розанов скончался 5 февраля 1919 г. и был похоронен с северной стороны храма Гефсиманского Черниговского скита в Сергиевом Посаде.

Творчество философа и публициста посвящено одной теме – судьбе России, её ключевым ценностям жизни и мировосприятия. Розанов писал в «Опавших листьях»: «кроме русских, единственно и исключительно русских, мне вообще никто не нужен, не мил и не интересен».
Для Розанова отечество может быть разным, тогда как Родина, как и мать – одна.
Неся службу чиновника особых поручений VII класса при Государственном контроле в Петербурге, публицист видел изнутри страшную силу бюрократии, пропитанную нигилизмом и коррупцией, разлагавшими всю страну.
Будучи плоть от плоти Серебряного века, Розанов очень жёстко этот век критиковал. И хотя время от времени допускал критику властей, в целом всегда выражал национал-патриотическую позицию.
***
5 февраля 1920 г. – В Новороссийске умер князь Евгений Трубецкой (1863-1920), русский философ, правовед, публицист, общественный деятель из рода Трубецких. Сын музыковеда Николая Петровича Трубецкого, брат князей Петра, Сергея и Григория Николаевичей, отец философа и литератора Сергея Трубецкого.
Сын Николая Петровича и Софьи Алексеевны Трубецких. В семье Н. П. Трубецкого было 12 детей (трое – от первого брака, остальные – от второго, с Софьей Алексеевной Лопухиной). Жизнь Евгения Трубецкого была тесно связана с жизнью его старшего брата (оба от второго брака) – Сергея Николаевича. В 1874 г. оба брата поступили в 3-й класс частной гимназии Креймана, в 1877 г. – в 5-й класс гимназии в Калуге, куда их отец был назначен вице-губернатором. Огромные духовные сокровища были вложены в жизнь семьи матерью – С. А. Лопухиной. Сильное влияние на формирование религиозной настроенности в семье оказали монастыри, располагавшиеся неподалёку от усадьбы Трубецких –Ахтырки. В тринадцати верстах от нее находится Троице-Сергиева лавра и в пяти верстах – Хотьковский женский монастырь. Из воспоминаний Евгения: «Хотьковом и Лаврой полны все наши ахтырские воспоминания. В Лавру совершались нами, детьми, частые паломничества, там же похоронили и дедушку Трубецкого, а образ святого Сергия висел над каждой из наших детских кроватей».
В 1879 году оба брата пережили острый религиозный кризис. Этот кризис они преодолели довольно быстро, благодаря книге Куно Фишера «История новой философии» из гимназической библиотеки, чтение которой положило начало серьёзного изучения ими философии. Теперь предметом их изучения стали произведения Платона, Канта, Фихте, Шеллинга. Затем последовали Алексей Хомяков, Владимир Соловьёв, роман «Братья Карамазовы» Федора Достоевского. Неожиданное откровение было дано Трубецкому при исполнении 9-й симфонии Бетховена под управлением Антона Рубинштейна. Восприятие Бетховенской симфонии привело его к вере, которая открылась ему как источник высшей радости.
В 1881 г. братья Трубецкие окончили Калужскую гимназию и поступили на юридический факультет Московского университета. По окончании университета со степенью кандидата прав в 1885 г. Евгений поступил в качестве вольноопределяющегося в стоявший в Калуге Киевский гренадерский полк; в сентябре сдал офицерские экзамены и получил чин подпоручика.
В апреле 1886 г. получил в Демидовском лицее звание приват-доцента, защитив диссертацию pro venia legendi на тему «О рабстве в древней Греции» и с 22 июля начал читать лекции на кафедре энциклопедии права. В 1886 г. Евгений во время одной из «сред» в доме Льва Лопатина познакомился с Владимиром Соловьёвым. Будучи учеником и продолжателем Соловьёва, не соглашался со многими аспектами его учения, особенно – с его экуменическими идеями. Он был «даже не соловьёвец, но активный и часто непобедимый его противник».
В 1889 г. женился на княжне Вере Щербатовой, дочери бывшего первого выборного московского городского головы князя Александра Щербатова. От этого брака у них родилось трое детей: Сергей, Александр и Софья. Лето семья почти всегда проводила в Наре (Верейского уезда), в имении Щербатова.
С 4 июля 1892 г. перемещен на службу в Киевский университет Святого Владимира – приват-доцентом кафедры энциклопедии права. В ноябре этого же года в Императорском Московском университете защитил магистерскую диссертацию «Религиозно-общественный идеал западного христианства в V в. Миросозерцание Блаженного Августина». В конце мая 1897 г. после защиты там же диссертации «Религиозно-общественный идеал западного христианства в XI в. Идея Божеского царства у Григория VII и публицистов – его современников» (Киев, 1897) был удостоен степени доктора государственного права и в июле получил должность ординарного профессора Киевского университета.
После образования в октябре 1905 г. Конституционно-демократической партии вошел в ее Центральный комитет. В конце 1905 г. граф Сергей Витте, формировавший новый Совет министров, предложил Трубецкому пост министра народного просвещения, но при встрече последний отказался от портфеля.
В конце мая 1905 г. познакомился с меценаткой Маргаритой Морозовой, когда тридцатидвухлетняя вдова с четырьмя детьми предоставила свой дом делегатам Всероссийского земского съезда, где выступали и братья Сергей и Евгений Трубецкие. На ее средства Трубецкой стал издавать общественно-политический журнал «Московский еженедельник». На ее же средства было основано московское книгоиздательство Морозовой «Путь», где, кроме работ Трубецкого, были напечатаны труды Сергея Булгакова, Владимира Эрна, Павла Флоренского.
В начале 1906 г. баллотировался в Первую Государственную думу от Партии народной свободы, то есть кадетов, затем вышел из-за её нежелания сотрудничать с правительством. С 1906 г. Трубецкой – профессор энциклопедии и истории философии права в Московском университете, позднее занимал кафедру философии.
В 1907 году в статье «Два зверя» Трубецкой предчувствовал надвигающуюся катастрофу Российской империи: «При первом внешнем потрясении Россия может оказаться колоссом на глиняных ногах. Класс восстанет против класса, племя против племени, окраины против центра. Первый зверь проснётся с новою, нездешней силой и превратит Россию в ад».
В 1911 г. Евгений Трубецкой вместе с большой группой профессоров покинул Московский университет в знак несогласия с нарушением правительством принципов университетской автономии. В связи с этим семья Трубецких переселилась в Калужскую губернию – в имение Бегичево. Здесь Трубецкой занимался ведением хозяйства, а также писал философские статьи для издательств «Путь» и «Русская мысль». В Москву он приезжал лишь для чтения лекций в народном университете имени Шанявского и участия в некоторых заседаниях Религиозно-философского и Психологического обществ.
В 1914 г. в связи с начавшейся мировой войной он, испытав патриотическое воодушевление, задумался о смысле жизни, что проявилось в статьях и книгах этого периода. В это же время под влиянием впечатлений от выставки древнерусской живописи из коллекции Ильи Остроухова он написал три очерка о русской иконе: «Умозрение в красках» (1915), «Два мира в древнерусской иконописи» (1916) и «Россия в ее иконе» (1917).
Председатель комитета «Война и культура» Всероссийского союза городов (1914), уполномоченный Главного комитета Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам (1915), член Политического отдела Всероссийского союза торговли и промышленности, делегат IX съезда партии народной свободы, I и II Совещаний общественных деятелей, товарищ председателя Всероссийского съезда духовенства и мирян (1917).
В 1917-1918 гг. член Всероссийского Поместного собора, товарищ председателя, член Соборного Совета и Религиозно-просветительного совещания при нем, заместитель председателя VI и член II отделов, член Высшего Церковного Совета. 19 мая 1918 г. Трубецкой был официальным оппонентом на защите диссертации Ивана Ильина на тему «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека».
Непосредственная угроза ареста вынудила Трубецкого покинуть Москву, и 24 сентября 1918 г. он выехал в Киев. Там вошел в состав Совета государственного объединения России (СГОР), а затем и в его бюро. В начале декабря того же года покинул осажденный войсками Симона Петлюры Киев и в конце этого месяца перебрался в Одессу, куда уже переместилось руководство СГОР. В группе его членов был командирован в Екатеринодар к Антону Деникину договориться о форме управления Юго-Западным краем с большей автономией от Добровольческой армии. Попытка оказалась неудачной. В марте 1919 г. в Екатеринодаре.
В 1919 г. на белом юге России принимал участие в создании единого управления Русской православной церкви до освобождения Москвы и соединения с Патриархом. Член Юго-восточного русского церковного собора с 19 по 23 мая 1919 г. в Ставрополе, принявшего положение о высшем церковном управлении в регионе.
Попав вместе с отступавшей армией в Новороссийск, Трубецкой заболел здесь сыпным тифом и умер 5 февраля 1920 г.
Похоронен на Успенском кладбище, действовавшем с 1870-х до 1920-х гг., могила восстановлена в 1993 г.
В своей последней статье «Иное царство и его искатели в русской народной сказке», которая была издана посмертно, Евгений Николаевич предельно честно и откровенно касается вопроса, почему именно в России революция разыгралась настолько масштабно и беспощадно.
Ответ – в русской народной сказке, то есть в духе самого народа, где вместе с высокими идеалами правды, справедливости и добра часто уживается образ «человека, который ждет всех благ жизни свыше и при этом совершенно забывает о своей, личной ответственности». Трубецкой называет черты, которые «болезненно поражают в русской сказке»: «превознесение дурака над богатырем, замена личного подвига надеждой на чудесную помощь, вообще слабость волевого героического элемента».
Но в «диагнозе», данном Трубецким, нет обреченности. Он считал, что все эти «свойства» можно победить, преодолеть. Только для этого «недостаточно ни созерцательного экстаза, ни парения над житейским, ни даже молитвенного подъема к святому и чудесному. Для этого нужно живое дело»*.
* Думается, что не случайно советская послеоктябрьская цензура запретила публикацию этой статьи.
***
5 февраля 1924 г. – В городе Екатеринославе (ныне Днепропетровск, Украина) родился Александр Матвеевич Матросов (1924-1943). Герой Советского Союза, красноармеец, стрелок-автоматчик. Погиб в 19 лет, закрыв своей грудью амбразуру немецкого дзота, дав возможность бойцам своего взвода совершить атаку опорного пункта. Его подвиг широко освещался в газетах, журналах, литературе, кино и стал в русском языке устойчивым выражением. В годы войны свыше трехсот человек совершили подобный героический поступок. 19 июня 1943 г. Александру Матросову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Александр Матросов был похоронен в деревне Чернушки Локнянского района, в 1948 г. прах был перезахоронен в городе Великие Луки Псковской области на левом берегу реки Ловать.
***
5 февраля 1938 г. – В Риге, Латвия умер Сергей Арсеньевич Виноградов (1869-1938), русский живописец и график, действительный член Академии художеств.
Родился в 1869 г. в селе Большие Соли, Костромская губерния, Российская империя в семье священника. В возрасте одиннадцати лет был привезен в Москву к своему земляку, художнику Павлу Сорокину, потом жил у его старшего брата Евграфа Сорокина. В 1880-1889 годах учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (классы Е. С. Сорокина, В. Е. Маковского, В. Д. Поленова, И. М. Прянишникова). В 1888 г., окончив училище с большой золотой медалью, получил звание классного художника. В 1889 г. поступил в Академию художеств к Б. П. Виллевальде и К. Б. Венигу, но по состоянию здоровья оставил учебу и стал членом «Товарищества передвижных художественных выставок».
В конце 1880-х – начале 1890-х гг. служил преподавателем в Училище изящных искусств художника-архитектора А. О. Гунста. В 1890-1898 годах преподавал в харьковском ремесленном училище, в 1898-1913 гг. – в Строгановском училище.
На рубеже веков совершал поездки в Париж, где видел работы Ж. Ф. Рафаэлли, Ж. Л. Форена, лично наблюдал за работой П. О. Ренуара (женские образы которого на некоторое время повлияли на манеру творчества Виноградова), любил посещать галерею Дюран-Рюэля.
В 1912 г. стал академиком Академии художеств, с 1916 г. – ее действительным членом. Во время Первой мировой войны рисовал плакаты в поддержку русской армии.
В декабре 1923 г., во время подготовки выставки русского искусства в Нью-Йорке 1924 г., оказался проездом в Риге, где жило много знакомых художников (Н. П. Богданов-Бельский, К. С. Высотский, Л. Либертс), тепло его принявших, и решил остаться в Латвии.
С конца лета 1924 г. жил в Риге (с 1925 года – со своей бывшей ученицей в Строгановском училище И. К. Войцеховской), с 1927 г. – в имении Лобарж, близ Резекне; преподавал.
Умер в Риге 5 февраля 1938 г. Похоронен на Покровском кладбище.
***
5 февраля 1943 г. – Дорога победы связала блокадный Ленинград с остальной страной.
Дорога победы – временная советская железнодорожная линия Поляны-Шлиссельбург, действовавшая с 5 февраля 1943 по 10 марта 1944 гг. и служившая как более эффективная замена Дороги жизни для доставки грузов в блокированный Ленинград. В отличие от Дороги жизни, проходившей по Ладожскому озеру, Дорога победы пролегала по левому берегу Невы и по южному побережью Ладоги, проходя на некоторых участках в 3-4 километрах от немецких артиллерийских позиций, за что получила прозвище «коридор смерти». Сыграла важное стратегическое значение в обороне Ленинграда, в том числе и в полном снятии блокады.
12 января 1943 г. войска Волховского и Ленинградского фронтов в ходе операции «Искра» перешли в наступление и 18 января объединились на левом берегу Невы, тем самым прорвав блокаду Ленинграда. Появилась возможность связать Ленинград с остальной страной дорогой по суше, заменив ледово-паромную переправу – Дорогу жизни. В результате в тот же день Государственный комитет обороны принимает решение: построить в образовавшемся узком участке суши железную дорогу.
За дело взялись метростроевцы, в основном женщины. Строительство было поручено УВВР-2, которым руководил начальник Ленметростроя И.Г. Зубков, на выполнение задания было отведено всего 20 суток. Будущая трасса должна была проходить через болота и лесные массивы, а наиболее сложной задачей стало сооружение низководного моста длиной 1300 метров через Неву. Для выбора места строительства моста были специально «подняты» городские архивы по реке, а также документы Балтийского пароходства. В результате удалось выбрать место, где максимальная глубина реки достигает 6 м, хотя скорость течения составляла 2 м/с. Отсюда и дугообразная в плане форма моста, так как это повышало его устойчивость к быстрому течению. Отдельной проблемой стали неразорвавшиеся снаряды и мины. Только на пути трассы было обнаружено 1730 мин, 7 неразорвавшихся бомб и 52 артиллерийских снаряда. Помимо этого, строительство велось в сильный мороз в условиях бездорожья и под непрерывным вражеским артиллерийским обстрелом (немецкие позиции находились всего в нескольких километрах). Для ускорения производства, дорогу строили по облегченным условиям с кривыми малого радиуса и крутыми подъёмами, а вместо шпал порой использовали обычные брёвна.
2 февраля 1943 г. эстакада была испытана и по ней прошел первый поезд. А 5 февраля 1943 г. железнодорожная линия Шлиссельбург — Поляны, построенная раньше намеченного срока – всего за 17 суток, была сдана в строй. Ее длина составляла 33 километра, на ней находилось 3 моста и 3 разъезда, а также устройства для электро- и водоснабжения. 7 февраля 1943 года на Финляндском вокзале ленинградцы встретили первый состав с продовольствием с большой земли.
***
5 февраля 1946 г. – Вступил в силу «Договор между СССР и Польской Республикой о советско-польской государственной границе». Юридически он зафиксировал переход Западной Украины и Западной Белоруссии от Польши к СССР. Польше возвращались часть территорий, в том числе Белостокская область.
***
5 февраля 1956 г. – в Кортина-д’Ампеццо закончились VII Зимние Олимпийские Игры. В медальном зачете лучшими были советские спортсмены.
***
5 февраля 1960 г. – Принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР об организации в Москве Университета дружбы народов.
***
5 февраля 1986 г. – в СССР приняты постановления о создании кооперативов в сфере потребления, общепита и услуг.
***
5 февраля 1987 г. – С космодрома Байконур запущен советский пилотируемый корабль Союз ТМ-2. Экипаж: Юрий Романенко и Александр Лавейкин.
***
5 февраля 1999 г. – В Нью-Йорке, США умер Василий Васильевич Леонтьев (1906-1999), американский экономист русского происхождения, лауреат Нобелевской премии (1973) «за развитие метода «затраты – выпуск» и за его применение к важным экономическим проблемам», создатель теории межотраслевого анализа. В честь Леонтьева назван ряд экономических явлений – например, модель Леонтьева и парадокс Леонтьева. В связи с этими открытиями Леонтьева стали называть «апостолом планирования».
Вырос в Петрограде в семье университетского профессора экономики Василия Васильевича Леонтьева и его жены Златы Бенционовны (впоследствии Евгении Борисовны) Бекер (1881-1979). Мать, будучи по окончании бестужевских курсов дипломированным педагогом, решила не отдавать сына в гимназию, и сама занялась его образованием. Особое внимание она уделила иностранным языкам – к 15 годам Леонтьев владел основными европейскими языками. Другим предметам его обучали студенты-репетиторы. В 13 лет поступил и через два года окончил два старших класса единой трудовой школы, что давало ему право поступления в университет.
В 1921 г. он поступил на факультет общественных наук Петроградского университета, руководство которого из-за возраста не сразу согласилось зачислить его студентом. Вероятнее всего, здесь не обошлось без вмешательства отца – профессора Петроградского университета. 4 ноября 1922 г. ночью был арестован при расклеивании листовок РСДРП вместе со студенткой-меньшевичкой и до 22 ноября находился под стражей. По этому же делу находился под арестом с 23 марта по 6 апреля 1923 г.
Вместе с П. В. Микеладзе перевел с немецкого книгу К. Шеффера «Классические системы стабилизации валюты», изданную в 1923. Написанная Леонтьевым статья с размышлениями о путях развития науки была запрещена для публикации, вследствие этого он принял решение об эмиграции. Сам Леонтьев так вспоминает об этом: «Это была историко-аналитическая статья, страшно далекая от политики, от идеологии. И если запретили даже ее… Я понял, что здесь наукой невозможно будет заниматься».

В 1924 г. Леонтьев завершил изучение философии и социологии в Ленинградском университете. После окончания университета несколько месяцев работал на кафедре экономической географии Ленинградского политехнического института и в Ленинградском институте народного хозяйства им. Ф. Энгельса научным сотрудником в должности помощника заведующего кабинетом.
В начале 1925 г. получил разрешение выехать в Германию для лечения: в ЧК посчитали, что он и так умирает. Поводом была необходимость лечения опухоли, которую приняли за злокачественную саркому (обследование немецких врачей этот диагноз не подтвердило).
Позже Леонтьев изучал экономические науки в Берлине и за диссертацию «Круговорот экономики» получил докторскую степень. Затем в течение нескольких лет (с годичным перерывом из-за поездки в Китай) работал в Институте мировой экономики города Киль.
В 1928 г. Леонтьев получил официальное приглашение приехать в Китай в качестве советника министра железных дорог. Перед ним была поставлена задача расчета оптимального варианта системы путей сообщения и грузоперевозок Китая.
В 1931 г. Василий Леонтьев уехал в Америку, где стал сотрудником Уэсли Митчелла – директора Национального бюро экономических исследований. Впоследствии прошел тестирование и стал преподавателем Гарвардского и Нью-Йоркского университетов, создателем и руководителем американского Института экономического анализа, являлся консультантом ООН.
В 1932 г. Леонтьев женился на американской гражданке и в следующем году сам получил гражданство США. После начала Второй мировой войны работал консультантом по экономическому планированию для военно-воздушных сил США. Под его руководством была построена матрица «затраты – выпуск» для экономики Германии. Матрица служила основой для выбора целей американскими ВВС.
В 1954 г. был избран президентом Эконометрического общества, в 1970 г. – президентом Американской экономической ассоциации. В 1988 г. был приглашен в СССР как эксперт для консультации по вопросам проведения перестройки. В том же году избран иностранным членом Академии наук СССР. В начале 1990-х г. В. В. Леонтьев приезжал в Российскую Федерацию с предложением помощи в реформировании российской экономики. Вернувшись в Америку, он сказал: «Я туда больше не поеду. Они ничего не слушают».
Доктор honoris causa Брюссельского (1961), Парижского (1972) и Ленинградского (1990) университетов. Офицер ордена Почетного легиона (Франция, 1968), награжден орденами Восходящего солнца (Япония, 1984) и Искусств и литературы (Франция, 1985). Лауреат премии Б. Хармса (1970) и Нобелевской премии (1973) «за развитие метода «»затраты – выпуск и его применение к важным экономическим проблемам». С 2005 г. действует Сервер Василия Леонтьева.
***
5 февраля 2006 г. – В Псково-Печерском монастыре на 96-м году жизни скончался старец архимандрит Иоанн (в миру Иван Михайлович Крестьянкин; 1910-2006). Священнослужитель Русской православной церкви, архимандрит. Около сорока лет был насельником Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря. Один из наиболее почитаемых старцев Русской православной церкви в конце XX – начале XXI веков.
Был восьмым и последним ребенком в семье орловских мещан Михаила Дмитриевича и Елисаветы Иларионовны Крестьянкиных. С детства прислуживал в храме, был послушником у известного Орловского архиепископа Серафима (Остроумова) (будущего священномученика, причисленного к лику святых в 2001 г.). Уже в возрасте шести лет был пономарем, затем исполнял обязанности иподиакона. В двенадцать лет впервые высказал желание быть монахом.
В жизнеописании старца эта история описана следующим образом:
«Елецкий епископ Николай (Никольский) прощался с богомольцами, уезжая на новое место службы. Прощание близилось к концу, и иподиакону Иоанну тоже хотелось получить от архиерея напутствие в жизнь. Он стоял рядом с ним и осмелился прикоснуться к его руке, чтобы обратить на себя внимание. Владыка наклонился к мальчику (тот был небольшого росточка) с вопросом: «А тебя на что благословить?» И Ваня в волнении произнёс: «Я хочу быть монахом». Положив руку на голову мальчика, епископ помолчал, вглядываясь в его будущее. И серьезно сказал: «Сначала окончишь школу, поработаешь, потом примешь сан и послужишь, а в своё время непременно будешь монахом». Всё в жизни определилось. Благословение архиерея Николая (Никольского), исповедника и мученика, начертало образ жизни Ивана Крестьянкина во всей полноте».
В 1929 г. Иван Крестьянкин окончил среднюю школу, а затем получил профессиональное образование на бухгалтерских курсах. Работал по специальности в Орле, а затем в Москве.
В 1944 г. стал псаломщиком в московском храме Рождества Христова в Измайлове. С 14 января 1945 г. – диакон, рукоположен в безбрачном состоянии митрополитом Николаем (Ярушевичем). В октябре 1945 г. экстерном сдал экзамены за курс духовной семинарии, и 25 октября 1945 г. Патриарх Алексий I рукоположил его во иерея. Продолжал служить на приходе в Измайлове. Много проповедовал, пользовался любовью прихожан, но находился на плохом счету у органов советской власти, в том числе из-за нежелания сотрудничать с ними. В его жизнеописании говорится, что от молодого священника потребовали «уступок невозможных», и «когда обстановка вокруг него накалилась особенно», он обратился за советом к Патриарху Алексию I, который морально его поддержал. Позднее отец Иоанн вспоминал: Святейший Патриарх Алексий I на мой вопрос, как поступать, когда внешние и внутренние смутьяны требуют хождения вослед их, ответил:
«Дорогой батюшка! Что дал я вам, когда рукополагал? – Служебник. – Так вот. Всё, что там написано, исполняйте, а всё, что затем находит, терпите».
В 1946 г. отец Иоанн был ризничим в возрожеённой Троице-Сергиевой лавре, но через полгода продолжил служение в измайловском храме. Одновременно учился на заочном секторе Московской духовной академии, писал кандидатскую работу на тему «Преподобный Серафим Саровский чудотворец и его значение для русской религиозно-нравственной жизни того времени». Однако незадолго до защиты, в апреле 1950 г. он был арестован по доносу собрата-священника, с которым множество раз совершал Божественную литургию.
Четыре месяца находился в предварительном заключении на Лубянке и в Лефортовской тюрьме, с августа содержался в Бутырской тюрьме, в камере с уголовными преступниками. 8 октября 1950 г. был осуждён по статье 58-10 Уголовного кодекса («антисоветская агитация») на семь лет концлагеря. Был отправлен в Архангельскую область, в Каргопольлаг на разъезд Чёрная Речка, ОЛП № 16.
Первоначально работал на лесоповале, потом в бухгалтерии лагерного пункта. Весной 1953 г. по официальной версии – по состоянию здоровья, был переведен в инвалидное отдельное лагерное подразделение под Куйбышевом – Гаврилову Поляну. 15 февраля 1955 г. досрочно освобожден, но не реабилитирован в отличие от многих других политических заключенных. Реабилитация состоялась только в 1989 г.
После освобождения служил в Псковской епархии (в Москве ему запрещено было жить, как бывшему лагерному заключенному), состоял в причте псковского Троицкого собора. Активность недавно вышедшего из заключения священника вызвала недовольство властей, ему вновь угрожало уголовное преследование. Тогда в 1957 г. он был вынужден покинуть Псков и продолжить служение на сельском приходе Рязанской епархии. Первоначально был вторым священником в Троицком храме села Троица-Пеленица, с декабря 1959 г. – церкви Космы и Дамиана в селе Летово, с июня 1962 г. – настоятелем Воскресенского храма в селе Борец, затем – Никольского храма в селе Некрасовка. С весны 1966 г. был настоятелем Никольского храма в городе Касимове. 10 июня 1966 г. он принял монашество с именем Иоанн. Постриг совершил Глинский старец схиигумен (впоследствии – схиархимандрит) Серафим (Романцов), служивший после разгрома Глинской пустыни в городе Сухуми. Ныне отец Серафим причислен к лику преподобных.
В 1967 г. Патриарх Алексий I подписал указ о его переводе на служение в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. Вернувшись в епархию, он узнал, что пока он находился в Москве на приеме у Патриарха, было принято решение перевести его из Касимова на другой приход (уже шестой за 10 лет), но это решение было отменено из-за его ухода в монастырь.
СТАРЧЕСТВО
С 1967 г. до своей кончины жил в Псково-Печерском монастыре. С 1970 г. – игумен, с 1973 г. – архимандрит. Уже спустя год после того, как отец Иоанн поселился в обители, к нему стали приезжать верующие со всех концов страны – за советом и благословением. Посещали архимандрита и православные люди из-за границы. Верующие считали его старцем и почитали за высокую духовность. В его биографии приводится описание типичного дня отца Иоанна:
«Сразу по окончании Литургии начинался приём. В алтаре решались вопросы с приезжим духовенством, на клиросе ждали своей череды присные, приехавшие с батюшками, в храме ожидали местные прихожане и приезжие паломники. Батюшка выходил из храма в окружении множества людей, когда время подходило к обеду. Но и на улице подбегали запоздалые вопрошатели и любопытные, чьё внимание привлекала собравшаяся толпа. И любопытные, полюбопытствовав, обретали в центре толпы сначала внимательного слушателя, а в будущем и духовного отца… Добравшись до своей келии только со звоном колокола к обеду, он буквально сбрасывал клобук и мантию и убегал. После обеда путь от трапезной до келии длился не менее часа, и опять в толпе. А в келии его уже ждали посетители, на вечер же назначался приём отъезжающих в этот день. И так ежедневно. Не день, не месяц, а из года в год, пока Господь давал силы. В своей феноменальной памяти батюшка долго-долго хранил имена тех, кто к нему обращался, и обо всех молился».
Уже будучи очень пожилым человеком, архимандрит Иоанн не мог принимать всех верующих, желавших получить духовную помощь от старца, но до самого последнего времени он отвечал на письма множества людей со всех концов мира. Часть из них были опубликованы – вышло несколько изданий «Писем архимандрита Иоанна (Крестьянкина)». Среди православных верующих получили широкую известность публикации его проповедей и другие книги, в том числе «Опыт построения исповеди». Основой для этого труда послужили беседы архимандрита Иоанна, которые проводились в семидесятые годы XX века в Псково-Печерском монастыре на первой седмице Великого поста, после чтения покаянного канона Андрея Критского.
В 2001 г. выступил против кампании по отказу от принятия ИНН, проходившей в церковных и околоцерковных кругах. Участники кампании обосновывали свою позицию, в частности, тем, что людям вместо их христианского имени присваивается номер. В своём обращении к верующим архимандрит Иоанн писал:
«Дорогие мои, как мы поддались панике – потерять своё христианское имя, заменив его номером? Но разве это может случиться в очах Божиих? Разве у Чаши жизни кто-то забудет себя и своего небесного покровителя, данного в момент крещения? И не вспомним ли мы всех тех священнослужителей, мирян-христиан, которые на долгий период жизни должны были забыть свои имена, фамилии, их заменил номер, и многие так и ушли в вечность с номером. А Бог принял их в Свои Отеческие объятия как священномучеников и мучеников, и белые победные ризы сокрыли под собой арестантские бушлаты. Не было имени, но Бог был рядом, и Его водительство вело верующего заключённого сквозь сень смертную каждый день. У Господа нет понятия о человеке как о номере, номер нужен только современной вычислительной технике, для Господа же нет ничего дороже живой человеческой души, ради которой Он послал Сына Своего Единородного Христа-Спасителя. И Спаситель вошёл в мир с переписью населения».
В последний год жизни батюшка тяжело болел. Скончался в возрасте 95 лет в день празднования Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской. Похоронен старец, как и другие печерские монахи, в пещерах Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.
Отец Иоанн Крестьянкин широко почитается верующими как проповедник и всероссийский старец, говорится о перспективе его будущей канонизации. В книге «Несвятые святые» и другие рассказы Тихон (Шевкунов) приводит многие случаи прозорливости архимандрита Иоанна. Митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов) 7 февраля 2021 г. объявил о сборе свидетельств для прославления в лике святых архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Об этом он заявил в проповеди в праздник Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской. Сбор свидетельств осуществляется на сайте, специально созданном для сохранения памяти о старце.

Добавьте комментарий

Нажмите, чтобы оставить комментарий

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

22 МАЯ – ПЕРЕНЕСЕНИЕ МОЩЕЙ СВЯТИТЕЛЯ И ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ ИЗ МИР ЛИКИЙСКИХ В БАРИ (1087 г.)

ПАЛОМНИЧЕСТВО В БАРИ К МОЩАМ СВЯТИТЕЛЯ И ЧУДОТВОРЦА НИКОЛАЯ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ЧУДЕСА СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ. К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

«Сроки страшные близятся. Скоро
Станет тесно от свежих могил.
Ждите глада, и труса, и мора,
И затменья небесных светил.

Только нашей земли не разделит
На потеху себе супостат:
Богородица белый расстелет
Над скорбями великими плат».

(А. Ахматова)

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

22 МАЯ — ДУБЕНСКОЙ-КРАСНОГОРСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ (ПЕРЕХОДЯЩЕ ПРАЗДНОВАНИЕ В ПРЕПОЛОВЕНИЕ ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ)
КРАСНОГОРСКАЯ ДУБЕНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИИГУМЕН АНДРЕЙ (МИЩЕНКО) (ПОСЛЕДНИЙ ДУХОВНИК КИЕВО-ПЕЧЕРСКОЙ ЛАВРЫ). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

29 МАРТА — ДЕНЬ ПАМЯТИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

29 МАРТА — ДЕНЬ ПАМЯТИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

ВЕЧЕР ПАМЯТИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

ДЕНЬ АНГЕЛА МАРИИ СЕРГЕЕВНЫЙ ТРОФИМОВОЙ

К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ. ЦИТАТЫ ИЗ ДНЕВНИКОВ

К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ
К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ.
ЦИТАТЫ ИЗ ДНЕВНИКОВ

ПРЕПОДОБНЫЙ СТАРЕЦ АЛЕКСИЙ (СОЛОВЬЕВ)

Старец Алексий жил в Сергиевом Посаде, когда по указанию безбожной власти начали вскрывать мощи святых. Старец печалился об этом и много молился, недоумевая – почему Господь попускает совершаться такому злу? Однажды вечером, когда он совершал молитвенное правило, рядом с ним встал прп. Сергий Радонежский и сказал:
– Молись три дня и постись, и после этого я скажу тебе то, что
нужно.
В следующие два дня, когда отец Алексий молился, снова вставал с ним рядом прп. Сергий. Отец Алексий питался в эти дни одной просфорой. На третий день преподобный сказал:
– Когда подвергаются такому испытанию живые люди, то необходимо, чтобы этому подвергались и останки людей умерших. Я сам отдал тело свое, чтобы град мой во веки был цел.

2 МАЯ 2001 г. ОСВЯЩЕНИЕ ЧАСОВНИ СВ. МАТРОНЫ В Г. СХОДНЯ

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

27 МАРТА — ДЕНЬ ПАМЯТИ АРШАКА АРУТЮНОВИЧА АРАКЕЛЯНА
МУЖ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ АРШАК АРУТЮНОВИЧ
АРШАК. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ИСТОРИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

О МОЛИТВЕ

http://alexandrtrofimov.ru/wp-content/uploads/2014/05/7mol10.jpg

Дорогие посетители сайта, пришло время вспомнить и восстановить древнюю ветхозаветную и апостольскую традицию – семиразовую молитву в течение суток, совершаемую каждые три часа (в 6, 9, 12, 15, 18, 21, 24 часа). Эта молитва особенно действенна в условиях испытания, посланного нам – угрозы распространения коронавирусной инфекции.
Предлагаю Вам ознакомиться с главой из книги «РИТМЫ ЦЕРКОВНОГО ГОДА», написанной много лет назад и размещенной на этом сайте: О СЕМИРАЗОВОЙ МОЛИТВЕ В ТЕЧЕНИЕ СУТОК. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ… http://alexandrtrofimov.ru/?p=766
В ней дается историческое и богословское обоснование необходимости этой молитвы. Сейчас, в условиях карантина православным людям совсем не сложно включиться в этот молитвенный ритм.
Присоединяйтесь к ежедневной семиразовой молитве, рассылайте текст статьи и сообщения о ней своим друзьям и знакомым.
***
Святейший Патриарх Кирилл благословил молитву, которую уже произносят за богослужением во всех православных храмах, ее можно присоединить к семиразовой молитве:
МОЛИТВА ВО ВРЕМЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ВРЕДОНОСНОГО ПОВЕТРИЯ ЧТОМАЯ
Господи Боже наш, не вниди в суд с рабы Твоими, и огради нас от губительнаго поветрия на ны движимаго. Пощади нас смиренных и недостойных рабов Твоих в покаянии с теплою верою и сокрушением сердечным к Тебе милосердному и благопременительному Богу нашему припадающих и на милость Твою уповающих. Твое бо есть, еже миловати и спасати ны, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Александр Трофимов

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

25 ЯНВАРЯ - ДЕНЬ АНГЕЛА ТАТИАНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ (1886–1934), МАТЕРИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

23 ФЕВРАЛЯ – ПАМЯТЬ ПОЭТА ДАВИДА САМОЙЛОВА

«БЫЛА ТУМАННАЯ ВЕСНА…» СТИХИ ДАВИДА САМОЙЛОВА, МУЗЫКА НЕИЗВЕСТНОГО АВТОРА, ИСПОЛНЯЕТ ЛЕОНИД ЭРДМАН

Помощь в издании книг

Благодарю за любую Вашу помощь! Присылайте Ваши имена для молитвенного поминовения на электронную почту atrofimovmail@yandex.ru

НАША СТРАНИЧКА ВКОНТАКТЕ

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Наша страничка в facebook

Video

3 ноября – ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИКА НЕОФИТА (ОСИПОВА) – ЛИЧНОГО СЕКРЕТАРЯ ПАТРИАРХА ТИХОНА

АКАФИСТ СВЯТЕЙ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИЦЕ ВЕЛИЦЕЙ КНЯГИНЕ ЕЛИСАВЕТЕ

Грек Зорба

Грек Зорба

АКАФИСТЫ, СОСТАВЛЕННЫЕ АЛЕКСАНДРОМ ТРОФИМОВЫМ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ИЕРУСАЛИМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ВАЛААМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ «ПРИБАВЛЕНИЕ УМА»

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОРСУНСКИЯ (ЕФЕССКИЯ)

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОЛОЧСКИЯ

АКАФИСТ СВ. АП. И ЕВ. ИОАННУ БОГОСЛОВУ

АКАФИСТ СВ. МЧЧ. ФЛОРУ И ЛАВРУ

АКАФИСТ СВТТ. АФАНАСИЮ И КИРИЛЛУ, АРХИЕП. АЛЕКСАНДРИЙСКИМ

АКАФИСТ СВТ. ТИХОНУ, ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РОССИИ

АКАФИСТ СВВ. ЦАРСТВЕННЫМ СТРАСТОТЕРПЦЕМ

АКАФИСТ ПРП. ИЛИИ МУРОМЦУ

АКАФИСТ ПРП. АНТОНИЮ ДЫМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРЛААМУ СЕРПУХОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ОТРОКУ БОГОЛЕПУ ЧЕРНОЯРСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИОАННУ РУССКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ПАИСИЮ ВЕЛИЧКОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРНАВЕ ГЕФСИМАНСКОМУ

АКАФИСТ СВМЧ. СЕРАФИМУ (ЗВЕЗДИНСКОМУ), ЕП. ДМИТРОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРПМЧЧ. СЕРАФИМУ И ФЕОГНОСТУ АЛМА-АТИНСКИМ

АКАФИСТ ПРП. СЕРАФИМУ ВЫРИЦКОМУ

АКАФИСТ СЩМЧ. ЯРОСЛАВУ ЯМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. СИЛУАНУ АФОНСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ВМЧЦ. МАРИНЕ

АКАФИСТ СВ. РАВНОАП. ВЕЛ. КН. ОЛЬГЕ

АКАФИСТ ПРП. БЛГВ. КН. ЕВФРОСИНИИ МОСКОВСТЕЙ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИУЛИАНИИ МИЛОСТИВЕЙ, ЯЖЕ В СЕЛЕ ЛАЗАРЕВЕ

АКАФИСТ БЛЖ. КСЕНИИ ПЕТЕРБУРЖСТЕЙ

АКАФИСТ ПРПМЦ. ВЕЛ. КН. ЕЛИСАВЕТЕ

АКАФИСТ ВСЕМ СВ. ЖЕНАМ, В ЗЕМЛИ РОССИЙСТЕЙ ПРОСИЯВШИМ

АКАФИСТ СОБОРУ СВ. ВРАЧЕЙ-БЕЗСРЕБРЕНИКОВ-ЦЕЛИТЕЛЕЙ И ЧУДОТВОРЦЕВ

СПИСОК ВСЕХ СТАТЕЙ

Рубрики

ИКОНА ДНЯ

КАЛЕНДАРЬ

СЧЕТЧИК