Главная К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ Любовь воплощенная

ЛЮБОВЬ ВОПЛОЩЕННАЯ. КНИГА 1 ГЛАВА 3. ВОСПОМИНАНИЯ О МАРИИ СЕРГЕЕВНЕ

НЕ БОЙСЯ ВОЛН ЖИТЕЙСКОГО МОРЯ

msodin265С Марией Сергеевной я познакомился быть может в самый трудный момент своей жизни: кругом тупик безысходность. На работе – полный провал, на мне повис огромный долг, который нужно было выплачивать, нелады в семейной жизни, да и состояние мое граничило с психическим срывом. Я был знаком с сыном Марии Сергеевны Александром, знал о ней от настоятеля нашего храма отца Олега, который советовал мне поговорить с ней о своих проблемах. Помню, как приехал в поярковский храм с жуткой головной болью, в очень трудном и раздраженном состоянии. После службы, которую выстоял с большим трудом, позвонил и спросил, можно ли приехать к Марии Сергеевне. Получив утвердительный ответ, впервые попал в ее дом.
Первое, что я почувствовал в нем – это спокойствие: то, что во мне бурлило и беспокоило мою душу, как-то отошло, как будто я попал в иной мир. Не побоюсь этого слова – благодать, благодатная атмосфера этого дома успокоили меня, настроили на совсем другую волну. Аромат ладана окутал меня, будто я вошел в притвор храма. Буквально накануне этого посещения мне довелось побывать в городе Клину у Валентины, в доме которой совершалось массовое мироточение икон. Особенно потрясло меня, когда на глазах присутствующих с креста стекало миро в подставленный сосуд. И вот у Марии Сергеевны я почувствовал ту же благодатную атмосферу, присутствие святыни – какой, пока не знал, но потом понял, что это молитва и любовь хозяйки дома создавали этот удивительный мир, дарили радость и покой душам приходивших сюда.

Почти сразу вслед за мной в доме появилась прихожанка нашего храма Ольга. Мария Сергеевна сказала, что они с Ольгой будут читать акафист, и предложила мне помолиться вместе с ними. Я с радостью согласился. Началось чтение. Ольга стояла у аналоя и читала акафист, Мария Сергеевна опустилась на колени и молилась, я тоже встал на колени и еле сдерживал слезы. Это было так благодатно, горели свечи, лампада у икон в светелке Марии Сергеевны, и мое оледенелое сердце и душа постепенно оттаивали.

После чтения мы с Марией Сергеевной направились в библиотеку, а Ольга стала хлопотать на кухне, готовить угощение к чаепитию. Мария Сергеевна очень хорошо почувствовала мое состояние, все то, что накопилось во мне – гнев, раздражение, ропот на обстоятельства жизни. Наконец мы осталось с ней наедине, и тут я увидел ее глаза: они поразили меня,– в них отражалось небо, какая-то неземная глубина, доброта и любовь светились в них.

В моей жизни никто и никогда так не смотрел на меня. В ее взгляде были сострадание и любовь, и понимание того, что меня мучило. Я сидел и не знал, как и с чего начать свой рассказ, да и нужно ли вообще говорить о своих бедах. И тогда Мария Сергеевна подошла ко мне и стала гладить по голове, как это делает мать, когда защищает или жалеет свое любимое дитя. От ее рук шло тепло и исцеляющая сила. И в последующие посещения Мария Сергеевна всегда гладила меня по голове, как бы массируя, и после этого все худые и тревожные мысли уходили и наступало блаженное состояние покоя.

Затем началась наша беседа. Мария Сергеевна говорила так, будто давно знала меня и мои проблемы, и во мне рождалась надежда. Мне запомнились ее слова:
– Все у тебя будет хорошо, и дети у тебя хорошие.
Она говорила мне разные хорошие, добрые слова, но что удивительно – когда Мария Сергеевна хвалила, это не вызывало чувства тщеславия, а рождало в душе покаяние.

Мне было трудно поверить в то, что все исправится, в тот момент на работе была тяжелейшая ситуация – на грани жизни и смерти. Но Мария Сергеевна оказалась права и все образовалось и успокоилось, думаю, по ее молитвам.

О моей супруге Мария Сергеевна сказала, что она – хороший человек и что ей нужно съездить к отцу Валерию Ларичеву,– через него придет ей помощь, поскольку он «не рядовой врач, а духовный». Призывала она нас жить в любви и согласии.

С женой Мария Сергеевна говорила отдельно и по тому, как моя супруга относится к Марии Сергеевне, я понял, что и она приняла и полюбила ее. После кончины Марии Сергеевны мне подарили ее фотографию, которую я вставил в красивую рамочку и поместил на свой рабочий стол, чтобы постоянно видеть ее лицо. На следующий день я не обнаружил фотографии на столе и решил, что жене это не понравилось. Огляделся в комнате и увидел, что она просто переставила фотографию на самое почетное место в нашем доме – в самом низу красного угла с иконами. Значит и для нее дорога память о нашей Марии Сергеевны.

Самым важным для меня в той первой встрече стало ее благословение. Когда мы прощались в прихожей, она вдруг сказала:
– Мой дорогой, резреши я тебя благословлю своим материнским благословением.
Я наклонил голову и в тот момент, когда Мария Сергеевна положила свою руку на мою голову и произнесла слова молитвы, произошло что-то необычное: через мою голову до самого сердца прошло тепло и в моем сердце как будто зажегся огонек. При этом вся головная боль, все болезненное, трудное состояние отошло. Хотелось расплакаться, это было так пронзительно и чудесно. Но самое удивительное совершилось впоследствии. То состояние внутренней радости и сердечного огня сохранялось во мне довольно долго. Я с тревогой думал, что вот-вот оно закончится. Однако молитва Марии Сергеевны поддерживала этот огонек. Такое случилось впервые в моем жизненном опыте: я ушел из ее дома, а Мария Сергеевна как будто во мне осталась; не со мной, а именно во мне. Это было так радостно, моя жизнь с того момента сделалась совсем другой, более радостной, исполненной надежды.

Это была милость Божия ко мне, в такой трудный момент я воспринял все сказанное Марией Сергеевной как укрепление в духовной жизни и благословение выбранного пути. Она подарила мне надежду, что я не конченый человек, она укрепила меня и указала путь добра и любви. Находясь в ее обществе, у меня было такое состояние души, какое навсегда хотелось бы сохранить в себе.

Господь на Тайной Вечере, омыв ноги Своим ученикам, показал им образ служения близким. Есть и икона такая «Умовение ног»,– ее раньше можно было увидеть во врачебницах. Общение с Марией Сергеевной вдохновляло и направляло не только меня, но и других людей – на этот путь служения близким, на служение своему делу. Бывает, что на работе появляется желание схитрить, чтобы получить б!ольшую выгоду, чтобы иметь б!ольшее влияние на окружающих, появляется временами и тщеславие. Но как только вспоминаю о Марии Сергеевне, отметаю эти мысли и желания. Ее молитвы и наставления ставят тебя на правильное место.

Мария Сергеевна своим поведением и общением с людьми показывала, как следует жить. Она не колебалась от житейских волн и передавала эту уверенность, устойчивость другим людям, помогая им сделать свой выбор. Ведь за тебя никто сможет сделать этот выбор, от которого зависит твоя судьба в вечности. И как важно, если на пути встретится такой человек, как Мария Сергеевна, бесповоротно последовавший за Господом…

Она не только усвоила, но и исполнила всей своей жизнью обе главные заповеди, принесенные Спасителем: любовь к Богу и любовь к человеку – ближнему твоему. Когда к ней проиходил человек, часто больной, мятущийся, расстроенный жизненными неурядицами, она всё оставляла и отдавала свое внимание, свою любовь этому человеку.

Мария Сергеевна отдавала себя людям; конечно, она уставала, но мне случалось не раз видеть, как благодать восполняла ее немощь. «Дух бодр, плоть же немощна» (Мф. 26, 41). «Дух бодр»,– это сказано о Марии Сергеевне: как бы ни было ей трудно самой и болезненно, она несла тяжкий груз болезней, и молилась с любовью о каждом из приходящих к ней за помощью и утешением.

Из личных ее качеств хочется отметить простоту, от которой мы уже отвыкли, скромность, кротость. Она не рисовалась, в храме была образцом поведения: никогда не лезла впереди других на исповедь или на молебное пение, к причастию всегда подходила последней. На службах в церкви практически не садилась, любила молиться на коленях.

Она умела отсекать мирскую суету и учила тому же окружающих. У нее была мудрость, которую невозможно определить словом, это какая-то не земная, сердечная, глубинная, высшая мудрость. Господь дал ей и необыкновенную проницательность, в чем многие имели возможность убедиться.

Удивительно, что на похоронах Марии Сергеевны мне было легко. Казалось, такая горькая утрата, я потерял благодатную советчицу, самого близкого человека, которому можно было принести не только свою беду, свою боль, но и свою радость. Но на сердце было светло и радостно. Я очень сожалел, что не привез на погребение своих детей, чтобы они увидели, какие люди есть на белом свете и какими благодатными могут быть похороны.

Когда я последний раз поцеловал ее руки и лоб, было ощущение, будто ты приложился к мощам святой.

После ухода Марии Сергеевны из жизни остается чувство, что она жива; не верится, что она умерла, это невозможно, ведь любовь не умирает. Для меня духовное общение с ней продолжается. Это похоже на то чувство, которое я испытываю, когда приезжаю в Нилову пустынь и стою, преклонив колени, перед ракой с мощами преподобного Нила Столбенского. Знаешь, что там, в раке лежат только его косточки, но стоишь сам, как будто перед живым старцем. Возникает определенное состояние, которое запоминается,– трепетное, благоговейное, со слезой. Точно такое чувство осталось от общения с Марией Сергеевной. И дело, наверное, сосем не в том, прославлен человек как святой или нет, в обоих случаях – живое присутствие.

Это еще один урок Марии Сергеевны. Во всех храмах и монастырях, где мне удается побывать, подаю записки о ее упокоении и от этого чувство духовной связи с ней укрепляется. Меня это очень вдохновляет: благодаря Марии Сергеевне чаще хочется читать свой помянник и записки о упокоении в церкви. Через это поминовение я почувствовал свою связь с усопшими родственниками и теми, кого постоянно поминаю. Во время богослужения в храме батюшка постоянно благословляет меня читать записки, что доставляет мне особую радость.

Встреча с Марией Сергеевной – одно из главных событий моей личной жизни. Духовник митрополита Антония Сурожского – старец архимандрит Афанасий (Нечаев) говорил, что никто не сможет отказаться от мира и выбрать Бога, если не увидит на лице или в глазах хоть одного человека сияние вечной жизни. Для меня таким человеком была Мария Сергеевна. Я увидел своими глазами, каким может и должен стать христианин. Говоря о Марии Сергеевне хочется вспомнить слова Евангельской притчи о зерне. Мария Сергеевна принесла сторичный плод и смогла посеять в нас семена добра и любви – и как бы хотелось, чтобы эти семена проросли,– очень надеюсь на это.

Я часто обращаюсь к Марии Сергеевне, прошу ее материнского благословения. Она для меня осталась родным и любимым человеком. Еще при жизни ее установилась у нас духовная связь, которая к великой моей радости не прерывается и после ее ухода от нас. У меня нет чувства расставания, я твердо верю, что она помогает нам своими молитвами.

Анатолий М.

УРОКИ ЖИЗНИ – УРОКИ ЛЮБВИ

msodin264Когда меня спросили, сколько времени я знаю Марию Сергеевну, ответить было и просто, и трудно: сколько помню себя, от самых ранних лет жизни, столько и ее помню. Она еще до школы стала моей первой и любимой учительницей. Чему только она нас с подругами не научила за долгие годы общения: здесь рисование и пение, и стихи, и вязание, и огородные заботы, и еще многое, чего не выразить словами. Сам ее облик, поведение, манера общения с людьми и, конечно, ее любовь ко всем нам, детям, воспитывала нас, помогала нам взрослеть, набираться опыта жизни. Все дети, которые общались с Марией Сергеевной,– счастливые люди: они получили такой запас добра и любви, какой немногим удается приобрести в самом начале жизни.

Мы могли приходить к Марии Сергеевне в любое время, когда нам захочется – с раннего утра до позднего вечера. Когда мы были маленькими, то играли возле нее в дочки-матери, приносили с собой куклы и другие игрушки. Потом у Марии Сергеевны появилось множество игрушек: одни она подбирала, когда кто-то их выбрасывал, другие дарили ей сами дети. Все эти игрушки помещались в больших коробках. Когда мы приходили, то доставали эти сокровища и устраивали целые кварталы, обставляли игрушечной мебелью устроенные дома. Причем Мария Сергеевна с интересом наблюдала за нашими стараниями и советовала, как это сделать лучше и красивее. Время текло незаметно за нашими играми.

Самым удивительным было то, что мы не чувствовали разницы в возрасте при общении с Марией Сергеевной, для нас она была как подружка. Никогда я не видела в ней строгости или назидательного тона, каким часто говорят взрослые. Она становилась на один уровень с нами, никакого высокомерия или сознания превосходства. Она говорила:
– Играйте так, как вам хочется, как вы привыкли.

У нее возле дома были расчерчены классики и она играла вместе с нами. Она научила нас многим играм в мяч, о которых мы не знали. И как она умела вместе с игрой давать что-то полезное и очень нужное для жизни и развития детей.

Постоянным нашим занятием у Марии Сергеевны было рисование. Для этого в доме были приготовлены цветные и простые карандаши, фломастеры, кисти и акварельные краски, пачки бумаги. Мария Сергеевна умела рисовать разных зверюшек и показывала нам, как это делать. Иногда она давала нам что-то срисовать, чаще всего виды храмов или пейзажи. Все детские рисунки Мария Сергеевна складывала в особую папку. Помню, как она показывала мне и моим подругам наши рисунки, сделанные много лет назад. Каждый рисунок был подписан и указан возраст ребенка.

Кроме уроков рисования мы постоянно разучивали стихи. Мария Сергеевна знала на память очень много стихотворений русских поэтов, и мы вместе постепенно заучивали их. Еще мы пели эти стихи на простые мелодии, и тогда они еще лучше запоминались.

Мы с Марией Сергеевной постоянно пели разные песни – народные и современные. На крылечке ее чудесного деревянного дома мы устраивали концерты. Одеяло служило занавесом, а мы по очереди выходили на «сцену», то есть на крылечко, и декламировали стихи, пели песни, а сидевшие на лавочке зрители аплодировали.

Еще помню, как мы ставили спектакль «Царевна-лягушка», для чего шили костюмы, репетировали вместе с Марией Сергеевной. Потом пришли на спектакль наши мамы и бабушки, и мы волновались, как настоящие артисты перед представлением.

В доме Марии Сергеевны было детское пианино, она учила меня и других детей играть на нем, начинали мы все с мелодии «Во поле березонька стояла». Еще она учила меня и других девочек вязать крючком и спицами. Мария Сергеевна научила меня печатать на пишущей машинке,– мне это так пригодилось, когда пришлось изучать компьютер.

Удивляли ее щедрость и доброта. Мне и моим подругам не очень-то позволяли резвиться на наших участках, где каждый клочок земли был занят грядками или цветами. У Марии Сергеевны можно было свободно бегать, гулять, играть. Она всегда угощала нас плодами своего сада и огорода. Нам доставались первые морковки, огурцы, зелень, яблоки, сливы. Для детей были выделены отдельные кусты с ягодами и деревья. Мария Сергеевна даже специально ставила лесенки, чтобы нам легче было доставать ягоды, и ели мы их до сыта.

Ходили мы с Марией Сергеевной за водой на колонку с коромыслом: я сама впервые попробовала нести ведра на коромысле – это было так интересно! Одним из любимейших наших развлечений у Марии Сергеевны были качели.

Мария Сергеевна никогда не отпускала детей без угощения. Обычно это была картошка с огурцами и зеленью, на столе постоянно находилось блюдо с сушеными яблоками и чудесными, вкуснейшими сухариками и, конечно, конфеты. Мы пили чай, Мария Сергеевна наливала нам соки из плодов своего сада и нам было так тепло и уютно за этим столом. Никакое самое богатое застолье не могло сравниться с угощением Марии Сергеевны, устроенным с такой любовью и заботой.

Насколько важными были для меня уроки Марии Сергеевны, я поняла лишь начав учебу в школе. Благодаря ее занятиям мне было очень легко, а главное – интересно учиться. Каждый год Мария Сергеевна провожала меня в очередной класс и наше общение не прерывалось. Я продолжала заходить к ней, и Мария Сергеевна живо интересовалась моими успехами. Она спрашивала о том, как прошел день, чему нас учат, какие новые стихи я выучила, что интересного узнала. Спрашивала она и о том, какие фильмы я посмотрела, какие книги прочитала, что в них понравилось, а что – не очень. Все это было ей действительно интересно, это были не «дежурные» вопросы, а искренний интерес. В мои школьные годы она часто рассказывала о своем детстве, о своей маме. Рассказывыала и о том, как преподавала в техникумах и школах русский язык и литературу. И сейчас я учусь в пушно-меховом техникуме, где Мария Сергеевна преподавала когда-то.

Когда мне или моим подругам удавалось что-то удачно спеть или прочитать по просьбе Марии Сергеевны, она хлопала в ладоши и ставила оценку, говоря: «Пять с плюсом» или «Пятерка».

Очень любила Мария Сергеевна зверей – собак, кошек, но особенно любила птиц: возле ее дома постоянно висели кормушки, и она подолгу любовалась на то, как птички «обедали».

Кот Белка бегал за Марией Сергеевной, как привязанный: куда она – туда и он. Когда Мария Сергеевна работала на огороде, кот сидел или лежал рядом с ней; как только она уходила, тотчас следовал за хозяйкой.

Я видела как постоянно ходили к Марии Сергеевне мои мама и бабушка. Они подолгу сидели, рассказывая о том, что происходило в семье. И я заметила, что после бесед с Марией Сергеевной они всегда уходили веселыми, улыбающимися, хотя нередко заходили усталыми и нахмуренными. Из того, что мне удавалось случайно услышать из их бесед, я помню, как Мария Сергеевна говорила о том, что нужно терпеть, терпеть и прощать.
Когда Мария Сергеевна приходила в наш дом, обязательно приносила гостинцы, и говорила, что это белка принесла или зайчик прискакал и принес для детей. Мне кажется, что ей больше нравилось дарить, чем принимать подарки.

Марии Сергеевне я обязана и первыми знаниями и уроками духовной жизни. Она предлагала мне вместе со стихами учить и тексты молитв, говорила, что знание их очень поможет в дальнейшей жизни. Мы учили молитвы «Отче наш», Символ веры, «Богородице Дево, радуйся». Мария Сергеевна предложила мне поучиться читать по церковно-славянски и я согласилась. Мы открывали старинную толстую книгу с крупным шрифтом и я читала по слогам слова молитв, а Мария Сергеевна объясняла мне значение слов и показывала, как нужно читать слова под титлами. Вместе с Марией Сергеевной я в церковь не ходила, но встречала ее не раз в поярковском храме, когда приезжала туда со своей мамой. Мария Сергеевна так радовалась, когда видела меня в церкви.

На Пасху она всегда заходила к нам, поздравляла, приносила освященное пасхальное яичко. После Крещения приносила воду. В рождественские дни приглашала к себе детей. У нее всегда была в доме украшенная елка: мы водили хоровод, пели песни. Мария Сергеевна готовила и вручала подарки, потом угощала нас.

Когда меня попросили набрать на компьютере письма Марии Сергеевны для книги о ней, я с радостью взялась за это дело. Так интересно было читать строки, в которых она говорила обо мне, тогда еще совсем маленькой. Мне кажется не случайным, что именно в то время, когда я набирала очередное письмо Марии Сергеевны, умерла моя бабушка. Случилось это 22 февраля 2003 года.

Всем нам, детям, было так интересно у нее. Я провела детство у ног Марии Сергеевны, и это было самое счастливое и радостное время. Меня тянуло в ее теплый и гостеприимный дом, как магнитом. А ее отношение к нам можно выразить такими словами: открытость и любовь.

Ангелина

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

14 НОЯБРЯ — СВЯТЫХ БЕССРЕБРЕНИКОВ И ЧУДОТВОРЦЕВ КОСМЫ И ДАМИАНА АССИЙСКИХ
ИКОНА СВВ. КОСМЫ И ДАМИАНА АССИЙСКИХ
АКАФИСТ СОБОРУ СВЯТЫХ ВРАЧЕЙ-БЕЗСРЕБРЕНИКОВ-ЦЕЛИТЕЛЕЙ И ЧУДОТВОРЦЕВ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

8 НОЯБРЯ — ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ДИМИТРИЯ МИРОТОЧИВОГО СОЛУНСКОГО
ИКОНА СВ. ВМЧ. ДИМИТРИЯ СОЛУНСКОГО
ФЕССАЛОНИКИ – ГРАД СВЯТОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ДИМИТРИЯ МИРОТОЧИВОГО. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

4 НОЯБРЯ — ПРАЗДНОВАНИЕ В ЧЕСТЬ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ (В ПАМЯТЬ ИЗБАВЛЕНИЯ МОСКВЫ И РОССИИ ОТ ПОЛЯКОВ В 1612 Г.)
kazikona12
ЗАСТУПНИЦА УСЕРДНАЯ. ИКОНА КАЗАНСКОЙ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ИЗ ВОЗНЕСЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…
ЧУДОТВОРНАЯ ЖАДОВСКАЯ КАЗАНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ
ВОЗРОЖДЕНИЕ ЖАДОВСКОЙ ОБИТЕЛИ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

4 НОЯБРЯ — СЕМИ ОТРОКОВ ЕФЕССКИХ
СЕМЬ ОТРОКОВ ЕФЕССКИХ. ИКОНА. РОССИЯ. XVIIIв.
СЕМЬ ОТРОКОВ ЕФЕССКИХ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

3 НОЯБРЯ — ДЕНЬ АНГЕЛА СТАРЦА СХИАРХИДИАКОНА ИЛАРИОНА (ВЛАДИМИРА МИХАЙЛОВИЧА ДЗЮБАНИНА)ИЕРОДИАКОН ИГНАТИЙ (В СХИМЕ - ИЛАРИОН)
СТАРЕЦ СХИАРХИДИАКОН ИЛАРИОН (ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ ДЗЮБАНИН; 1924–2007). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

Video

3 ноября – ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИКА НЕОФИТА (ОСИПОВА) – ЛИЧНОГО СЕКРЕТАРЯ ПАТРИАРХА ТИХОНА

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

3 НОЯБРЯ — ПАМЯТЬ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА АЛЕКСАНДРА ЛЬВОВИЧА БОГОЯВЛЕНСКОГО (1879–1937 гг.)
ОЗЕРО ГРЯДЕЦКОЕ У СЕЛА ГРЯДЦЫ
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АЛЕКСАНДР ЛЬВОВИЧ БОГОЯВЛЕНСКИЙ (1879–1937 гг. ). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

28 ОКТЯБРЯ — ДИМИТРИЕВСКАЯ РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА
br75
БИТВЫ РОССИИ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ. ЦИТАТЫ ИЗ ДНЕВНИКОВ

«Природа является путем к Богу; она ведет к Нему, потому что вышла из Его творческих рук. Каждое дерево у дороги, каждый цветок в поле, каждый человек, встреченный нами на путях жизни, несет на себе отпечаток Создателя своего: удивительная красота и совершенство всего сущего и чудесно организованный порядок, всё соединяющий воедино, подтверждает на каждом шагу бытие Божие».

АКАФИСТ СВЯТЕЙ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИЦЕ ВЕЛИЦЕЙ КНЯГИНЕ ЕЛИСАВЕТЕ

100 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

13 ИЮНЯ - ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

ВЕЧЕР ПАМЯТИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

ДЕНЬ АНГЕЛА МАРИИ СЕРГЕЕВНЫЙ ТРОФИМОВОЙ

НАША СТРАНИЧКА ВКОНТАКТЕ

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

25 ЯНВАРЯ - ДЕНЬ АНГЕЛА ТАТИАНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ (1886–1934), МАТЕРИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

АКАФИСТЫ, СОСТАВЛЕННЫЕ АЛЕКСАНДРОМ ТРОФИМОВЫМ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ИЕРУСАЛИМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ВАЛААМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ «ПРИБАВЛЕНИЕ УМА»

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОРСУНСКИЯ (ЕФЕССКИЯ)

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОЛОЧСКИЯ

АКАФИСТ СВ. АП. И ЕВ. ИОАННУ БОГОСЛОВУ

АКАФИСТ СВ. МЧЧ. ФЛОРУ И ЛАВРУ

АКАФИСТ СВТТ. АФАНАСИЮ И КИРИЛЛУ, АРХИЕП. АЛЕКСАНДРИЙСКИМ

АКАФИСТ СВТ. ТИХОНУ, ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РОССИИ

АКАФИСТ СВВ. ЦАРСТВЕННЫМ СТРАСТОТЕРПЦЕМ

АКАФИСТ ПРП. ИЛИИ МУРОМЦУ

АКАФИСТ ПРП. АНТОНИЮ ДЫМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРЛААМУ СЕРПУХОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ОТРОКУ БОГОЛЕПУ ЧЕРНОЯРСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИОАННУ РУССКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ПАИСИЮ ВЕЛИЧКОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРНАВЕ ГЕФСИМАНСКОМУ

АКАФИСТ СВМЧ. СЕРАФИМУ (ЗВЕЗДИНСКОМУ), ЕП. ДМИТРОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРПМЧЧ. СЕРАФИМУ И ФЕОГНОСТУ АЛМА-АТИНСКИМ

АКАФИСТ ПРП. СЕРАФИМУ ВЫРИЦКОМУ

АКАФИСТ СЩМЧ. ЯРОСЛАВУ ЯМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. СИЛУАНУ АФОНСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ВМЧЦ. МАРИНЕ

АКАФИСТ СВ. РАВНОАП. ВЕЛ. КН. ОЛЬГЕ

АКАФИСТ ПРП. БЛГВ. КН. ЕВФРОСИНИИ МОСКОВСТЕЙ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИУЛИАНИИ МИЛОСТИВЕЙ, ЯЖЕ В СЕЛЕ ЛАЗАРЕВЕ

АКАФИСТ БЛЖ. КСЕНИИ ПЕТЕРБУРЖСТЕЙ

АКАФИСТ ПРПМЦ. ВЕЛ. КН. ЕЛИСАВЕТЕ

АКАФИСТ ВСЕМ СВ. ЖЕНАМ, В ЗЕМЛИ РОССИЙСТЕЙ ПРОСИЯВШИМ

АКАФИСТ СОБОРУ СВ. ВРАЧЕЙ-БЕЗСРЕБРЕНИКОВ-ЦЕЛИТЕЛЕЙ И ЧУДОТВОРЦЕВ

СПИСОК ВСЕХ СТАТЕЙ

Рубрики

ИКОНА ДНЯ

КАЛЕНДАРЬ

ПОИСК В ПРАВОСЛАВНОМ ИНТЕРНЕТЕ

Поиск в православном интернете: 

СЧЕТЧИК