Памятные даты

«ИСПОЛНЕН ДОЛГ, ЗАВЕЩАННЫЙ ОТ БОГА…» МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (ИНОКИНЯ МАРИЯ) (1891–1987)

МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)
МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)

ПАМЯТИ МАРИИ ЕФИМОВНЫ СЕРГЕЕНКО (ИНОКИНЕ МАРИИ (1891–1987)) ПОСВЯЩАЕТСЯ

28 октября 2015 г. исполняется 28 лет со дня кончины профессора, доктора исторических наук Марии Ефимовны Сергеенко. В 1997 году была издана составленная автором сайта книга «Три встречи», в которую вошли воспоминания и письма Марии Ефимовны (второе издание – «Три судьбы», М., 2008 г.) Сегодня подготовлена к изданию посвященная ей книга – «″Исполнен долг, завещанный от Бога…″ Мария Ефимовна Сергеенко (инокиня Мария; 1891–1987)». На нашем сайте была опубликована глава из этой книги с воспоминаниями Марии Ефимовны о блокадном Ленинграде и краткое ее жизнеописание (перейти по ссылке). Ко дню ее памяти публикуем вступительную часть книги. Традиционно просим о помощи – молитвенной и материальной – в издании этой книги.

Александр А. Трофимов

***

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

«Да будет украшением вашим не внешнее
плетение волос, не золотые уборы или
нарядность в одежде, но сокровенный
сердца человек в нетленной красоте
кроткого и молчаливого духа,
что драгоценно пред Богом»
(1 Пет. 3, 3-4).

«У нас есть серьезные основания
для надежды, что русский народ
спасет именно русская женщина…»
(Вальтер Шубарт)

Идеал женщины-христианки нарисовал святой апостол Петр в своем Послании, говоря о сокровенном внутреннем человеке. Во Христе нет разницы между мужчиной и женщиной в том смысле, что для всех готова благодатная помощь свыше. Но благодать Божия не уничтожает и различия: у женщин есть особое достоинство, особые дары и призвание, особое служение.

На Руси именно женщины, и прежде всего, матери, создавали ту среду благочестия и чистоты, которая взрастила чреду великих подвижников Русской земли. Светлые образы матерей проходят через жития многих русских святых.

КНИГА В. ШУБАРТА
КНИГА В. ШУБАРТА

Великое духовное богатство представляют образы женщин-христианок в живом потоке русской религиозной и культурной жизни! Как много света и тепла даровано через них душам близких! Они учат – прежде всего, своим собственным примером – любви, состраданию, терпению. Особенно проявились эти качества русских верующих женщин в годы испытаний.
Удивительные и точные слова сказал о русской женщине известный немецкий философ Вальтер Шубарт (1897–1942), который был женат на русской эмигрантке, и потому знал о характере наших соотечественниц не понаслышке.

«Разные народы дали разные образцы человеческих идеалов. У китайцев это мудрец, у индусов – аскет, у римлян – властитель, у англичан и испанцев – аристократ, у пруссаков – солдат, а Россия предстает идеалом своей женщины. Достоевский был прав, возлагая на нее большие надежды. Русская женщина самым привлекательным образом объединяет в себе преимущества своих западных сестер. С англичанкой она разделяет чувство женской свободы и самостоятельности, не превращаясь при этом в «синий чулок». С француженкой ее роднит духовная живость, без потуг сострить; она обладает тонким вкусом француженки, тем же чувством красоты и элегантности, не становясь жертвой тщеславного пристрастия к нарядам. Она обладает добродетелями немецкой домохозяйки, не сводя жизнь к кастрюлям; и она, как итальянка, обладает сильным чувством материнства, не огрубляя его до животной любви. К этим качествам добавляются еще грация и мягкость, свойственные только славянам.

Никакая другая женщина, по сравнению с русской, не может быть одновременно возлюбленной, матерью и спутницей жизни. Ни одна другая не сочетает столь искреннего стремления к образованию с заботой о практических делах, и ни одна так не открыта навстречу красоте искусства и религиозной истине.

Женщина – смертельный враг большевизма, и она его победит. В этом мировое предназначение русской женщины… У нас есть серьезные основания для надежды, что русский народ спасет именно русская женщина…»

Эта книга посвящена Марии Ефимовне Сергеенко, доктору исторических наук, профессору,– ученому с мировым именем; она была выдающимся исследователем античной истории и филологии, ее книги переведены на многие языки.

МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)
МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)

С Марией Ефимовной Сергеенко я познакомился в 1977 году, когда один из друзей привел меня к ней, и с тех пор ни одна поездка в Ленинград не проходила без посещения ее дома, расположенного рядом с Иоанновским монастырем на Карповке (где находятся мощи святого и праведного пастыря Иоанна Кронштадтского). Это была встреча-узнавание. Несмотря на разницу в годах, Мария Ефимовна называла меня «братиком» и стала роднее родных. Поражали ее эрудиция, память, умение видеть суть событий и вещей. Немало часов провели мы – в основном, на кухне, беседуя за чаем.

Вся жизнь ее была отдана науке, любимым ученикам. И, практически, никто из близких не знал о тайне ее жизни – иноческом постриге с тем же именем – Мария. Многие годы Мария Ефимовна ездила в любимый ею Пюхтицкий монастырь в Эстонии. Она говорила, что желала бы быть и погребенной на монастырском кладбище. Это желание сердца Господь исполнил – инокиня Мария упокоилась на сестринском кладбище Пюхтицкого монастыря.

И после кончины своей Мария Ефимовна не раз являла знаки любви и участия в моей жизни. Помнится, удалось подписаться на трехтомник Тита Ливия «История Рима…», который переводила Мария Ефимовна. Первый том мне прислали по почте после ее кончины… в день рождения Марии Ефимовны, а второй – через два года, в день ее смерти.

***

ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ СПОРИТЕЛЬНИЦА ХЛЕБОВ
ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ СПОРИТЕЛЬНИЦА ХЛЕБОВ

Мария Ефимовна скончалась в день празднования иконы Божией Матери «Спорительница Хлебов» – и это дивный знак законченности ее пути. Икона «Спорительница Хлебов» написана в конце XIX века по благословению Оптинского старца преподобного Амвросия. На этой иконе Божия Матерь изображена сидящей на облаках. Руки Ее распростерты в благословении. Внизу – сжатое поле, а на нем среди трав и цветов стоят и лежат снопы ржи. Старец Амвросий сам указал день ее празднования – 15/28) октября и назвал образ «Спорительница Хлебов», указывая этим, что Пресвятая Богородица – «Помощница людям в их трудах по снисканию хлеба насущного». Старец заказывал снимки с иконы, раздавал и рассылал их своим духовным чадам, прося молиться перед этим образом Божией Матери, чтобы явила Она милость Своим чадам. Для пения акафиста Божией Матери перед иконой батюшка составил особый припев: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Подаждь нам, недостойным, росу благодати Твоея и яви милосердие Твое!» Этой иконой старец благословил основанную им неподалеку от Оптиной пустыни Шамординскую женскую обитель. Знаменательно, что погребение старца Амвросия пришлось как раз на 15 октября. Впоследствии через икону «Спорительница Хлебов» неоднократно являлась благодатная помощь Божией Матери в спасении от голода и неурожая.

Отец Павел Флоренский, вспоминая об этой иконе, пишет, что образ «Спорительницы Хлебов» близок образу Деметры – Матери хлебов древней Эллады. Он отмечал, что в образе Деметры отразилось предчувствие Эллинского мира о Божией Матери, жажда людей увидеть свою Мать. Келейный образ великого старца говорит о живой связи Православия с древней цивилизацией, так много даровавшей миру.

ИКОНА БОГОРОДИЦЫ СПОРИТЕЛЬНИЦА ХЛЕБОВ В ВВЕДЕНСКОМ ХРАМЕ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ. АВГУСТ 2009 г.
ИКОНА БОГОРОДИЦЫ СПОРИТЕЛЬНИЦА ХЛЕБОВ В ВВЕДЕНСКОМ ХРАМЕ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ. АВГУСТ 2009 г.

Мария Ефимовна Сергеенко сама стала этой живой связью Православия с античной цивилизацией. Благодаря ее молитве и научному творчеству какая-то часть драгоценного духовного наследия греко-римского мира стала неотъемлемой частью нашего духовного опыта. Кроме того, это явный знак благословения свыше научных трудов Марии Ефимовны, большая часть которых была связана с земледелием – то есть с той деятельностью, покровительницей которой является образ «Спорительницы Хлебов». И мы верим, что Сама Божия Матерь встретила душу рабы Божией инокини Марии в день празднования Ее образа «Спорительницы Хлебов» и удостоила быть погребенной в обители, посвященной Ее Успению, где всегда так живо ощущается благодатное дыхание Пречистой.

Решение о внесении в календарь Русской Православной Церкви дня празднования иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» было принято Святейшим Патриархом Алексием II в ноябре 1993 года, а в церковные календари день празднования внесен начиная с 1995 года. Этот образ почитается теперь по всей Руси. Храм в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» обнаружим мы и в поселке Дубовое под Белгородом, и в городке Сватово Старобельского района Луганщины, и во многих других местах. Есть уже на нашей земле и женский монастырь в Среднеуральске, посвященный иконе.

ХРАМ СПОРИТЕЛЬНИЦЫ ХЛЕБОВ НА ПОДСОБНОМ ХОЗЯЙСТВЕ В ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ
ХРАМ СПОРИТЕЛЬНИЦЫ ХЛЕБОВ НА ПОДСОБНОМ ХОЗЯЙСТВЕ В ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

Есть в Оптиной Пустыни
Божия Матерь Спорительница.
По видению старца Амвросия
Написан образ Пречистой:
По край земли дивное
Богатство нивное;
Владычица с неба
Глядит на простор колосистый;
Спорятся колосья
И множатся в поле снопы золотистого хлеба…
Тайные Церкви глубин святорусских Затворница,
Руси боримой со светлыми духи Поборница,
Щедрая Благотворительница,
Смут и кровей на родимой земле Умирительница,
Дай нам хлеба в скорости –
Добрым всходам спорости,
Матерь Божия Спорительница!

(Вячеслав Иванов, 1918 г.)

ПЮХТИЦКИЙ МОНАСТЫРЬ. ВРЕМЯ ЖАТВЫ. 1970-е гг.
ПЮХТИЦКИЙ МОНАСТЫРЬ. ВРЕМЯ ЖАТВЫ. 1970-е гг.

В статье Е. Поселянина за 1891 год читаем: «15 октября, в тот же день, как батюшка установил праздновать иконе «Спорительница хлебов», его похоронили. Об этом совпадении догадались только потом. Невольно думается, что, покидая своих детей, эту икону отец Амвросий оставил как знак своей любви и своей постоянной заботы об их насущных нуждах… и что, приносясь постоянно в жертву для всех без различия, для ближних и дальних, отец Амвросий оставил икону «Спорительница хлебов»… не для одного только маленького уголка в Руси, который был ему чрезвычайно дорог и на благо которого он положил свои последние заботы. Широко открытому для любви сердцу было бы тесно здесь. Широкое сердце простор любит».

Однако рассказ об образе «Спорительница хлебов» нам никак нельзя оставить без молитвы, именно ей, амвросиевой иконе, написанной:

О Пресвятая Дево Богородице, Премилостивая Владычице, Царице небесе и земли, всякаго дома и семейства христианскаго Благоустроительнице, труждающихся благословение, нуждающихся неистощимое богатство, сирых и вдовиц и всех людей Кормительнице! Питательнице наша, рождшая Питателя Вселенныя и Спорительнице хлебов наших, Ты, Владычице, ниспосылаеши Твое Матернее благословение градом нашим, селам и нивам, и коемуждо дому, на Тя упование имущему. Темже с благоговейным трепетом и сокрушенным сердцем смиренно молим Тя: буди и нам, грешным и недостойным рабом Твоим, мудрая Домостроительнице, житие наше добре устрояющая. Всякое же сообщество, всякий дом и семейство во благочестии и православии, единомыслии, послушании и довольстве соблюди. Нищия и неимущия пропитай, старость поддержи, младенцы воспитай, всех вразуми преискренне взывати ко Господу: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». Сохрани, Пречистая Мати, люди Твоя от всякия нужды, болезни, глада, губительства, града, огня, от всякаго злаго обстояния и всякаго нестроения. Обители нашей (веси), домам и семействам и всякой души христианстей и всей стране нашей исходатайствуй мир и велию милость, да славим Тя, Премилостивую Питательницу и Кормительницу нашу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

На какие изумительные слова был вдохновлен неизвестный нам автор этой молитвы, обращенной к Премилостивой Питательнице и Кормительнице нашей!

ПЮХТИЦКИЙ МОНАСТЫРЬ. СЕСТРИНСКОЕ КЛАДБИЩЕ
ПЮХТИЦКИЙ МОНАСТЫРЬ. СЕСТРИНСКОЕ КЛАДБИЩЕ

40-й день кончины Марии Ефимовны Сергеенко пришелся на день памяти благоверного князя Александра Невского – небесного покровителя града, в котором она жила и трудилась.
«Исполнен долг, завещанный от Бога…»,– эти слова великого нашего поэта Н. И. Конрад процитировал в письме к Марии Ефимовне по поводу переведенной ею «Исповеди» Блаженного Августина. Они изумительно точно подходят к жизни Марии Ефимовны. Она исполнила свой долг ученого и православного верующего человека, донесла до победного конца свой жизненный крест.

МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)
МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)

У поколения ученых, к которому принадлежала Мария Ефимовна, не было ненаписанных книг. Были неизданные книги и сожженные рукописи, которые, как известно, все же не горят. Это урок для всех нас, когда сплошь и рядом – ненаписанные книги и работы – жертвы колебаний, лени, приспособленчества и внутренней цензуры.
Мария Ефимовна говорила: «Ничего больше, чем работу, не люблю, в блокаду спасла работа». Как-то она сказала: «Встанешь утром, все болит, ничего не можешь и думаешь: «Господи, забери Ты меня поскорее, сколько же мне еще так мучиться?» К обеду, глядишь, полегчало, и поработала, и тогда думаешь: «А ничего бы еще пожить». Ну, а к вечеру, опомнившись, скажешь: «Да будет воля Твоя, Господи! Ты лучше ведаешь, как нужно».

Мария Ефимовна помнила наизусть множество стихов и часто спрашивала, прочтя какой-нибудь отрывок: «Кто это написал?»
Помнится, прочла отрывок из стихотворения Ольги Бертгольц, который можно было бы поставить эпиграфом ее воспоминаний:

МОГИЛА М. Е. СЕРГЕЕНКО (ИНОКИНИ МАРИИ) НА СЕСТРИНСКОМ КЛАДБИЩЕ ПЮХТИЦКОГО МОНАСТЫРЯ
МОГИЛА М. Е. СЕРГЕЕНКО (ИНОКИНИ МАРИИ) НА СЕСТРИНСКОМ КЛАДБИЩЕ ПЮХТИЦКОГО МОНАСТЫРЯ

Нет, не из книжек наших скудных,
Подобья нищенской сумы,
Узнаете о том, как трудно,
Как невозможно жили мы…
Но если жгучего страданья
Дойдет до вас холодный дым –
Ну что ж, почтите нас молчаньем,
Как мы, встречая вас, молчим…

***

В день памяти Марии Ефимовны продолжаем публикацию глав из посвященной ей книги «ИСПОЛНЕН ДОЛГ, ЗАВЕЩАННЫЙ ОТ БОГА…». Предлагаем вниманию читателей воспоминания о Марии Ефимовне ее ученицы Ларисы Михайловны Лукьяновой – доцента кафедры русской и зарубежной литературы Саратовского государственного университета.

***

ВОСПОМИНАНИЯ О МАРИИ ЕФИМОВНЕ СЕРГЕЕНКО

Русский голос Блаженного Августина

Блаженный Августин пришел в Россию через блокадный Ленинград. О переводчице его «Исповеди» на русский язык, выдающемся антиковеде, филологе и историке, инокине Марии Ефимовне Сергеенко рассказывает ее бывшая студентка, доцент кафедры русской и зарубежной литературы Института филологии и журналистики Саратовского государственного университета Лариса Михайловна Лукьянова.

Я познакомилась с Марией Ефимовной в 1955 году, когда поступила на первый курс филфака Ленинградского государственного университета, на отделение классической филологии. Надо сказать, что выросла я в маленьком городке далеко от железной дороги, а информации о вузах тогда не было не только в маленьких, но и в больших городах: достать справочники для поступающих было непросто. А я хотела заниматься классической русской литературой. И когда я увидела в Ленинграде на филфаке отделение классической филологии, что я могла подумать? Я решила, что там и изучают русскую классику, и не одна я так думала. Прием был – пять человек, и из них только один абитуриент, ленинградец, знал, куда он поступает.

И в первую же неделю одно из первых занятий – это занятие Марии Ефимовны. Ей было тогда 64 года. Она была небольшого роста, худенькая, с совершенно белыми волосами. Одета она всегда была так: что-то наподобие мужского костюма, только не брюки, а юбка, и белая блуза. Она окончила Бестужевские курсы и на протяжении всей жизни одевалась так, как одевались бестужевки.

Она напоминала школьную учительницу и показалась нам очень старой. Но с первого же занятия мы увидели: это был такой живой человек! От нее, к сожалению, осталось только две фотографии, видимо, с документов. Она не любила фотографироваться, да тогда и вообще не было принято постоянно фотографироваться, как сейчас.

И вот, как мы не представляли, куда мы поступили, так и она не очень представляла, кто перед ней сидит. Преподаватели у нас были мирового уровня, но они выучились до революции. Они окончили в свое время гимназии… Сама Мария Ефимовна была родом из глубинки, она родилась в городе Новозыбкове Черниговской губернии в 1891 году и там окончила гимназию, а потом – Бестужевские курсы в Петербурге. И вот что для нас было трудно: эти преподаватели, если и не думали, что мы так же образованны, как они, то все же сильно нашу образованность переоценивали. Мария Ефимовна могла запросто сказать: «Вот немецкий комментарий к Катуллу, читайте», даже не спрашивая, знаем ли мы немецкий. На уроке древнегреческого языка у Аристида Ивановича Доватура, тоже выдающегося ученого, нас поразило вот что: он, чтобы проверить уровень нашей школьной подготовки по языкам, спросил, кто какой язык учил в школе, дал нам соответственно каждому немецкую, французскую, английскую книги и велел читать. Он 1897 года рождения, и тоже был человеком еще той, прежней культуры…

И вот Мария Ефимовна на первом занятии нам кое-что объяснила, а на второе принесла Катулла и сказала, чтобы мы переводили. Это было очень мучительно: мы слов не знаем, но слова она нам подсказывала, и мы через пень колоду кое-как переводили. В общем, грамматику мы осваивали самостоятельно. И если бы не преподаватель древнегреческого языка А. И. Доватур, у которого была другая методика, не знаю, чем бы это кончилось: Мария Ефимовна объясняла нам за один раз по пять-шесть тем… Но мы с ней очень много читали, а это важно. Не помню, Мария Ефимовна или кто-то другой из преподавателей сказал однажды, что знание древних языков – это километры прочитанных строк.

Грамматику можно самостоятельно выучить, это не главное. Главное то, что Мария Ефимовна нам привила: казалось бы, латынь – это мертвый язык, но она живую душу нам открыла, причем не столько в языке, сколько в его носителях. И это было одним из предметов ее исследований. Ведь существует масса книг, начиная с Плутарха, Светония, которые писали в основном о жизни римских императоров и выдающихся людей – Цицерона, Помпея… А Мария Ефимовна по крупицам вылавливала сведения из литературы, из археологии, главным образом помпейской, изучила массу надгробных надписей и в итоге написала замечательную книгу, которая называется «Простые люди древней Италии». Книга вышла, когда я уже окончила университет, но она мне подарила экземпляр с очень трогательной надписью: «Ларисе от старой учительницы».

О чем писали до нее? Вот мы знаем, что Цезарь подготовил 70 пар гладиаторов,– и всё. А она рассказывает о том, как жили эти гладиаторы, пытается понять их психологию. И такие же очерки в этой книге о том, как жил, например, сукновал, земледелец, содержатель гостиницы, школьный учитель… Именно от Марии Ефимовны мы узнали, что римляне были поголовно грамотными, и даже пароль в римской армии передавался письменно.

Из пяти человек нашего классического отделения в первые же два месяца два студента отсеялись, и мы остались втроем. Поэтому, когда было холодно,– а Мария Ефимовна холода очень боялась, она ведь пережила блокаду,– мы занимались у нее дома. Конечно, она не говорила нам, что она верующая. Но, как мне говорили потом, многие наши преподаватели были верующими. Например, о том, что А. И. Доватур тоже был верующим, узнали только после его смерти, потому что в завещании было указано, в каком храме его отпевать. А тогда мы, первокурсники, и подумать не могли, что преподаватель может быть религиозным человеком. Но когда мы в первый раз пришли к Марии Ефимовне, то сразу же увидели икону. Я, разумеется, и знать не знала, какие бывают иконы, и что это была за икона, сказать не могу, но было ясно, что просто так икону в уголочке никто ставить не будет.

Когда мы к ней пришли впервые, это было, как я потом поняла, время Рождественского поста. Занятия у нее на дому были очень трудными, потому что если в университете ты отзанимался пару и ушел, то здесь было по-другому, мы сидели по нескольку часов. Потом в какой-то момент она говорила: «Всё, вы уже ничего не соображаете, сейчас мы поедим. Сегодня у меня гречневая каша и узвар». А поскольку она была Сергеенко, а я – Марченко, она говорила: «Лариса, объясните этим кацапам, что такое узвар». (Это компот из сухофруктов.) Мы все знали, что она вегетарианка, потому что один раз она нам рассказала: однажды она увидела, как в лабораторию несли кролика для опытов, и поняла, что кролик знает, что его ждет, и с тех пор мяса есть не может.

Время было такое: 1955 год, то есть еще до съезда КПСС, который разоблачил культ личности Сталина (съезд состоялся в феврале 1956-го). Конечно же, преподаватели были очень осторожны с нами, и мы не знали и узнали только потом, что три преподавателя с нашей кафедры отсидели, и один из них, Аристид Иванович Доватур,– от звонка до звонка десять лет просто настолько без всякой вины, что когда он через много лет посмотрел свое дело, там в графе «Состав преступления» даже прочерка не было, пустое место. Арестовали его в Саратове, куда он перед этим был выслан из Ленинграда. Он, кстати, был любимым учеником Марии Ефимовны. В Саратове он был ассистентом кафедр в мединституте и в университете, жил очень бедно, и сразу после его ареста в университетской газете «Сталинец» появилась статья работавшего на истфаке Осипова (я его еще застала), который написал, что истфак был засорен врагами народа и на нем подвизался некий Доватур, который, получая громадные деньги, притворялся несчастным интеллигентиком и ходил плохо одетым. Бессовестность удивительная: это сказано о почасовике, получавшем копейки, который к тому же, будучи ссыльным, вынужден был снимать комнату в чужом городе. Просто Доватуру, кроме этих абсурдных обвинений, больше нечего было предъявить, потому что люди, высланные из Ленинграда, ясное дело, были чрезвычайно осторожны, он не мог сказать ни слова, ни полслова, за которые можно было бы зацепиться. Но вот Осипов «зацепился» за то, что Доватур плохо одет – якобы специально, дабы показать бесчеловечное отношение советской власти к интеллигенции…

И конечно, на политические темы никто и никогда не разговаривал – этой реальности для нас как будто не существовало. Но после XX съезда КПСС – еще только слух прошел, что был этот съезд, нам еще не читали письмо с разоблачением культа личности, а среди студентов уже понеслось: анекдоты, шутки… В вестибюле у нас в корпусе стоял бюст Сталина. Мы с утра пришли в университет, смотрим – у него нос отбит. Но его тут же куда-то спрятали. А уж когда прошел этот съезд, началась такая свобода, можно даже сказать – разнузданность! Я летом не ездила в пионерский лагерь вожатой, но мои подруги ездили. Они в лагере повесили в красном углу портрет Хрущева, окруженный початками кукурузы, и сочинили издевательскую «молитву». Конец, помню, был такой: «Заложим свой кирпич в социализм!». И когда Мария Ефимовна об этом узнала, то она единственный раз высказалась на политическую тему. Она сказала о Хрущеве: «Каков бы он ни был, спасибо ему за то, что он освободил нас от страха». И еще она сказала, что самым ужасным в те годы был именно страх. Потому что ночью ты не знаешь, не постучат ли сейчас в твою дверь. А утром приходишь в университет – и там нет профессора Ковалева, и профессор Каллистов спрашивает: «Где же Сергей Иванович?». А на следующий день нет уже и профессора Каллистова… В общем, сегодняшнему человеку уже трудно себе всё это представить.

С 1917 по 1929 год Мария Ефимовна жила и работала в Саратове, преподавала в СГУ. Как она здесь оказалась? Она окончила Бестужевские курсы в Петербурге, причем была лучшей ученицей такого величайшего ученого, как София Венедиктовна Меликова (потом она вышла замуж за академика Ивана Ивановича Толстого и стала Меликова-Толстая). Когда в Саратовском университете в 1917 году открылся историко-филологический факультет, то сюда, спасаясь от голода, приехали работать такие выдающиеся ученые, как С. Л. Франк, В. М. Жирмунский, и в их числе — С. В. Меликова. До нее нам, нынешним латинистам, как до звезды небесной. Она из тех латинистов, которые не только читали и переводили. Эти латинисты могли говорить по-латыни и писать на ней научные статьи. И вот ее лучшей ученицей была Мария Ефимовна, которую Меликова сюда и пригласила. Мария Ефимовна преподавала в Саратове латынь, и у нее стал брать уроки Николай Иванович Вавилов. Ему это было нужно для классификации растений. И он очень серьезно относился к этим занятиям: когда он с Марией Ефимовной занимался латынью, то никого не принимал. А Мария Ефимовна в ходе этих занятий заинтересовалась растениями, причем на всю жизнь. И она стала первокласснейшим, лучшим в стране специалистом по римскому сельскому хозяйству. Сначала она перевела с древнегреческого языка трактаты Феофраста о растениях, потом написала ряд собственных работ, например об удобрениях в древней Италии, книгу «Италийское огородничество», и никто, кроме нее, этого написать бы не смог. Мария Ефимовна была доктором филологических наук и исторических наук, причем звания ей присваивали без защиты диссертаций – по совокупности работ, настолько оригинальными и научно значимыми были эти работы.

И здесь, в Саратове, она бы и продолжала трудиться, но, как известно, произошел разгром гуманитарных наук, были закрыты исторические факультеты, поскольку Ленин сказал: «Зачем нам история?». Запретили преподавать латынь и древнегреческий, и Меликова уехала в Петроград. А Мария Ефимовна стала здесь читать зарубежную литературу и преподавать немецкий язык. Вряд ли у нас когда-нибудь восстановится такая образованность: если она читала французскую литературу для французских групп, то читала на французском языке, если английскую литературу для английских, то на английском языке… Она очень любила английскую литературу и еще – литературу русскую. Она настолько чувствовала русский язык! Мне доводилось слышать от академика Николая Николаевича Казанского, который всеми нами, латинистами, в стране ведает, что одним из ее любимых писателей был И. С. Тургенев, и особенно она любила его письма. Когда-то Мария Ефимовна перевела письма Плиния Старшего, в частности письмо, где описывается извержение Везувия; потом, когда она познакомилась с письмами Тургенева, то нашла, что есть что-то общее между Плинием Старшим и Тургеневым в манере изложения.

Но вернемся к саратовскому периоду ее жизни. Через несколько лет она поняла, что здесь просто не состоится как ученый – без библиотеки, без общения с научной средой. И в 1929 году она уехала в Ленинград. Но в Ленинграде тоже ведь работы не было. И кем работали такие люди, и не только она, но и другие будущие большие ученые, А. И. Доватур, например, – библиотекарями! И она в этом качестве трудилась в Публичной библиотеке. Потом она стала работать в одном из отделов Академии наук, причем занималась там всего лишь переводами и о себе остроумно говорила, что работает ученой горничной: она переводила, а другие потом на ее переводах делали себе диссертации… Но потом она занялась сельским хозяйством эпохи Античности, и это стало одной из ее главных тем.

В некоторые вузы, кажется, в 1932 году были возвращены древние языки, и она смогла работать в Ленинградском университете. Но, когда началась война, в первую же зиму университет эвакуировали – частично в Казань, частично в Саратов. Например, С. В. Меликова с И. И. Толстым поехали в Казань, а многие должны были поехать в Саратов. И вот, Мария Ефимовна отказалась от эвакуации!

Когда я о ней думаю сейчас, в своем нынешнем возрасте, я ее начинаю понимать. Мне кажется, она поступила так именно потому, что была верующим человеком: как Господь устроит, так всё и будет. Что это значило в тогдашней реальности? Отказавшись эвакуироваться с Ленинградским университетом, она лишалась продовольственных карточек. Но ее взяли работать в медицинский институт, там кафедрой заведовала ее старинная приятельница, они дружили до самой смерти Марии Ефимовны. Тогда усиленно готовили врачей и медсестер, и она там преподавала латынь.

Чем Мария Ефимовна занималась в нечеловеческих блокадных условиях? Она переводила «Исповедь» блаженного Августина. И это был подвиг ученого. Мало того, что это немыслимо трудный, очень трудный текст. Но ведь это еще и христианское вероучение… И она точно знала, что никогда не сможет этого издать. Причем она не была застрахована и от того, что вот сейчас, во время работы, на нее упадет бомба или разбомбят дом, когда она в вузе.

Мне кажется, главное, что позволило ей пережить блокаду,– именно этот труд. Потому что, когда она к этому труду составляла комментарии, она прокомментировала одно место из «Исповеди» так: как малые дети в момент опасности бросаются к матери, так и взрослые в опасности бросаются к Богу, потому что нет больше у них никакого утешения. Она сделала замечательный комментарий к своему переводу. И диву даешься, насколько она знала древних авторов, не переведенных на русский язык, она их читала по-латыни. Мария Ефимовна на них ссылается, находит у них переклички с Августином – словом, комментарий высочайшего уровня.

И еще во время блокады – об этом написал Даниил Гранин в «Блокадной книге» – она прочитала доклад в подвале Академии наук «О виноградарстве в древней Италии». Казалось бы, кому это может быть интересно в осажденном городе? Но, видимо, люди настолько устали от своей страшной повседневности, что им хотелось от нее уйти. А вообще, обычно Мария Ефимовна на конференциях никогда не выступала. Она была настоящей христианкой, и для нее внешнее не имело значения. А в общении это был живейший человек, с очень тонким чувством юмора, замечательный, необыкновенный человек.

Мы, конечно, будучи студентами, не знали, что она переводила блаженного Августина. Узнала я об этом лет через семь после окончания ее работы. Тогда уже было можно более или менее свободно общаться, и я через третьих лиц узнала, что у нее есть этот перевод.

Чем она еще потом занималась? Она переводила христианских первоучителей – письма святого Киприана, «Церковную историю» Евсевия Памфила, Тертуллиана «О покаянии», и всё это было опубликовано при советской власти вот каким образом – в «Богословских трудах» за подписью митрополита Антония (Мельникова). Он ей позволил подписываться его именем, и со стороны Марии Ефимовны это тоже был подвиг ученого: ей было безразлично, стоит ли под переводами ее имя, ей было важно, чтобы это было донесено до читателя.

В наше время «Исповедь» блаженного Августина переиздана несколько раз, и вот в издании, которое я держу в руках, замечательное послесловие академика Николая Николаевича Казанского и еще одного большого ученого – Алексея Константиновича Гаврилова.

И еще Мария Ефимовна нам преподавала один предмет, который больше ни в каком вузе не преподавался, ни в одном вузе страны. Назывался он «Римские реалии». Например, на одном занятии Мария Ефимовна рассказывала нам об устройстве римского дома: как обстояло дело с отоплением, какая была мебель, из чего матрасы набивали, было ли постельное белье, покрывала… Была у нее и очень интересная лекция о том, как выглядели римские дома, и мы узнали, что в Риме был почти миллион жителей. Дома были многоэтажные, и нелегко жилось в этих домах, потому что не было отопления – можно было только над жаровней с углями руки погреть, отсюда и частые пожары.

Она рассказывала нам, какие в Риме были харчевни, на чем римляне ездили. А тема другого занятия, например,– что ели древние римляне. Мы с большим интересом всё это слушали, потому что расхожее мнение таково: Рим – это немыслимая роскошь, всякие там блюда из язычков соловьев. Да ничего подобного! Римляне ели два раза в день, причем ты сначала поработай, а потом завтракай; и вторая еда – обед. Они ели очень мало мяса, основными продуктами были сыр, фрукты, вино. А роскошные «лукулловы пиры» появились потом, когда римляне завоевали мир, познакомились с восточной роскошью, и, конечно, только очень богатые люди могли себе позволить вот такие безобразные пиры, а простые люди питались иначе. И на основе этих лекций она потом издала книгу «Жизнь Древнего Рима», тоже сейчас переизданную.

Первая прозаическая вещь, которую мы с ней читали,– «Записки о Галльской войне» Юлия Цезаря. И здесь она тоже не придиралась, если мы забывали какие-то падежные формы, а в первую очередь обращала наше внимание на то, как жилось солдату. И мы впервые осознали следующее: ведь римский солдат – это в основном пехотинец. Это значит, что он пешком прошел Европу – от Италии до Великобритании. Что солдат с собой нес? Кроме оружия, продовольствие на несколько дней и еще – шанцевый инструмент и несколько жердей, чтобы огородить вал и построить стену. От нее же мы узнали о такой необыкновенной вещи, как римский лагерь. И только от нее мы могли узнать, что английские города Манчестер, Винчестер, Честерфилд, Ньюкасл и т. д., словом, все города, в которых встречается castle или chester,– это города, возникшие на том месте, где некогда стояли римские лагеря. Римляне находились на незнакомой территории, на них в любой момент мог напасть враг. И поэтому утром всегда впереди шли разведчики, которые должны были до ночи выбрать место, где будет устроен лагерь. Там обязательно должна была быть питьевая вода, потому что неизвестно, сколько могла продлиться стоянка; требовалось, чтобы по возможности было какое-то естественное укрепление – лагерь ставили или на слиянии рек, или где-то на высоте. На стоянке каждый солдат знал, где он должен копать, ставить палатки, и при этом по легионам палатки ставились так, словно были разбиты улицы. А в центре находилась небольшая площадь, где располагалась палатка военачальника, потому что они никогда не знали, остановились ли на один день или, может быть, осаду придется выдержать. А когда такие лагеря ставились на территории Великобритании, где холодно и римляне останавливались на зимние квартиры, там вместо палаток сколачивали хижины. И когда римляне потом уходили, то вот, пожалуйста,– готовая разбивка города. Не правда ли, такие вещи очень интересны? И о психологии римских полководцев Мария Ефимовна нам рассказывала, и о тогдашнем способе ведения войны – о заложниках, например. О заложниках есть и у Цезаря, но мы всё впервые узнавали от нее. Например, римляне завоевали какое-то галльское племя и пошли дальше. А почему бы галлам не собраться и не истребить оставшийся гарнизон? Чтобы этого не произошло, брали заложников, причем это слово имело несколько другое значение, чем сейчас. Римляне брали в заложники детей галльских вождей, местной знати и отправляли их в Рим. Там они жили в свое удовольствие, к тому же их учили, но галльские вожди знали, что, если они взбунтуются, в Риме убьют их детей.

На пенсию Мария Ефимовна ушла примерно в 84 года, конечно же, продолжая заниматься переводами. А скончалась она в 1987-м, на 96-м году жизни, и вот тут-то узнали, что она была в тайном постриге. И я не знаю ни одного человека, который знал бы об этом при ее жизни. Что она была в постриге, стало известно, когда за ее телом приехали из Пюхтицкого монастыря. Там ее и отпевали, в Успенском соборе, там и похоронили на монастырском кладбище. И на ее могиле надпись: «Инокиня Мария» – без всяких дат. И мне кажется, если бы я после вуза осталась в Ленинграде, я была бы готова прислугой у нее быть. Так всегда хотелось что-то для нее сделать в бытовом отношении! Она была человеком чрезвычайно непритязательным, скромным в быту…

Лариса Михайловна Лукьянова –
доцент кафедры русской и зарубежной литературы
Саратовского государственного университета

Добавьте комментарий

Нажмите, чтобы оставить комментарий

К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ. ЦИТАТЫ ИЗ ДНЕВНИКОВ

К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ.
ЦИТАТЫ ИЗ ДНЕВНИКОВ

О ЗАПОВЕДЯХ БЛАЖЕНСТВА

1. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
2. Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
3. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
4. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
5. Блаженны милостивые, ибо они будут помилованы.
6. Блаженны чистые сердцем, ибо они увидят Бога.
7. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
8. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.
9. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мф. 5,1-12).

Заповедей Блаженств девять, и они являют собой новозаветную духовную лествицу восхождения души человеческой к Царству Небесному.

1-я ЗАПОВЕДЬ

«Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное».

Не исполнив эту заповедь о нищете духовной, ни один человек не войдет в Царство Небесное. Но что означает эта заповедь?

Нищий – это не бедный, у которого всё же имеется какое-то достояние, которое он часто готов защищать любыми способами.
Во-первых, нищий – человек, у которого нет НИЧЕГО.
И во-вторых, это человек, не боящийся просить, сознавая свою полную нищету, он просит о подаянии, о помощи у тех, кто имеет просимое. Нищий всегда стоит с протянутой рукой.
Это ПЕРВАЯ ступень духовного восхождения. Здсь мы видим жажду богообщения, непрерывную устремленность достичь Царства Небесного, непрерывные усилия для достижения этого.
Нищета духовная – это еще не смирение (которое иконописцы ставят 6-й ступенью восхождения в Храме Св. Софии Премудрости Божией).
Нищие духом победили свою самость, озарены духовной силой, просветляются настолько, что вами могут благовествовать – «нищии благовествуют» (Мф. 11, 5).

2-я ЗАПОВЕДЬ

«Блаженны плачущие, ибо они утешатся».

Означает осознание своего падения, глубочайшее раскаяние, блаженный плач. Господь дает обетование утешения.
Утешение придет и, сознавая свое падение, свои грехи, человек плачущий не может осуждать брата своего за его грехи и падения.
У плачущего рождается сострадание к согрешающему, нет никакого осуждения, а лишь прощение и любовь.

3-я ЗАПОВЕДЬ

«Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю».

Кротость – это сила сосредоточения, она не вступает в борьбу, так как познала результат разъединения, внушенного врагом. Кротость стремится к миру, к единению.
Награда кроткому велика – это исполнение всех своих задач на земле, и, конечно, земля очищенная,– «новая земля» (Ис. 65, 17; 2 Пет. 3, 13; Откр. 21, 1), когда совершится все сказанное в Священном Писании.
Кроткий ничего от других не требует, он готов все отдать.

4-я ЗАПОВЕДЬ

«Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся».

Голод и жажда заставляют человека активно искать пищу. Такими же активными должны быть поиски правды, истины, Божественных законов – они изменяют и преображают человека. Правда, которую жаждет человек, насыщает его.
Это и утверждение вечного духовного закона: если человек созрел духовно – ему обязательно посылается наставник.

5-я ЗАПОВЕДЬ

«Блаженны милостивые, ибо они будут помилованы».

Милость – это проявление любви действенной, деятельной, применение в жизни земной всех даров и знаний
Милостивые не могут принести вреда брату или сестре, они прикоснулись к Божественной любви, они помилованы Отцом Небесным.

6-я ЗАПОВЕДЬ

«Блаженны чистые сердцем, ибо они увидят Бога».

Те, чьи сердца очищены Божественной любовью, (после того как они познали Божественную любовь, вступив на 5-ю ступень лествицы Блаженств), узрят Бога.

7-я ЗАПОВЕДЬ

«Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими».

Мир – это совершенная гармония, миротворцы – те, кто слиты с этой гармонией, с Богом. Тогда они становятся проводниками этой гармонии Божественного Творчества и нарекаются сынами Божиими.

8-я ЗАПОВЕДЬ

«Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное».

Те, кто стали сынами Божиими, стремятся помогать братьям своим, не познавшим Истинного Бога. Христос открывает их путь – быть «изгнанными правды ради»,– этого не могут избежать истинные ученики Христа.

9-я ЗАПОВЕДЬ

«Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах».

Господь укрепляет избранников Своих, указывает на путь гонений, которые ожидают проповедников истинной веры, и обещает им великую награду в Царстве Небесном.
Эти слова Господа Иисуса Христа показывают вершину лествицы Блаженств. А начинается эта лествица с заповеди о нищете духовной.

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

14 НОЯБРЯ — СВЯТЫХ БЕССРЕБРЕНИКОВ И ЧУДОТВОРЦЕВ КОСМЫ И ДАМИАНА АССИЙСКИХ
ИКОНА СВВ. КОСМЫ И ДАМИАНА АССИЙСКИХ
АКАФИСТ СОБОРУ СВЯТЫХ ВРАЧЕЙ-БЕЗСРЕБРЕНИКОВ-ЦЕЛИТЕЛЕЙ И ЧУДОТВОРЦЕВ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

11 НОЯБРЯ — ДЕНЬ ПАМЯТИ АРХИМАНДРИТА БОРИСА (ХОЛЧЕВА)

О СЕМИ БЛАГОДАТНЫХ ДАРАХ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

8 НОЯБРЯ — ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ДИМИТРИЯ МИРОТОЧИВОГО СОЛУНСКОГО
ИКОНА СВ. ВМЧ. ДИМИТРИЯ СОЛУНСКОГО
ФЕССАЛОНИКИ – ГРАД СВЯТОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ДИМИТРИЯ МИРОТОЧИВОГО. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

4 НОЯБРЯ — ПРАЗДНОВАНИЕ В ЧЕСТЬ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ (В ПАМЯТЬ ИЗБАВЛЕНИЯ МОСКВЫ И РОССИИ ОТ ПОЛЯКОВ В 1612 Г.)
kazikona12
ЗАСТУПНИЦА УСЕРДНАЯ. ИКОНА КАЗАНСКОЙ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ИЗ ВОЗНЕСЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…
ЧУДОТВОРНАЯ ЖАДОВСКАЯ КАЗАНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ
ВОЗРОЖДЕНИЕ ЖАДОВСКОЙ ОБИТЕЛИ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

4 НОЯБРЯ — СЕМИ ОТРОКОВ ЕФЕССКИХ
СЕМЬ ОТРОКОВ ЕФЕССКИХ. ИКОНА. РОССИЯ. XVIIIв.
СЕМЬ ОТРОКОВ ЕФЕССКИХ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

3 НОЯБРЯ — ДЕНЬ АНГЕЛА СТАРЦА СХИАРХИДИАКОНА ИЛАРИОНА (ВЛАДИМИРА МИХАЙЛОВИЧА ДЗЮБАНИНА)
ИЕРОДИАКОН ИГНАТИЙ (В СХИМЕ - ИЛАРИОН)
СТАРЕЦ СХИАРХИДИАКОН ИЛАРИОН (ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ ДЗЮБАНИН; 1924–2007). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

3 НОЯБРЯ — ПАМЯТЬ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА АЛЕКСАНДРА ЛЬВОВИЧА БОГОЯВЛЕНСКОГО (1879–1937 гг.)
ОЗЕРО ГРЯДЕЦКОЕ У СЕЛА ГРЯДЦЫ
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АЛЕКСАНДР ЛЬВОВИЧ БОГОЯВЛЕНСКИЙ (1879–1937 гг. ). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

3 НОЯБРЯ — ДЕНЬ ПАМЯТИ ПРОТОИЕРЕЯ ВИКТОРА БОГДАНОВА

МИТРОФОРНЫЙ ПРОТОИЕРЕЙ ВИКТОР БОГДАНОВ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

2 НОЯБРЯ — ДИМИТРИЕВСКАЯ РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА
br75
БИТВЫ РОССИИ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

31 ОКТЯБРЯ — МУЧЕНИЧЕСКАЯ КОНЧИНА ИОСИФА МУНЬОСА (1997 г.)

ИВЕРСКАЯ МОНРЕАЛЬСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ И ЕЕ ХРАНИТЕЛЬ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

25 ИЮЛЯ — ДЕНЬ АНГЕЛА МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

29 МАРТА — ДЕНЬ ПАМЯТИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

ВЕЧЕР ПАМЯТИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

ДЕНЬ АНГЕЛА МАРИИ СЕРГЕЕВНЫЙ ТРОФИМОВОЙ

23 ФЕВРАЛЯ – ПАМЯТЬ ПОЭТА ДАВИДА САМОЙЛОВА

«БЫЛА ТУМАННАЯ ВЕСНА…» СТИХИ ДАВИДА САМОЙЛОВА, МУЗЫКА НЕИЗВЕСТНОГО АВТОРА, ИСПОЛНЯЕТ ЛЕОНИД ЭРДМАН

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

19 ДЕКАБРЯ - КОНЧИНА ТАТИАНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ (1886–1934), МАТЕРИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

Помощь в издании книг

Благодарю за любую Вашу помощь! Присылайте Ваши имена для молитвенного поминовения на электронную почту atrofimovmail@yandex.ru

НАША СТРАНИЧКА ВКОНТАКТЕ

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Наша страничка в facebook

Video

3 ноября – ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИКА НЕОФИТА (ОСИПОВА) – ЛИЧНОГО СЕКРЕТАРЯ ПАТРИАРХА ТИХОНА

АКАФИСТ СВЯТЕЙ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИЦЕ ВЕЛИЦЕЙ КНЯГИНЕ ЕЛИСАВЕТЕ

Грек Зорба

Грек Зорба

АКАФИСТЫ, СОСТАВЛЕННЫЕ АЛЕКСАНДРОМ ТРОФИМОВЫМ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ИЕРУСАЛИМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ВАЛААМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ «ПРИБАВЛЕНИЕ УМА»

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОРСУНСКИЯ (ЕФЕССКИЯ)

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОЛОЧСКИЯ

АКАФИСТ СВ. АП. И ЕВ. ИОАННУ БОГОСЛОВУ

АКАФИСТ СВ. МЧЧ. ФЛОРУ И ЛАВРУ

АКАФИСТ СВТТ. АФАНАСИЮ И КИРИЛЛУ, АРХИЕП. АЛЕКСАНДРИЙСКИМ

АКАФИСТ СВТ. ТИХОНУ, ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РОССИИ

АКАФИСТ СВВ. ЦАРСТВЕННЫМ СТРАСТОТЕРПЦЕМ

АКАФИСТ ПРП. ИЛИИ МУРОМЦУ

АКАФИСТ ПРП. АНТОНИЮ ДЫМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРЛААМУ СЕРПУХОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ОТРОКУ БОГОЛЕПУ ЧЕРНОЯРСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИОАННУ РУССКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ПАИСИЮ ВЕЛИЧКОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРНАВЕ ГЕФСИМАНСКОМУ

АКАФИСТ СВМЧ. СЕРАФИМУ (ЗВЕЗДИНСКОМУ), ЕП. ДМИТРОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРПМЧЧ. СЕРАФИМУ И ФЕОГНОСТУ АЛМА-АТИНСКИМ

АКАФИСТ ПРП. СЕРАФИМУ ВЫРИЦКОМУ

АКАФИСТ СЩМЧ. ЯРОСЛАВУ ЯМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. СИЛУАНУ АФОНСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ВМЧЦ. МАРИНЕ

АКАФИСТ СВ. РАВНОАП. ВЕЛ. КН. ОЛЬГЕ

АКАФИСТ ПРП. БЛГВ. КН. ЕВФРОСИНИИ МОСКОВСТЕЙ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИУЛИАНИИ МИЛОСТИВЕЙ, ЯЖЕ В СЕЛЕ ЛАЗАРЕВЕ

АКАФИСТ БЛЖ. КСЕНИИ ПЕТЕРБУРЖСТЕЙ

АКАФИСТ ПРПМЦ. ВЕЛ. КН. ЕЛИСАВЕТЕ

АКАФИСТ ВСЕМ СВ. ЖЕНАМ, В ЗЕМЛИ РОССИЙСТЕЙ ПРОСИЯВШИМ

АКАФИСТ СОБОРУ СВ. ВРАЧЕЙ-БЕЗСРЕБРЕНИКОВ-ЦЕЛИТЕЛЕЙ И ЧУДОТВОРЦЕВ

СПИСОК ВСЕХ СТАТЕЙ

Рубрики

ИКОНА ДНЯ

КАЛЕНДАРЬ

ПОИСК В ПРАВОСЛАВНОМ ИНТЕРНЕТЕ

Поиск в православном интернете: 

СЧЕТЧИК