Памятные даты

«ИСПОЛНЕН ДОЛГ, ЗАВЕЩАННЫЙ ОТ БОГА…» МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (ИНОКИНЯ МАРИЯ) (1891–1987)

МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)
МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)

ПАМЯТИ МАРИИ ЕФИМОВНЫ СЕРГЕЕНКО (ИНОКИНЕ МАРИИ (1891–1987)) ПОСВЯЩАЕТСЯ

28 октября 2015 г. исполняется 28 лет со дня кончины профессора, доктора исторических наук Марии Ефимовны Сергеенко. В 1997 году была издана составленная автором сайта книга «Три встречи», в которую вошли воспоминания и письма Марии Ефимовны (второе издание – «Три судьбы», М., 2008 г.) Сегодня подготовлена к изданию посвященная ей книга – «″Исполнен долг, завещанный от Бога…″ Мария Ефимовна Сергеенко (инокиня Мария; 1891–1987)». На нашем сайте была опубликована глава из этой книги с воспоминаниями Марии Ефимовны о блокадном Ленинграде и краткое ее жизнеописание (перейти по ссылке). Ко дню ее памяти публикуем вступительную часть книги. Традиционно просим о помощи – молитвенной и материальной – в издании этой книги.

Александр А. Трофимов

***

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

«Да будет украшением вашим не внешнее
плетение волос, не золотые уборы или
нарядность в одежде, но сокровенный
сердца человек в нетленной красоте
кроткого и молчаливого духа,
что драгоценно пред Богом»
(1 Пет. 3, 3-4).

«У нас есть серьезные основания
для надежды, что русский народ
спасет именно русская женщина…»
(Вальтер Шубарт)

Идеал женщины-христианки нарисовал святой апостол Петр в своем Послании, говоря о сокровенном внутреннем человеке. Во Христе нет разницы между мужчиной и женщиной в том смысле, что для всех готова благодатная помощь свыше. Но благодать Божия не уничтожает и различия: у женщин есть особое достоинство, особые дары и призвание, особое служение.

На Руси именно женщины, и прежде всего, матери, создавали ту среду благочестия и чистоты, которая взрастила чреду великих подвижников Русской земли. Светлые образы матерей проходят через жития многих русских святых.

КНИГА В. ШУБАРТА
КНИГА В. ШУБАРТА

Великое духовное богатство представляют образы женщин-христианок в живом потоке русской религиозной и культурной жизни! Как много света и тепла даровано через них душам близких! Они учат – прежде всего, своим собственным примером – любви, состраданию, терпению. Особенно проявились эти качества русских верующих женщин в годы испытаний.
Удивительные и точные слова сказал о русской женщине известный немецкий философ Вальтер Шубарт (1897–1942), который был женат на русской эмигрантке, и потому знал о характере наших соотечественниц не понаслышке.

«Разные народы дали разные образцы человеческих идеалов. У китайцев это мудрец, у индусов – аскет, у римлян – властитель, у англичан и испанцев – аристократ, у пруссаков – солдат, а Россия предстает идеалом своей женщины. Достоевский был прав, возлагая на нее большие надежды. Русская женщина самым привлекательным образом объединяет в себе преимущества своих западных сестер. С англичанкой она разделяет чувство женской свободы и самостоятельности, не превращаясь при этом в «синий чулок». С француженкой ее роднит духовная живость, без потуг сострить; она обладает тонким вкусом француженки, тем же чувством красоты и элегантности, не становясь жертвой тщеславного пристрастия к нарядам. Она обладает добродетелями немецкой домохозяйки, не сводя жизнь к кастрюлям; и она, как итальянка, обладает сильным чувством материнства, не огрубляя его до животной любви. К этим качествам добавляются еще грация и мягкость, свойственные только славянам.

Никакая другая женщина, по сравнению с русской, не может быть одновременно возлюбленной, матерью и спутницей жизни. Ни одна другая не сочетает столь искреннего стремления к образованию с заботой о практических делах, и ни одна так не открыта навстречу красоте искусства и религиозной истине.

Женщина – смертельный враг большевизма, и она его победит. В этом мировое предназначение русской женщины… У нас есть серьезные основания для надежды, что русский народ спасет именно русская женщина…»

Эта книга посвящена Марии Ефимовне Сергеенко, доктору исторических наук, профессору,– ученому с мировым именем; она была выдающимся исследователем античной истории и филологии, ее книги переведены на многие языки.

МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)
МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)

С Марией Ефимовной Сергеенко я познакомился в 1977 году, когда один из друзей привел меня к ней, и с тех пор ни одна поездка в Ленинград не проходила без посещения ее дома, расположенного рядом с Иоанновским монастырем на Карповке (где находятся мощи святого и праведного пастыря Иоанна Кронштадтского). Это была встреча-узнавание. Несмотря на разницу в годах, Мария Ефимовна называла меня «братиком» и стала роднее родных. Поражали ее эрудиция, память, умение видеть суть событий и вещей. Немало часов провели мы – в основном, на кухне, беседуя за чаем.

Вся жизнь ее была отдана науке, любимым ученикам. И, практически, никто из близких не знал о тайне ее жизни – иноческом постриге с тем же именем – Мария. Многие годы Мария Ефимовна ездила в любимый ею Пюхтицкий монастырь в Эстонии. Она говорила, что желала бы быть и погребенной на монастырском кладбище. Это желание сердца Господь исполнил – инокиня Мария упокоилась на сестринском кладбище Пюхтицкого монастыря.

И после кончины своей Мария Ефимовна не раз являла знаки любви и участия в моей жизни. Помнится, удалось подписаться на трехтомник Тита Ливия «История Рима…», который переводила Мария Ефимовна. Первый том мне прислали по почте после ее кончины… в день рождения Марии Ефимовны, а второй – через два года, в день ее смерти.

***

ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ СПОРИТЕЛЬНИЦА ХЛЕБОВ
ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ СПОРИТЕЛЬНИЦА ХЛЕБОВ

Мария Ефимовна скончалась в день празднования иконы Божией Матери «Спорительница Хлебов» – и это дивный знак законченности ее пути. Икона «Спорительница Хлебов» написана в конце XIX века по благословению Оптинского старца преподобного Амвросия. На этой иконе Божия Матерь изображена сидящей на облаках. Руки Ее распростерты в благословении. Внизу – сжатое поле, а на нем среди трав и цветов стоят и лежат снопы ржи. Старец Амвросий сам указал день ее празднования – 15/28) октября и назвал образ «Спорительница Хлебов», указывая этим, что Пресвятая Богородица – «Помощница людям в их трудах по снисканию хлеба насущного». Старец заказывал снимки с иконы, раздавал и рассылал их своим духовным чадам, прося молиться перед этим образом Божией Матери, чтобы явила Она милость Своим чадам. Для пения акафиста Божией Матери перед иконой батюшка составил особый припев: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Подаждь нам, недостойным, росу благодати Твоея и яви милосердие Твое!» Этой иконой старец благословил основанную им неподалеку от Оптиной пустыни Шамординскую женскую обитель. Знаменательно, что погребение старца Амвросия пришлось как раз на 15 октября. Впоследствии через икону «Спорительница Хлебов» неоднократно являлась благодатная помощь Божией Матери в спасении от голода и неурожая.

Отец Павел Флоренский, вспоминая об этой иконе, пишет, что образ «Спорительницы Хлебов» близок образу Деметры – Матери хлебов древней Эллады. Он отмечал, что в образе Деметры отразилось предчувствие Эллинского мира о Божией Матери, жажда людей увидеть свою Мать. Келейный образ великого старца говорит о живой связи Православия с древней цивилизацией, так много даровавшей миру.

ИКОНА БОГОРОДИЦЫ СПОРИТЕЛЬНИЦА ХЛЕБОВ В ВВЕДЕНСКОМ ХРАМЕ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ. АВГУСТ 2009 г.
ИКОНА БОГОРОДИЦЫ СПОРИТЕЛЬНИЦА ХЛЕБОВ В ВВЕДЕНСКОМ ХРАМЕ ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ. АВГУСТ 2009 г.

Мария Ефимовна Сергеенко сама стала этой живой связью Православия с античной цивилизацией. Благодаря ее молитве и научному творчеству какая-то часть драгоценного духовного наследия греко-римского мира стала неотъемлемой частью нашего духовного опыта. Кроме того, это явный знак благословения свыше научных трудов Марии Ефимовны, большая часть которых была связана с земледелием – то есть с той деятельностью, покровительницей которой является образ «Спорительницы Хлебов». И мы верим, что Сама Божия Матерь встретила душу рабы Божией инокини Марии в день празднования Ее образа «Спорительницы Хлебов» и удостоила быть погребенной в обители, посвященной Ее Успению, где всегда так живо ощущается благодатное дыхание Пречистой.

Решение о внесении в календарь Русской Православной Церкви дня празднования иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» было принято Святейшим Патриархом Алексием II в ноябре 1993 года, а в церковные календари день празднования внесен начиная с 1995 года. Этот образ почитается теперь по всей Руси. Храм в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов» обнаружим мы и в поселке Дубовое под Белгородом, и в городке Сватово Старобельского района Луганщины, и во многих других местах. Есть уже на нашей земле и женский монастырь в Среднеуральске, посвященный иконе.

ХРАМ СПОРИТЕЛЬНИЦЫ ХЛЕБОВ НА ПОДСОБНОМ ХОЗЯЙСТВЕ В ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ
ХРАМ СПОРИТЕЛЬНИЦЫ ХЛЕБОВ НА ПОДСОБНОМ ХОЗЯЙСТВЕ В ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ

Есть в Оптиной Пустыни
Божия Матерь Спорительница.
По видению старца Амвросия
Написан образ Пречистой:
По край земли дивное
Богатство нивное;
Владычица с неба
Глядит на простор колосистый;
Спорятся колосья
И множатся в поле снопы золотистого хлеба…
Тайные Церкви глубин святорусских Затворница,
Руси боримой со светлыми духи Поборница,
Щедрая Благотворительница,
Смут и кровей на родимой земле Умирительница,
Дай нам хлеба в скорости –
Добрым всходам спорости,
Матерь Божия Спорительница!

(Вячеслав Иванов, 1918 г.)

ПЮХТИЦКИЙ МОНАСТЫРЬ. ВРЕМЯ ЖАТВЫ. 1970-е гг.
ПЮХТИЦКИЙ МОНАСТЫРЬ. ВРЕМЯ ЖАТВЫ. 1970-е гг.

В статье Е. Поселянина за 1891 год читаем: «15 октября, в тот же день, как батюшка установил праздновать иконе «Спорительница хлебов», его похоронили. Об этом совпадении догадались только потом. Невольно думается, что, покидая своих детей, эту икону отец Амвросий оставил как знак своей любви и своей постоянной заботы об их насущных нуждах… и что, приносясь постоянно в жертву для всех без различия, для ближних и дальних, отец Амвросий оставил икону «Спорительница хлебов»… не для одного только маленького уголка в Руси, который был ему чрезвычайно дорог и на благо которого он положил свои последние заботы. Широко открытому для любви сердцу было бы тесно здесь. Широкое сердце простор любит».

Однако рассказ об образе «Спорительница хлебов» нам никак нельзя оставить без молитвы, именно ей, амвросиевой иконе, написанной:

О Пресвятая Дево Богородице, Премилостивая Владычице, Царице небесе и земли, всякаго дома и семейства христианскаго Благоустроительнице, труждающихся благословение, нуждающихся неистощимое богатство, сирых и вдовиц и всех людей Кормительнице! Питательнице наша, рождшая Питателя Вселенныя и Спорительнице хлебов наших, Ты, Владычице, ниспосылаеши Твое Матернее благословение градом нашим, селам и нивам, и коемуждо дому, на Тя упование имущему. Темже с благоговейным трепетом и сокрушенным сердцем смиренно молим Тя: буди и нам, грешным и недостойным рабом Твоим, мудрая Домостроительнице, житие наше добре устрояющая. Всякое же сообщество, всякий дом и семейство во благочестии и православии, единомыслии, послушании и довольстве соблюди. Нищия и неимущия пропитай, старость поддержи, младенцы воспитай, всех вразуми преискренне взывати ко Господу: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». Сохрани, Пречистая Мати, люди Твоя от всякия нужды, болезни, глада, губительства, града, огня, от всякаго злаго обстояния и всякаго нестроения. Обители нашей (веси), домам и семействам и всякой души христианстей и всей стране нашей исходатайствуй мир и велию милость, да славим Тя, Премилостивую Питательницу и Кормительницу нашу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

На какие изумительные слова был вдохновлен неизвестный нам автор этой молитвы, обращенной к Премилостивой Питательнице и Кормительнице нашей!

ПЮХТИЦКИЙ МОНАСТЫРЬ. СЕСТРИНСКОЕ КЛАДБИЩЕ
ПЮХТИЦКИЙ МОНАСТЫРЬ. СЕСТРИНСКОЕ КЛАДБИЩЕ

40-й день кончины Марии Ефимовны Сергеенко пришелся на день памяти благоверного князя Александра Невского – небесного покровителя града, в котором она жила и трудилась.
«Исполнен долг, завещанный от Бога…»,– эти слова великого нашего поэта Н. И. Конрад процитировал в письме к Марии Ефимовне по поводу переведенной ею «Исповеди» Блаженного Августина. Они изумительно точно подходят к жизни Марии Ефимовны. Она исполнила свой долг ученого и православного верующего человека, донесла до победного конца свой жизненный крест.

МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)
МАРИЯ ЕФИМОВНА СЕРГЕЕНКО (1891-1987)

У поколения ученых, к которому принадлежала Мария Ефимовна, не было ненаписанных книг. Были неизданные книги и сожженные рукописи, которые, как известно, все же не горят. Это урок для всех нас, когда сплошь и рядом – ненаписанные книги и работы – жертвы колебаний, лени, приспособленчества и внутренней цензуры.
Мария Ефимовна говорила: «Ничего больше, чем работу, не люблю, в блокаду спасла работа». Как-то она сказала: «Встанешь утром, все болит, ничего не можешь и думаешь: «Господи, забери Ты меня поскорее, сколько же мне еще так мучиться?» К обеду, глядишь, полегчало, и поработала, и тогда думаешь: «А ничего бы еще пожить». Ну, а к вечеру, опомнившись, скажешь: «Да будет воля Твоя, Господи! Ты лучше ведаешь, как нужно».

Мария Ефимовна помнила наизусть множество стихов и часто спрашивала, прочтя какой-нибудь отрывок: «Кто это написал?»
Помнится, прочла отрывок из стихотворения Ольги Бертгольц, который можно было бы поставить эпиграфом ее воспоминаний:

МОГИЛА М. Е. СЕРГЕЕНКО (ИНОКИНИ МАРИИ) НА СЕСТРИНСКОМ КЛАДБИЩЕ ПЮХТИЦКОГО МОНАСТЫРЯ
МОГИЛА М. Е. СЕРГЕЕНКО (ИНОКИНИ МАРИИ) НА СЕСТРИНСКОМ КЛАДБИЩЕ ПЮХТИЦКОГО МОНАСТЫРЯ

Нет, не из книжек наших скудных,
Подобья нищенской сумы,
Узнаете о том, как трудно,
Как невозможно жили мы…
Но если жгучего страданья
Дойдет до вас холодный дым –
Ну что ж, почтите нас молчаньем,
Как мы, встречая вас, молчим…

***

В день памяти Марии Ефимовны продолжаем публикацию глав из посвященной ей книги «ИСПОЛНЕН ДОЛГ, ЗАВЕЩАННЫЙ ОТ БОГА…». Предлагаем вниманию читателей воспоминания о Марии Ефимовне ее ученицы Ларисы Михайловны Лукьяновой – доцента кафедры русской и зарубежной литературы Саратовского государственного университета.

***

ВОСПОМИНАНИЯ О МАРИИ ЕФИМОВНЕ СЕРГЕЕНКО

Русский голос Блаженного Августина

Блаженный Августин пришел в Россию через блокадный Ленинград. О переводчице его «Исповеди» на русский язык, выдающемся антиковеде, филологе и историке, инокине Марии Ефимовне Сергеенко рассказывает ее бывшая студентка, доцент кафедры русской и зарубежной литературы Института филологии и журналистики Саратовского государственного университета Лариса Михайловна Лукьянова.

Я познакомилась с Марией Ефимовной в 1955 году, когда поступила на первый курс филфака Ленинградского государственного университета, на отделение классической филологии. Надо сказать, что выросла я в маленьком городке далеко от железной дороги, а информации о вузах тогда не было не только в маленьких, но и в больших городах: достать справочники для поступающих было непросто. А я хотела заниматься классической русской литературой. И когда я увидела в Ленинграде на филфаке отделение классической филологии, что я могла подумать? Я решила, что там и изучают русскую классику, и не одна я так думала. Прием был – пять человек, и из них только один абитуриент, ленинградец, знал, куда он поступает.

И в первую же неделю одно из первых занятий – это занятие Марии Ефимовны. Ей было тогда 64 года. Она была небольшого роста, худенькая, с совершенно белыми волосами. Одета она всегда была так: что-то наподобие мужского костюма, только не брюки, а юбка, и белая блуза. Она окончила Бестужевские курсы и на протяжении всей жизни одевалась так, как одевались бестужевки.

Она напоминала школьную учительницу и показалась нам очень старой. Но с первого же занятия мы увидели: это был такой живой человек! От нее, к сожалению, осталось только две фотографии, видимо, с документов. Она не любила фотографироваться, да тогда и вообще не было принято постоянно фотографироваться, как сейчас.

И вот, как мы не представляли, куда мы поступили, так и она не очень представляла, кто перед ней сидит. Преподаватели у нас были мирового уровня, но они выучились до революции. Они окончили в свое время гимназии… Сама Мария Ефимовна была родом из глубинки, она родилась в городе Новозыбкове Черниговской губернии в 1891 году и там окончила гимназию, а потом – Бестужевские курсы в Петербурге. И вот что для нас было трудно: эти преподаватели, если и не думали, что мы так же образованны, как они, то все же сильно нашу образованность переоценивали. Мария Ефимовна могла запросто сказать: «Вот немецкий комментарий к Катуллу, читайте», даже не спрашивая, знаем ли мы немецкий. На уроке древнегреческого языка у Аристида Ивановича Доватура, тоже выдающегося ученого, нас поразило вот что: он, чтобы проверить уровень нашей школьной подготовки по языкам, спросил, кто какой язык учил в школе, дал нам соответственно каждому немецкую, французскую, английскую книги и велел читать. Он 1897 года рождения, и тоже был человеком еще той, прежней культуры…

И вот Мария Ефимовна на первом занятии нам кое-что объяснила, а на второе принесла Катулла и сказала, чтобы мы переводили. Это было очень мучительно: мы слов не знаем, но слова она нам подсказывала, и мы через пень колоду кое-как переводили. В общем, грамматику мы осваивали самостоятельно. И если бы не преподаватель древнегреческого языка А. И. Доватур, у которого была другая методика, не знаю, чем бы это кончилось: Мария Ефимовна объясняла нам за один раз по пять-шесть тем… Но мы с ней очень много читали, а это важно. Не помню, Мария Ефимовна или кто-то другой из преподавателей сказал однажды, что знание древних языков – это километры прочитанных строк.

Грамматику можно самостоятельно выучить, это не главное. Главное то, что Мария Ефимовна нам привила: казалось бы, латынь – это мертвый язык, но она живую душу нам открыла, причем не столько в языке, сколько в его носителях. И это было одним из предметов ее исследований. Ведь существует масса книг, начиная с Плутарха, Светония, которые писали в основном о жизни римских императоров и выдающихся людей – Цицерона, Помпея… А Мария Ефимовна по крупицам вылавливала сведения из литературы, из археологии, главным образом помпейской, изучила массу надгробных надписей и в итоге написала замечательную книгу, которая называется «Простые люди древней Италии». Книга вышла, когда я уже окончила университет, но она мне подарила экземпляр с очень трогательной надписью: «Ларисе от старой учительницы».

О чем писали до нее? Вот мы знаем, что Цезарь подготовил 70 пар гладиаторов,– и всё. А она рассказывает о том, как жили эти гладиаторы, пытается понять их психологию. И такие же очерки в этой книге о том, как жил, например, сукновал, земледелец, содержатель гостиницы, школьный учитель… Именно от Марии Ефимовны мы узнали, что римляне были поголовно грамотными, и даже пароль в римской армии передавался письменно.

Из пяти человек нашего классического отделения в первые же два месяца два студента отсеялись, и мы остались втроем. Поэтому, когда было холодно,– а Мария Ефимовна холода очень боялась, она ведь пережила блокаду,– мы занимались у нее дома. Конечно, она не говорила нам, что она верующая. Но, как мне говорили потом, многие наши преподаватели были верующими. Например, о том, что А. И. Доватур тоже был верующим, узнали только после его смерти, потому что в завещании было указано, в каком храме его отпевать. А тогда мы, первокурсники, и подумать не могли, что преподаватель может быть религиозным человеком. Но когда мы в первый раз пришли к Марии Ефимовне, то сразу же увидели икону. Я, разумеется, и знать не знала, какие бывают иконы, и что это была за икона, сказать не могу, но было ясно, что просто так икону в уголочке никто ставить не будет.

Когда мы к ней пришли впервые, это было, как я потом поняла, время Рождественского поста. Занятия у нее на дому были очень трудными, потому что если в университете ты отзанимался пару и ушел, то здесь было по-другому, мы сидели по нескольку часов. Потом в какой-то момент она говорила: «Всё, вы уже ничего не соображаете, сейчас мы поедим. Сегодня у меня гречневая каша и узвар». А поскольку она была Сергеенко, а я – Марченко, она говорила: «Лариса, объясните этим кацапам, что такое узвар». (Это компот из сухофруктов.) Мы все знали, что она вегетарианка, потому что один раз она нам рассказала: однажды она увидела, как в лабораторию несли кролика для опытов, и поняла, что кролик знает, что его ждет, и с тех пор мяса есть не может.

Время было такое: 1955 год, то есть еще до съезда КПСС, который разоблачил культ личности Сталина (съезд состоялся в феврале 1956-го). Конечно же, преподаватели были очень осторожны с нами, и мы не знали и узнали только потом, что три преподавателя с нашей кафедры отсидели, и один из них, Аристид Иванович Доватур,– от звонка до звонка десять лет просто настолько без всякой вины, что когда он через много лет посмотрел свое дело, там в графе «Состав преступления» даже прочерка не было, пустое место. Арестовали его в Саратове, куда он перед этим был выслан из Ленинграда. Он, кстати, был любимым учеником Марии Ефимовны. В Саратове он был ассистентом кафедр в мединституте и в университете, жил очень бедно, и сразу после его ареста в университетской газете «Сталинец» появилась статья работавшего на истфаке Осипова (я его еще застала), который написал, что истфак был засорен врагами народа и на нем подвизался некий Доватур, который, получая громадные деньги, притворялся несчастным интеллигентиком и ходил плохо одетым. Бессовестность удивительная: это сказано о почасовике, получавшем копейки, который к тому же, будучи ссыльным, вынужден был снимать комнату в чужом городе. Просто Доватуру, кроме этих абсурдных обвинений, больше нечего было предъявить, потому что люди, высланные из Ленинграда, ясное дело, были чрезвычайно осторожны, он не мог сказать ни слова, ни полслова, за которые можно было бы зацепиться. Но вот Осипов «зацепился» за то, что Доватур плохо одет – якобы специально, дабы показать бесчеловечное отношение советской власти к интеллигенции…

И конечно, на политические темы никто и никогда не разговаривал – этой реальности для нас как будто не существовало. Но после XX съезда КПСС – еще только слух прошел, что был этот съезд, нам еще не читали письмо с разоблачением культа личности, а среди студентов уже понеслось: анекдоты, шутки… В вестибюле у нас в корпусе стоял бюст Сталина. Мы с утра пришли в университет, смотрим – у него нос отбит. Но его тут же куда-то спрятали. А уж когда прошел этот съезд, началась такая свобода, можно даже сказать – разнузданность! Я летом не ездила в пионерский лагерь вожатой, но мои подруги ездили. Они в лагере повесили в красном углу портрет Хрущева, окруженный початками кукурузы, и сочинили издевательскую «молитву». Конец, помню, был такой: «Заложим свой кирпич в социализм!». И когда Мария Ефимовна об этом узнала, то она единственный раз высказалась на политическую тему. Она сказала о Хрущеве: «Каков бы он ни был, спасибо ему за то, что он освободил нас от страха». И еще она сказала, что самым ужасным в те годы был именно страх. Потому что ночью ты не знаешь, не постучат ли сейчас в твою дверь. А утром приходишь в университет – и там нет профессора Ковалева, и профессор Каллистов спрашивает: «Где же Сергей Иванович?». А на следующий день нет уже и профессора Каллистова… В общем, сегодняшнему человеку уже трудно себе всё это представить.

С 1917 по 1929 год Мария Ефимовна жила и работала в Саратове, преподавала в СГУ. Как она здесь оказалась? Она окончила Бестужевские курсы в Петербурге, причем была лучшей ученицей такого величайшего ученого, как София Венедиктовна Меликова (потом она вышла замуж за академика Ивана Ивановича Толстого и стала Меликова-Толстая). Когда в Саратовском университете в 1917 году открылся историко-филологический факультет, то сюда, спасаясь от голода, приехали работать такие выдающиеся ученые, как С. Л. Франк, В. М. Жирмунский, и в их числе — С. В. Меликова. До нее нам, нынешним латинистам, как до звезды небесной. Она из тех латинистов, которые не только читали и переводили. Эти латинисты могли говорить по-латыни и писать на ней научные статьи. И вот ее лучшей ученицей была Мария Ефимовна, которую Меликова сюда и пригласила. Мария Ефимовна преподавала в Саратове латынь, и у нее стал брать уроки Николай Иванович Вавилов. Ему это было нужно для классификации растений. И он очень серьезно относился к этим занятиям: когда он с Марией Ефимовной занимался латынью, то никого не принимал. А Мария Ефимовна в ходе этих занятий заинтересовалась растениями, причем на всю жизнь. И она стала первокласснейшим, лучшим в стране специалистом по римскому сельскому хозяйству. Сначала она перевела с древнегреческого языка трактаты Феофраста о растениях, потом написала ряд собственных работ, например об удобрениях в древней Италии, книгу «Италийское огородничество», и никто, кроме нее, этого написать бы не смог. Мария Ефимовна была доктором филологических наук и исторических наук, причем звания ей присваивали без защиты диссертаций – по совокупности работ, настолько оригинальными и научно значимыми были эти работы.

И здесь, в Саратове, она бы и продолжала трудиться, но, как известно, произошел разгром гуманитарных наук, были закрыты исторические факультеты, поскольку Ленин сказал: «Зачем нам история?». Запретили преподавать латынь и древнегреческий, и Меликова уехала в Петроград. А Мария Ефимовна стала здесь читать зарубежную литературу и преподавать немецкий язык. Вряд ли у нас когда-нибудь восстановится такая образованность: если она читала французскую литературу для французских групп, то читала на французском языке, если английскую литературу для английских, то на английском языке… Она очень любила английскую литературу и еще – литературу русскую. Она настолько чувствовала русский язык! Мне доводилось слышать от академика Николая Николаевича Казанского, который всеми нами, латинистами, в стране ведает, что одним из ее любимых писателей был И. С. Тургенев, и особенно она любила его письма. Когда-то Мария Ефимовна перевела письма Плиния Старшего, в частности письмо, где описывается извержение Везувия; потом, когда она познакомилась с письмами Тургенева, то нашла, что есть что-то общее между Плинием Старшим и Тургеневым в манере изложения.

Но вернемся к саратовскому периоду ее жизни. Через несколько лет она поняла, что здесь просто не состоится как ученый – без библиотеки, без общения с научной средой. И в 1929 году она уехала в Ленинград. Но в Ленинграде тоже ведь работы не было. И кем работали такие люди, и не только она, но и другие будущие большие ученые, А. И. Доватур, например, – библиотекарями! И она в этом качестве трудилась в Публичной библиотеке. Потом она стала работать в одном из отделов Академии наук, причем занималась там всего лишь переводами и о себе остроумно говорила, что работает ученой горничной: она переводила, а другие потом на ее переводах делали себе диссертации… Но потом она занялась сельским хозяйством эпохи Античности, и это стало одной из ее главных тем.

В некоторые вузы, кажется, в 1932 году были возвращены древние языки, и она смогла работать в Ленинградском университете. Но, когда началась война, в первую же зиму университет эвакуировали – частично в Казань, частично в Саратов. Например, С. В. Меликова с И. И. Толстым поехали в Казань, а многие должны были поехать в Саратов. И вот, Мария Ефимовна отказалась от эвакуации!

Когда я о ней думаю сейчас, в своем нынешнем возрасте, я ее начинаю понимать. Мне кажется, она поступила так именно потому, что была верующим человеком: как Господь устроит, так всё и будет. Что это значило в тогдашней реальности? Отказавшись эвакуироваться с Ленинградским университетом, она лишалась продовольственных карточек. Но ее взяли работать в медицинский институт, там кафедрой заведовала ее старинная приятельница, они дружили до самой смерти Марии Ефимовны. Тогда усиленно готовили врачей и медсестер, и она там преподавала латынь.

Чем Мария Ефимовна занималась в нечеловеческих блокадных условиях? Она переводила «Исповедь» блаженного Августина. И это был подвиг ученого. Мало того, что это немыслимо трудный, очень трудный текст. Но ведь это еще и христианское вероучение… И она точно знала, что никогда не сможет этого издать. Причем она не была застрахована и от того, что вот сейчас, во время работы, на нее упадет бомба или разбомбят дом, когда она в вузе.

Мне кажется, главное, что позволило ей пережить блокаду,– именно этот труд. Потому что, когда она к этому труду составляла комментарии, она прокомментировала одно место из «Исповеди» так: как малые дети в момент опасности бросаются к матери, так и взрослые в опасности бросаются к Богу, потому что нет больше у них никакого утешения. Она сделала замечательный комментарий к своему переводу. И диву даешься, насколько она знала древних авторов, не переведенных на русский язык, она их читала по-латыни. Мария Ефимовна на них ссылается, находит у них переклички с Августином – словом, комментарий высочайшего уровня.

И еще во время блокады – об этом написал Даниил Гранин в «Блокадной книге» – она прочитала доклад в подвале Академии наук «О виноградарстве в древней Италии». Казалось бы, кому это может быть интересно в осажденном городе? Но, видимо, люди настолько устали от своей страшной повседневности, что им хотелось от нее уйти. А вообще, обычно Мария Ефимовна на конференциях никогда не выступала. Она была настоящей христианкой, и для нее внешнее не имело значения. А в общении это был живейший человек, с очень тонким чувством юмора, замечательный, необыкновенный человек.

Мы, конечно, будучи студентами, не знали, что она переводила блаженного Августина. Узнала я об этом лет через семь после окончания ее работы. Тогда уже было можно более или менее свободно общаться, и я через третьих лиц узнала, что у нее есть этот перевод.

Чем она еще потом занималась? Она переводила христианских первоучителей – письма святого Киприана, «Церковную историю» Евсевия Памфила, Тертуллиана «О покаянии», и всё это было опубликовано при советской власти вот каким образом – в «Богословских трудах» за подписью митрополита Антония (Мельникова). Он ей позволил подписываться его именем, и со стороны Марии Ефимовны это тоже был подвиг ученого: ей было безразлично, стоит ли под переводами ее имя, ей было важно, чтобы это было донесено до читателя.

В наше время «Исповедь» блаженного Августина переиздана несколько раз, и вот в издании, которое я держу в руках, замечательное послесловие академика Николая Николаевича Казанского и еще одного большого ученого – Алексея Константиновича Гаврилова.

И еще Мария Ефимовна нам преподавала один предмет, который больше ни в каком вузе не преподавался, ни в одном вузе страны. Назывался он «Римские реалии». Например, на одном занятии Мария Ефимовна рассказывала нам об устройстве римского дома: как обстояло дело с отоплением, какая была мебель, из чего матрасы набивали, было ли постельное белье, покрывала… Была у нее и очень интересная лекция о том, как выглядели римские дома, и мы узнали, что в Риме был почти миллион жителей. Дома были многоэтажные, и нелегко жилось в этих домах, потому что не было отопления – можно было только над жаровней с углями руки погреть, отсюда и частые пожары.

Она рассказывала нам, какие в Риме были харчевни, на чем римляне ездили. А тема другого занятия, например,– что ели древние римляне. Мы с большим интересом всё это слушали, потому что расхожее мнение таково: Рим – это немыслимая роскошь, всякие там блюда из язычков соловьев. Да ничего подобного! Римляне ели два раза в день, причем ты сначала поработай, а потом завтракай; и вторая еда – обед. Они ели очень мало мяса, основными продуктами были сыр, фрукты, вино. А роскошные «лукулловы пиры» появились потом, когда римляне завоевали мир, познакомились с восточной роскошью, и, конечно, только очень богатые люди могли себе позволить вот такие безобразные пиры, а простые люди питались иначе. И на основе этих лекций она потом издала книгу «Жизнь Древнего Рима», тоже сейчас переизданную.

Первая прозаическая вещь, которую мы с ней читали,– «Записки о Галльской войне» Юлия Цезаря. И здесь она тоже не придиралась, если мы забывали какие-то падежные формы, а в первую очередь обращала наше внимание на то, как жилось солдату. И мы впервые осознали следующее: ведь римский солдат – это в основном пехотинец. Это значит, что он пешком прошел Европу – от Италии до Великобритании. Что солдат с собой нес? Кроме оружия, продовольствие на несколько дней и еще – шанцевый инструмент и несколько жердей, чтобы огородить вал и построить стену. От нее же мы узнали о такой необыкновенной вещи, как римский лагерь. И только от нее мы могли узнать, что английские города Манчестер, Винчестер, Честерфилд, Ньюкасл и т. д., словом, все города, в которых встречается castle или chester,– это города, возникшие на том месте, где некогда стояли римские лагеря. Римляне находились на незнакомой территории, на них в любой момент мог напасть враг. И поэтому утром всегда впереди шли разведчики, которые должны были до ночи выбрать место, где будет устроен лагерь. Там обязательно должна была быть питьевая вода, потому что неизвестно, сколько могла продлиться стоянка; требовалось, чтобы по возможности было какое-то естественное укрепление – лагерь ставили или на слиянии рек, или где-то на высоте. На стоянке каждый солдат знал, где он должен копать, ставить палатки, и при этом по легионам палатки ставились так, словно были разбиты улицы. А в центре находилась небольшая площадь, где располагалась палатка военачальника, потому что они никогда не знали, остановились ли на один день или, может быть, осаду придется выдержать. А когда такие лагеря ставились на территории Великобритании, где холодно и римляне останавливались на зимние квартиры, там вместо палаток сколачивали хижины. И когда римляне потом уходили, то вот, пожалуйста,– готовая разбивка города. Не правда ли, такие вещи очень интересны? И о психологии римских полководцев Мария Ефимовна нам рассказывала, и о тогдашнем способе ведения войны – о заложниках, например. О заложниках есть и у Цезаря, но мы всё впервые узнавали от нее. Например, римляне завоевали какое-то галльское племя и пошли дальше. А почему бы галлам не собраться и не истребить оставшийся гарнизон? Чтобы этого не произошло, брали заложников, причем это слово имело несколько другое значение, чем сейчас. Римляне брали в заложники детей галльских вождей, местной знати и отправляли их в Рим. Там они жили в свое удовольствие, к тому же их учили, но галльские вожди знали, что, если они взбунтуются, в Риме убьют их детей.

На пенсию Мария Ефимовна ушла примерно в 84 года, конечно же, продолжая заниматься переводами. А скончалась она в 1987-м, на 96-м году жизни, и вот тут-то узнали, что она была в тайном постриге. И я не знаю ни одного человека, который знал бы об этом при ее жизни. Что она была в постриге, стало известно, когда за ее телом приехали из Пюхтицкого монастыря. Там ее и отпевали, в Успенском соборе, там и похоронили на монастырском кладбище. И на ее могиле надпись: «Инокиня Мария» – без всяких дат. И мне кажется, если бы я после вуза осталась в Ленинграде, я была бы готова прислугой у нее быть. Так всегда хотелось что-то для нее сделать в бытовом отношении! Она была человеком чрезвычайно непритязательным, скромным в быту…

Лариса Михайловна Лукьянова –
доцент кафедры русской и зарубежной литературы
Саратовского государственного университета

Добавьте комментарий

Нажмите, чтобы оставить комментарий

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

31 ЯНВАРЯ — ПРЕПОДОБНЫХ КИРИЛЛА И МАРИИ РАДОНЕЖСКИХ, РОДИТЕЛЕЙ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО
ИКОНА ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ С РОДИТЕЛЯМИ ПРЕПОДОБНЫМИ КИРИЛЛОМ И МАРИЕЙ
ПРЕПОДОБНАЯ МАРИЯ РАДОНЕЖСКАЯ († 1337 г.) (Глава из книги Александра Трофимова «Святые жены Руси»). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

31 ЯНВАРЯ — ДЕНЬ МУЧЕНИЧЕСКОЙ КОНЧИНЫ МАРИНЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ШАФРОВОЙ-МАРУТАЕВОЙ
МАРИНА АЛЕКСАНДРОВНА ШАФРОВА-МАРУТАЕВА - ЕДИНСТВЕННОЕ ФОТО, КОТОРОЕ УДАЛОСЬ НАЙТИ

МАРИНА АЛЕКСАНДРОВНА ШАФРОВА-МАРУТАЕВА. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ИСТОРИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

ИСТОРИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ. ЯНВАРЬ 2023 г. ДЕНЬ ЗА ДНЁМ

31/18 января – Память святителей Афанасия (295-373) и Кирилла (370/380-444), архиепископов Александрийских.
***
31/18 января – Память святителя Никиты, архиепископа Новгородского (1030-1108).
***
31/18 января – Память преподобных Кирилла и Марии Радонежских († 1337), родителей преподобного Сергия Радонежского.
***
31/21 января 1605 г. – Состоялась Битва при Добры́ничах – сражение между армией Лжедмитрия I и царскими войсками под предводительством князя Ф. И. Мстиславского близ деревни Добрыничи. Битва завершилась полным разгромом Лжедмитрия I, потерявшего в сражении значительную часть своего войска.
***
31/19 января 1714 г. – Петр I запретил жениться не получившим образования дворянским детям (недорослям).
Из текста Указа: «Послать во все губернии по нескольку человек из школ математических, чтоб учить дворянских детей, кроме однодворцев и приказного чина, цифири и геометрии и положить штраф такой, что невольно будет жениться, пока сего выучится». А священникам строго запрещалось венчать дворянских отпрысков без «соизволения» школьного преподавателя.
***
31/19 января 1801 г. – Грузия добровольно вошла в состав Российской Империи.
***
31/19 января 1852 г. – День рождения Льва Александровича Тихомирова (1852-1923), российский общественный деятель.
Лев Александрович Тихомиров писал в своих воспоминаниях: «Наш род принадлежит к коренным жителям Тульского края, насколько хватает семейных воспоминаний, был всегда духовного звания». Из семьи военного врача. Родился19 января 1852 г. на Кавказе, в военном поселении Геленджик. Окончил керченскую Александровскую гимназию (1870) с золотой медалью и поступил на юридический факультет Московского университета. Перевелся на медицинский факультет (1871).
Принимал активное участие в революционном движении. В 1872-1873 гг. – активный член общества «чайковцев», вёл пропаганду среди рабочих. В ноябре 1873 г. арестован, был под судом по «процессу 193-х». В 1878 г. – член центра «Земли и воли» и редакции ее печатного органа. В 1879 г. – член Исполнительного комитета, распорядительной комиссии и редакции «Народной воли», организовавшей убийство императора Александра II. От имени «исполнительного комитета» составил известную прокламацию, выпущенную после 1 марта 1881 г. (сразу после убийства Александра II) На Липецком съезде 20 июля 1879 г. (на котором была организована «Народная воля») поддержал решение съезда о цареубийстве. В начале марта 1881 г. вместе с оставшимися на свободе членами Исполнительного комитета несколько раз на конспиративной квартире обсуждал воззвание «Ко всему народу русскому» и письмо Александру III, которое сам и написал.
11 ноября 1873 г. Л. А. Тихомирова арестовали и отправили в Петропавловскую крепость. Замечательна история его освобождения из тюрьмы, рассказанная современниками. Однажды император Александр II лично обходил заключенных в Петропавловской крепости; естественно, каждый из осужденных пытался сказать государю о своей невиновности в надежде получить его защиту, но Тихомиров единственный честно признал себя заслуживающим наказания. Тогда император сказал, что не находит возможности содержать в одинаковом заключении столько «невиновных» людей совместно с «преступником» и повелел освободить Тихомирова из заключения. Произошло это в начале 1878 г., после его четырехлетнего заключения в крепости.
В 1880 г. Лев Александрович женился на Екатерине Дмитриевне Сергеевой и в 1882 г. вместе с женой эмигрировал за границу, проживая в Швейцарии, а затем во Франции. Вскоре после переезда в Швейцарию, 26 августа 1882 г., в семье Тихомировых родился сын, названный Александром (будущий православный подвижник и старец епископ Череповецкий Тихон).
К тому времени у него уже возникли сомнения в целесообразности революционной деятельности, но тем не менее в Женеве он стал во главе «Вестника Народной воли». И только в 1888 г. он открыто выступил иротив прежних своих идей, напечатав книгу «Почему я перестал быть революционером» (М ., 1888), которая сделала возможным его возвращение в Россию. В 1888 г. он написал прошение на Высочайшее Имя о помиловании и разрешении жить в России, что и было даровано ему Высочайшим повелением 10 декабря 1888 г.
Л. А. Тихомиров был глубоко православным человеком, в его трудах звучит искренняя и твердая вера в особую роль Церкви в истории народов. Он написал множество книг и статей, посвященных русской национальной идее, и стал самым крупным в России идеологом монархической власти. Итогом его трудов явилась книга «Монархическая государственность» (1905, переиздание СПб., 1992). В своих исследованиях он пытался раскрыть, с точки зрения православного историка, «понимание тех законов, которыми живет человеческое общество и государство».
При правлении П. А. Столыпина Л. А. Тихомиров был Высочайше пожалован чином статского советника и являлся членом кабинета министров. В 1907-1908 гг. он был членом Предсоборного Совещания.
В 1903-1906 гг. работал над книгой «Монархическая государственность». В 1907 г. был приглашен из Москвы лично Петром Столыпиным в Санкт-Петербург, где занял должность члена совета Главного управления по делам печати. Основной же его задачей было консультирование Столыпина по вопросам, связанным с рабочим движением ввиду обсуждаемого трудового законодательства. В 1909 г. Тихомиров вернулся в Москву. В награду от премьер-министра он получил в аренду издание «Московские ведомости», редактором которого был до 1913 г.
За 10 лет до смерти Тихомиров поселился в Сергиевом Посаде (где и умер 16 октября 1923 г.). Здесь он создал трактат «Религиозно-философские основы истории», в котором анализировал историю человечества с религиозной точки зрения, включая последние эсхатологические времена. В этой книге (впервые опубликованной лишь в 1997 г. в издательстве журнала «Москва») показано развитие в человеческой истории различных религиозных течений, взаимная связь и преемственность религиозных идей и заблуждений разных времён, которые то исчезают с исторической сцены, то, надевая новые личины, появляются вновь. На этом фоне Тихомиров доказывает истинность и глубину православного понимания истории. Последним законченным произведением Тихомирова стала художественная повесть «В последние дни (Эсхатологическая фантазия)», написанная в 1919-1920 гг.
Лев Александрович Тихомиров скончался в 1923 г. в Сергиевом Посаде посвятив остаток дней богословским трудам. Место его захоронения неизвестно.
***
31/19 января 1864 г. – В Москве открывается для посетителей первый в России «общедоступный зоологический сад» – московский зоопарк.
***
31/19 января 1865 г. – День рождения Тихона (в миру Василий Иванович Беллавин; 1865-1925), Патриарха Московского и всея Руси (1917-1925).

***
31 января / 12 февраля 1865 г. – День рождения Алексея Александровича Бахрушина (1865-1929). Родился в Москве, Российская империя. – Русский купец, потомственный почетный гражданин Москвы, меценат, благотворитель, собиратель театральной старины, создатель литературно-театрального музея.
Представитель московской династии Бахрушиных. Бахрушины были в старой Москве известными благотворителями. Будущий знаток театральной старины уже с шестилетнего возраста стал завсегдатаем Большого театра, потом – поклонником труппы Малого театра, а впоследствии сам пробовал играть на сцене Перловского театрального кружка. Учился в частной гимназии Ф.Креймана (III-IV классы). В 1888 г. включился в семейное дело – «Товарищество кожевенной и суконной мануфактуры Алексей Бахрушин и сыновья» и до 1890 г. активно занимался торгово-промышленной деятельностью. Увлекшись собирательством, Бахрушин посвящал ему всё больше времени и постепенно отошёл от дел. Однако после смерти старшего брата, он был вынужден возглавлять до 1917 г. семейное дело. За свои промышленные достижения удостоился нескольких золотых медалей и ордена Св. Анны 3-й степени.
Также он был гласным Московской городской думы (1900-1916), в которой возглавлял комиссию по народным развлечениям. Комиссия приняла решение открыть в Москве 12 народных домов, заведовать которыми в 1915 г. был уполномочен А. А. Бахрушин.
Коллекционировать начал под влиянием двоюродного брата, страстного собирателя Алексея Петровича Бахрушина. «Вскоре театральное собирательство, – вспоминал его сын, – превратилось у него в страсть. Окружающие смотрели на это как на блажь богатого самодура, трунили над ним, предлагали купить пуговицу от брюк Мочалова или сапоги Щепкина». 30 мая 1894 г. владелец впервые показал своё театральное собрание ближайшим друзьям, а 29 октября того же года представил его для обозрения театральной общественности Москвы. С этого дня и началась биография первого московского литературно-театрального музея. Он целенаправленно вёл поиски, чтобы представить в своей коллекции всю историю отечественного театра, от зарождения до современности. В поисках экспонатов Алексей Александрович Бахрушин не раз совершал длительные путешествия по России, из которых привозил не только театральные раритеты, но и произведения народного искусства, мебель, старинные русские костюмы.
Бывая за границей, Алексей Александрович непременно обходил антикварные магазины. В начале XX в. он трижды предпринимал специальные поездки для пополнения разделов по истории западноевропейского театра. Из-за границы он привёз личные вещи французской актрисы Марс, коллекцию масок итальянского театра комедии, многие редчайшие музыкальные инструменты.
Идея Бахрушина о создании театрального музея так пришлась по душе, что многие «безданно и беспошлинно» присылали ему в подарок редкие фотографии, автографы, мемориальные вещи. Притоку даров способствовали и снискавшие немалую популярность в театральных кругах Москвы «Бахрушинские субботы». На «огонёк» к Бахрушину собирались известные актёры и режиссёры: здесь бывали А. И. Южин, А. Л. Ленский, М. Н. Ермолова, Г. Н. Федотова, Ф. И. Шаляпин, Л. В. Собинов, К. С. Станиславский, В. И. Немирович-Данченко. По сложившейся традиции сюда приходили не с пустыми руками. Так, прославленная актриса Малого театра Гликерия Николаевна Федотова передала Бахрушину все свои реликвии и памятные подарки, полученные за годы сценической жизни.
Свой музей Алексей Александрович Бахрушин называл литературно-театральным. В обширном и многообразном его собрании выделялись три раздела – литературный, драматический и музыкальный. В литературном разделе были собраны редкие издания пьес Я. Б. Княжнина, А. П. Сумарокова, А. С. Пушкина, А. С. Грибоедова, Н. В. Гоголя, А. Н. Островского. Немалый интерес представляли и сочинения по истории театра, театральные альманахи, журналы, сборники. Здесь были письма, записные книжки, дневники известных деятелей отечественной культуры: А. С. Грибоедова, И. И. Лажечникова, М. М. Хераскова, Н. В. Гоголя, А. Н. Верстовского, А. Ф. Писемского, П. А. Каратыгина, Н. Г. Помяловского. Коллекция рукописей включала свыше тысячи наименований.
В драматическом разделе были собраны декорации, афиши и программы, портреты и скульптурные изображения актёров и драматургов, предметы театрального быта. Среди произведений декораторов хранились работы двух крупнейших театральных художников конца XIX — начала XX в. – К. А. Коровина и А. Я. Головина. Были здесь и народные картинки с изображениями «бесовских потех».
Особую ценность представляли личные вещи многих прославленных актёров. В драматическом разделе находилась, кроме того, изумительная по богатству портретная галерея: здесь рисунки, гравюры, литографии, живописные и скульптурные произведения, большая коллекция фотографий, причём не только отдельные портреты актёров, но и большое количество запечатлённых фотографами сцен из спектаклей.
Театральный быт представлен предметами, сопутствующими завзятым театралам, в том числе — уникальной коллекцией зрительских трубочек и театральных биноклей. Музыкальный отдел состоял из инструментов разных времён и народов: славянские гусли, румынская кобза, европейская мандолина, китайская флейта и даже африканские трубы. Верным помощником в собирательской деятельности Алексея Александровича Бахрушина была его жена Вера Васильевна. Она приводила в порядок газетные вырезки, афиши, программы, помогала отбирать вещи на выставки, устраивать экспозиции.
В 1909 г. бахрушинской коллекцией заинтересовалась Академия наук. 25 ноября 1913 г. состоялся торжественный акт передачи собрания Академии наук. Было создано Правление музея во главе с жертвователем, признававшимся пожизненным почётным попечителем музея. В 1915 г. жертвователь был удостоен ордена Св. Владимира 4-й степени. Музей, созданный Алексеем Александровичем Бахрушиным, существует и поныне (ул. Бахрушина, д. 31/12). Он, как и прежде, располагается в старом здании. Это одна из немногих коллекций старой Москвы, уцелевшая до наших дней. Алексей Александрович Бахрушин оставался во главе музея и после 1917 г., до самой смерти. Бахрушин умер в подмосковной усадьбе Малые Горки близ станции Апрелевка Киевского направления Московской железной дороги 7 июня 1929 г. Похоронен на Ваганьковском кладбище.
***
31/19 января 1875 г. – День рождения Лидии Алексеевны Чарской (Вороновой; 1875-1937), писательницы. Родилась она в Санкт-Петербурге. Ей суждено было более 20 лет владеть умами и чувствами самого широкого круга читателей России.
Первая же повесть «Записки институтки», написанная в 1902 г., принесли ей громкую славу. За 20 лет литературной деятельности Чарская написала около 80 произведений! Ее известность достигла европейских стран. Переведенная на немецкий, английский, французский, чешский языки, она вошла в каждый дом, в каждую семью, где росли дети. Молодежь зачитывалась ее произведениями, восторженно встречая новые книги. Повести «Княжна Джаваха», «Люда Влассовская», «Вторая Нина», «Записки маленькой гимназистки», «Сибирочка», «Лесовичка», рассказы «Волька», «Первый день», «Два сочельник», сказки «Золотая свирель», «Волшебная сказка» и другие – вот неполный перечень того, что взахлеб читало подрастающее поколение начала XX века.
Она писала о доброте, любви к ближнему, состраданию, самоотверженности, отзывчивости. Ее герои – люди разных сословий. Это и дворяне, обучающие своих детей в привилегированных учебных заведениях; и служащие, живущие на вознаграждение за свой труд; и нищие, которые мечтают о куске хлеба. Но всех их объединяет человеколюбие, желание отозваться на чужую боль, бескорыстие – те человеческие качества, дефицит которых особенно сильно ощущается в наше время.
В 1917 г., с приходом Советской власти ее перестали печатать, не простив писательнице ее дворянского происхождения. С 1925 по 1929 гг. ей с большим трудом удалось опубликовать 4 маленькие книжки для детей под псевдонимом Н. Иванова. Ее произведения были изъяты из библиотек и уничтожены. Больше не было любимого дела, куда-то исчезли благодарные читатели. Жизнь остановилась на полном ходу, особенно после известия о гибели сына Юрия, который сражался в Красной Армии. Началась буквально нищенская жизнь. И тогда именно К. И. Чуковский выхлопотал ей пенсию.
Она ушла тихо и незаметно. Но оставила после себя до сих пор никем не разгаданную тайну. Официальным местом ее погребения считается Смоленское кладбище в Санкт-Петербурге.
О Чарской вспомнили в 90-е гг. XX столетия. Понадобился почти век, чтобы мы снова открыли для себя ее творчество. Радует то, что разные издательства взяли на себя труд возродить ее произведения. Сейчас издано уже и полное собрание ее сочинений. Безусловно, книги Чарской найдут своего читателя, ее полюбят маленькие и юные российские граждане XXI века, как когда-то ее любили дети начала прошлого столетия. Книги ее повествуют о добросердечии и отзывчивости, о человечности, благодарности и любви, как высшей добродетели.
***
31/19 января 1879 г. –В Харькове, Российская империя, родился Борис Викторович Савинков 1879-1925) российский революционер, террорист, один из лидеров партии эсеров, руководитель Боевой организации партии эсеров, глава Союза защиты Родины и Свободы. Участник Белого движения, писатель (прозаик, поэт, публицист, мемуарист; литературный псевдоним – В. Ропшин).
Известен также под псевдонимами «Б. Н.», Вениамин, Галлей Джемс, Крамер, Ксешинский, Павел Иванович, Роде Леон, Субботин Д. Е., Ток Рене, Томашевич Адольф, Чернецкий Константин.
Принимал участие в подготовке ряда террористических актов на территории России: убийство министра внутренних дел В. К. Плеве, московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, покушения на министра внутренних дел И. Н. Дурново и на московского генерал-губернатора Ф. В. Дубасова.
Савинков стал заместителем руководителя Боевой организации Евно Азефа, а после его разоблачения — руководителем. Вместе с Азефом выступил инициатором убийства священника Георгия Гапона, заподозренного в сотрудничестве с Департаментом полиции. В 1906 г. Савинков в Севастополе подготавливал убийство командующего Черноморским флотом адмирала Чухнина. Был арестован полицией, заключен в Севастопольскую тюрьму и приговорён к смертной казни, но бежал в Румынию.
В эмиграции в 1909 г. написал книгу «Воспоминания террориста», в том же году опубликовал повесть «Конь бледный», в 1914 г. – роман «То, чего не было». После начала Первой мировой войны Савинков перебрался в Париж, где, благодаря своим связям, получает удостоверение военного корреспондента. Его корреспонденция публиковалась в газетах «Биржевые ведомости», «День», «Речь».
После Февральской революции Савинков вернулся в Россию 9 апреля 1917 г. и возобновил политическую деятельность: он был назначен комиссаром Временного правительства в 7-й армии, а 28 июня – комиссаром Юго-Западного фронта. Савинков активно выступал за продолжение войны до победного конца. Стал товарищем (помощником) военного министра (военным министром был сам премьер Керенский). При наступлении Корнилова на Петроград был назначен военным губернатором Петрограда и исполняющим обязанности командующего войсками Петроградского военного округа. Но 30 августа подал в отставку, не согласный с изменениями в политике Временного правительства. После того 9 октября 1917 г. был исключен из партии эсеров по так называемому «корниловскому делу».
Октябрьский переворот 1917 г. встретил враждебно. В феврале-марте 1918 г. создал в Москве на базе организации гвардейских офицеров подпольный контрреволюционный «Союз защиты Родины и Свободы», включавший около 800 человек. Целями этой организации было свержение советской власти, установление военной диктатуры и продолжение войны с Германией. В конце мая заговор в Москве был раскрыт, многие его участники арестованы.
Уехал с военной миссией во Францию, где вёл переговоры о помощи Белому движению. Во время Советско-польской войны 1920 г. Савинков, обосновавшись в Варшаве. В октябре 1921 г. был выслан из Польши. Порвав с белым движением, Савинков искал связей с националистическими течениями. Он встречался с итальянским лидером Бенито Муссолини в 1922-1923 гг. Однако в конце концов Савинков оказался в полной политической изоляции, в том числе и от эсеров. В это время он занялся работой над повестью «Конь вороной», осмысляющей итоги Гражданской войны.
В начале августа 1924 г. Савинков нелегально приехал в СССР, куда был завлечен в результате разработанной ОГПУ операции «Синдикат-2». 16 августа в Минске был арестован вместе со своей любовницей Любовью Ефимовной Дикгоф и ее мужем А. А. Дикгофом. На суде Савинков признал свою вину и поражение в борьбе против советской власти. Военная коллегия Верховного суда СССР 29 августа 1924 г. приговорила его к высшей мере наказания – расстрелу. Верховный суд ходатайствовал перед Президиумом ЦИК СССР о смягчении приговора. Ходатайство было удовлетворено, расстрел заменен лишением свободы на 10 лет.
По официальной версии, 7 мая 1925 года в здании ВЧК на Лубянке Савинков покончил жизнь самоубийством. Воспользовавшись отсутствием оконной решётки в комнате, где он находился по возвращении с прогулки, Борис Савинков выбросился из окна пятого этажа во двор. Место захоронения Б. Савинкова неизвестно.
***
31 января 1881 г. – Экспедиционный корпус под командованием генерала М. Д. Скобелева вступил в Ашхабад. Завершено покорение Туркестана.
***
31/19 января 1887 г. – Умер Семён Яковлевич Надсон (1862-1887), русский поэт.
Появившийся в печати в 1885 г. сборник его стихотворений, тираж которого составил 600 экземпляров, принес Надсону огромный успех. При жизни поэта книга выдержала 5 изданий, а до 1917 г. ее успели переиздать 29 раз, последнее из которых имело огромный по тем временам тираж – 10 000 экз. После смерти Надсона его творчество получило еще большую известность. Многие поэты посвящают его памяти стихотворения (Я. П. Полонский, Л. И. Пальмин, К. М. Фофанов, Г. Ф. Дешкин). А с посмертной публикацией произведений Надсона слава его достигает своего апогея. Молодёжь заучивала его стихотворения наизусть. Произведения Надсона постоянно включались в альбомы и рукописные журналы учащихся, долгие годы их часто декламировали со сцены, почётное место отводилось им в различных хрестоматиях и сборниках. Свыше 100 стихотворений Надсона положено на музыку. И хотя шедевров вокальной лирики на слова Надсона не создано, примечательно, что к его произведениям обращались такие выдающиеся композиторы, как Ц. А. Кюи, А. Г. Рубинштейн, С. В. Рахманинов, Э. Ф. Направник.

ВЕРЬ В ВЕЛИКУЮ СИЛУ ЛЮБВИ!..

Верь в великую силу любви!..
Свято верь в ее крест побеждающий,
В ее свет, лучезарно спасающий,
Мир, погрязший в грязи и крови,
Верь в великую силу любви!

ВПЕРЁД!

Вперед, забудь свои страданья,
Не отступай перед грозой,-
Борись за дальнее сиянье
Зари, блеснувшей в тьме ночной!
Трудись, покуда сильны руки,
Надежды ясной не теряй,
Во имя света и науки
Свой частный светоч подымай!
Пускай клеймят тебя презреньем,
Пускай бессмысленный укор
В тебя бросает с озлобленьем
Толпы поспешный приговор;
Иди с любящею душою
Своею торною тропой,
Встречая грудью молодою
Все бури жизни трудовой.
Буди уснувших в мгле глубокой,
Уставшим – руку подавай
И слово истины высокой
В толпу, как светлый луч, бросай.

***

Блещут струйки золотые,
Озаренные луной;
Льются песни удалыя
Над поверхностью речной,
Чистый тенор запевает
«Как на Волге на реке»,
И припевы повторяет
Отголосок вдалеке.
А кругом царит молчанье,
И блестящей полосой
Золотой зари сиянье
Догорает за рекой.

***
31 января 1893 г. – В селе Прислониха в семье потомственных иконописцев родился Аркадий Александрович Пластов (1893-1972). Народный художник СССР (1962). Академик АХ СССР. Лауреат Ленинской премии (1966) и Сталинской премии первой степени (1946).

Родился в семье потомственных иконописцев. В 1903 г. поступил в Симбирское духовное училище. С 1908 г. учился в Симбирской духовной семинарии, а затем переехал в Москву. Занимался рисованием у Дмитрия Архангельского. Некоторое время занимался в мастерской Ильи Машкова, затем поступил в Императорское Строгановское Центральное художественно-промышленное училище, где одним из его учителей был Фёдор Федоровский. Проучившись в нём с 1912 по 1914 гг., поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества на скульптурное отделение. Его учителями были живописцы Алексей Корин, Аполлинарий Васнецов, Абрам Архипов, Алексей Степанов, Леонид Пастернак и скульптор Сергей Волнухин.
В его картинах отражены испытания советского народа в годы войны («Фашист пролетел», 1942), патриотический труд женщин, стариков и детей на колхозных полях в военные годы («Жатва», «Сенокос», 1945),
В 1947 г. А. Пластов стал академиком АХ СССР. Член СХ СССР (1937), член правления СХ РСФСР и СХ СССР (1957), секретарь правления СХ СССР (1968).
***
31 января 1901 г. –Премьера пьесы А. П. Чехова «Три сестры» в Художественном театре.
***
31 января 1904 г. – В Москве умер Алексей Иванович Абрикосов (1824-1904), русский предприниматель, фабрикант, основавший во второй половине XIX века «Фабрично-торговое товарищество А. И. Абрикосова сыновей» (ныне концерн «Бабаевский»), а также владевший кондитерскими и чайными магазинами в Москве, Поставщик Двора Его Императорского Величества, председатель совета Учетного Банка, действительный статский советник.
Алексей Иванович и его супруга Агриппина Александровна похоронены на кладбище Ново-Алексеевского монастыря в Москве. В 1926 г. монастырь был закрыт, а кладбище уничтожено.
Во время Крымской войны Абрикосов делал ежегодные 100-рублевые пожертвования госпиталям и ополчению. Позднее стал членом комитета по оказанию помощи семьям убитых и раненных в войне с Турцией, в 1880 г. вошел в состав Совета Дома московского купеческого общества для бесплатных квартир. Служил старостой Успенского храма на Покровке.
Его супруга в конце 1889 г. открыла бесплатный родильный приют и женскую больницу с «постоянными кроватями А. А. Абрикосовой» (на пять коек). Агриппина Александровна завещала городу 100 000 рублей на устройство родильного приюта; здание по проекту И. А. Иванова-Шица на Миусской площади на 51 койку было освящено в мае 1906 г. (с добавлением городских средств, постройка обошлась в 206 000 рублей). По решению Московской городской управы новый родильный приют стал официально носить имя Агриппины Александровны Абрикосовой (1832-1901), после революции — переименован в роддом имени Н. К. Крупской, в 1994 г. ему вернули имя основательницы.
В 1896 г. на средства Алексея Абрикосова и мецената С. А. Корзинкина было завершено строительство кирпичного здания церковно-приходской школы при Ильинском храме в деревне Изварино. Сам же храм Илии Пророка был отстроен заново на деньги тех же Абрикосовых и Корзинкиных в 1904 г. взамен обветшавшей Ильинской церкви.
***
31 января 1910 года родилась В. С. Гризодубова (г. Харьков), летчица, Герой Советского Союза (1938 г), Герой Социалистического Труда (1986 г.), полковник. Дочь одного из первых русских авиаконструкторов и летчиков С. В. Гризодубова. В 1929 г. окончила Пензенский аэроклуб, занималась планерным спортом. В Красной Армии с 1936 г. Командир экипажа самолета «Родина», совершившего в сентябре 1938 г. беспосадочный перелет из Москвы на Дальний Восток. В Великую Отечественную войну командовала 101-м полком авиации дальнего действия. После войны работала начальником летно-испытательной станции, затем директором НИИ. Умерла 28.04.1993 г.
***
31 января 1924 г. – Второй съезд Советов СССР утвердил Конституцию СССР – первый основной закон Союза Советских Социалистических Республик, который закрепил, окончательно юридически оформил образование и разделение прав СССР и союзных республик.
***
31 января 1928 г. – В январской «Роман-газете» появляются первые главы романа Михаила Шолохова «Тихий Дон».
***
31 января 1932 г. – Запущена первая доменная печь Магнитогорского металлургического комбината – одного из крупнейших металлургических комбинатов России. В годы Великой Отечественной войны комбинат, первоначально ориентированный на выпуск «гражданских» сортов металла, освоил выпуск броневой стали, а также прокатку броневого листа. В конце 1942 г. вступила в строй домна № 5, крупнейшая в СССР.
***
31 января 1942 г. – Мученическая смерть Марины Александровны Шафровой-Марутаевой (1908-1942).
***
31 января 1943 г. – В Сталинграде принят ультиматум советского командования о немедленном прекращении огня и о полной капитуляции южной группы немецких войск. В 13 часов советскими воинами вместе со своим штабом пленен командующий немецкой 6-й полевой армии генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс.
30 января Паулюс отправил радиограмму в Берлин: «Адольфу Гитлеру! 6-я армия поздравляет своего фюрера со славной годовщиной! Флаг со свастикой по-прежнему реет над Сталинградом. Паулюс». А 31 января капитулировал.
***
31 января 1952 г. – День рождения художницы Надежды Рушевой. Она слишком рано ушла из жизни в возрасте 17 лет, но успела подарить миру тысячи своих произведений.
Надя начала рисовать с пяти лет, причем никто не обучал ее рисованию, также до школы ее не учили читать и писать. В семилетнем возрасте, будучи первоклассницей, она начала рисовать регулярно, каждый день не более получаса после уроков. Тогда же она за один вечер нарисовала 36 иллюстраций к «Сказке о царе Салтане» Пушкина, за то время, пока отец читал эту её любимую сказку вслух. В мае 1964 г. состоялась первая выставка ее рисунков, организованная журналом «Юность» (Надя училась в пятом классе). После этой выставки в том же году в № 6 журнала появились первые публикации ее рисунков, когда ей было всего 12 лет. За следующие пять лет ее жизни состоялось пятнадцать персональных выставок в СССР, Польше, Чехословакии, Румынии, Индии.
Среди ее работ – иллюстрации к мифам Древней Эллады, произведениям А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого, М. А. Булгакова. Всего были проиллюстрированы произведения около пятидесяти авторов. Работа над «Мастером и Маргаритой» стала для нее последней. В то же время, для «Мастера и Маргариты» Надя стала первой художницей. На титульной иллюстрации, изображающей встречу Берлиоза и Бездомного на Патриарших прудах, Елена Сергеевна Булгакова, вдова Михаила Афанасьевича, оставила свой автограф: «Как жаль, что я не знала это необыкновенное существо – Надю Рушеву».
Ее рисунки рождались без эскизов, всегда рисовала враз, набело, и она никогда не пользовалась стирательной резинкой. «Я их заранее вижу… Они проступают на бумаге, как водяные знаки, и мне остаётся их чем-нибудь обвести», – говорила Надя
Надя оставила после себя огромное художественное наследие – около 12 тысяч рисунков. Точное их число невозможно подсчитать – значительная доля разошлась в письмах, сотни листов художница подарила друзьям и знакомым, немалое количество работ по разным причинам не вернулось с первых выставок. Прошло более 160 выставок ее работ в разных странах: Японии, Германии, США, Индии, Монголии, Польше и многих других.
Скончалась Надежда 6 марта 1969 г. в больнице в возрасте 17 лет из-за разрыва сосуда головного мозга и последующего кровоизлияния в мозг.
***
31 января 1955 г. – В Ленинграде умер Михаил Леонидович Лозинский (1886-1955), русский советский поэт-акмеист, переводчик, один из создателей советской школы поэтического перевода.
Окончил 1-ю петербургскую классическую гимназию с золотой медалью. Слушал лекции в Берлинском университете. Затем учился в Петербургском университете. В 1909 г. получил диплом юриста, а затем пять лет занимался на историко-филологическом факультете.
Был близок к поэтам «серебряного века», в частности к акмеистам, дружил с О. Э. Мандельштамом, А. А. Ахматовой и был ближайшим другом Н. С. Гумилёва. В 1912 г. Лозинский организовал издательство «Гиперборей», где печатались акмеисты, и входил в созданный Гумилёвым «Цех поэтов».
В 1913-1917 гг. – редактор журнала «Аполлон». В 1914 г. начал работать в Публичной библиотеке библиотекарем и консультантом (работа в библиотеке продолжалась до 1937 г.).
После октябрьского переворота 1917 г. М. Горький привлек Лозинского к работе в издательстве «Всемирная литература», где тот занимался переводом и редактурой.
В 1921 г. задерживался по делу Н. С. Гумилёва, находился две недели под арестом в 1927 г. со служащими Публичной библиотеки. 20 марта 1932 г. арестован и Постановлением Коллегии ОГПУ от 17 июня 1932 г. осужден по ст. 58-10 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда) на 3 года лишения свободы условно. Реабилитирован в 1989 г.
В 1924 г. Лозинский писал в Париж своей сестре, Елизавете Леонидовне Миллер, о сложности жизни в советской России, о «систематическом удушении мысли», но еще и о том, что «дезертировать нельзя»:
«В отдельности влияние каждого культурного человека на окружающую жизнь может казаться очень скромным <…>. Но как только один из таких немногих покидает Россию, видишь, какой огромный и невосполнимый он этим приносит ей ущерб <…>. Если все разойдутся, в России наступит тьма, и культуру ей придется вновь принимать из рук иноземцев. <…> Надо оставаться на своём посту. Это наша историческая миссия…»
Лозинский много работал над переводами западной классики, тяготея в поэзии к крупной форме, драматургии, переводил также и прозу. В его переводе в СССР вышли произведения таких классиков, как Уильям Шекспир, Ричард Шеридан, Пьер Корнель, Жан Батист Мольер, Лопе де Вега, Мигель Сервантес, Карло Гоцци, Проспер Мериме, Ромен Роллан. Главной его работой стал перевод «Божественной комедии» Данте Алигьери. Переводил Лозинский и восточных поэтов, таких как Фирдоуси, Саят-Нова, грузинского поэта-романтика Николоза Бараташвили.
«В трудном и благородном искусстве перевода Лозинский был для XX века тем же, чем был Жуковский для века XIX», – сказала на его похоронах Анна Ахматова.
Лозинский скончался 31 января 1955 г. в Ленинграде. Похоронен на Литераторских мостках Волковского кладбища.
***
31 января 1956 г. – В Москве родилась Вера Витальевна Глаголева (1956-2017). Советская и российская актриса театра и кино, кинорежиссёр, сценарист и продюсер. Народная артистка Российской Федерации (2011).
Вера Глаголева умерла 16 августа 2017 г. Похоронена на Троекуровском кладбище.
***
31 января 1966 г. – В СССР осуществили запуск космической ракеты с автоматической межпланетной станцией «Луна-9», которая совершит мягкую посадку на Луну в районе Океана Бурь и передаст научную информацию на Землю, в том числе первую серию панорамных снимков с ее поверхности.
***
31 января 2003 г. – День памяти Леонида Эрдмана (1940-2003).
***
31 января 2020 г. – Великобритания официально вышла из ЕС

К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ. ЦИТАТЫ ИЗ ДНЕВНИКОВ

Однажды ночью идя домой, я увидел впереди громко лающую свору собак. Мне было страшно идти дальше,– постояв какое-то время, я повернул назад и отправился к дому обходными путями. Маме я ничего не сказал об этой истории. Но на следующий же день мне стало очевидно, что она знает о моем вчерашнем поведении, поскольку сама завела разговор о страхе и боязливости. Передаю ее слова: «Каждый человек, и особенно верующий в Бога, обязан преодолевать страх. Это очень опасная и губительная страсть. Если ее не преодолеть, то в самый важный и трудный момент жизни, когда придется выбирать между добром и злом, человек может стать отступником и предателем. Мы знаем, как во время гонений люди из-за трусости отрекались от Христа. С этой страстью следует бороться постоянно, преодолевая страх и боязливость в самых разных проявлениях. Если ты чего-то боишься, нужно идти навстречу этой опасности с молитвой к Богу, к Божией Матери, к своему Ангелу-хранителю. Но самое надежное средство к победе над этой страстью – любовь, окончательно страх может победить только любовь».

2 МАЯ 2001 г. ОСВЯЩЕНИЕ ЧАСОВНИ СВ. МАТРОНЫ В Г. СХОДНЯ

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

30 ЯНВАРЯ — ПРП. АНТОНИЯ ВЕЛИКОГО
antvel8
«РЕВНИТЕЛЯ ИЛИЮ НРАВЫ ПОДРАЖАЯ…». ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

27 ЯНВАРЯ – ДЕНЬ ПАМЯТИ СТАРИЦЫ СХИМОНАХИНИ МАРГАРИТЫ (ЕВФРОСИНИИ ФОМИНИЧНЫ ЛАХТИОНОВОЙ; 1899-1997)
СХИМОНАХИНЯ МАРГАРИТА (ЕВФРОСИНИЯ ФОМИНИЧНА ЛАХТИОНОВА)
СХИМОНАХИНЯ МАРГАРИТА (ЕВФРОСИНИЯ ФОМИНИЧНА ЛАХТИОНОВА; 1899–1997) (Последняя старица Дивеевской обители). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

25 ИЮЛЯ — ДЕНЬ АНГЕЛА МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

29 МАРТА — ДЕНЬ ПАМЯТИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

ДЕНЬ АНГЕЛА МАРИИ СЕРГЕЕВНЫЙ ТРОФИМОВОЙ

ВЕЧЕР ПАМЯТИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ. К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

О МЕСЯЦЕ МАРТЕ

Мама жила в ритме природы, постоянно любовалась своим садом в разное время года, специально выходила помолиться среди кустов и деревьев. В течение многих лет она делала выписки из разных книг и статей по народному календарю: там были сведения о приметах погоды в связи с церковным календарем, о прилете и отлете птиц, о свойствах и красоте цветов, деревьев и других растений, а также камней и минералов. Мы постоянно выписывали журнал «Наука и жизнь», из которого мама вырезала и подшивала ежемесячные заметки о природе и календаре. Из того, что собрала мама, можно было бы составить интереснейшую книгу. Все эти материалы были постоянно «в ходу»: когда приходили очередные посетители, мама открывала раздел своего собрания, соответствующий месяцу, неделе и даже конкретному дню и начинала читать выдержки. В такие минуты я не выдерживал, оставлял все свои дела и присоединялся к слушателям…

К сожалению, размеры книги не позволяют опубликовать интереснейшие сведения, которые собрала мама по народному календарю. Поэтому вниманию читателей предлагается лишь один календарный месяц – март. Весна была любимым временем года, а март – любимым ее месяцем, недаром в нем совершились столько важнейших событий ее жизни. 21 марта родился я, в марте сделали маме серьезную операцию, в марте умер мой отец, в марте отошла в вечность и мама. Она знала, что уйдет из жизни в марте, знала даже число – 29-е, о чем сохранились такие свидетельства: за день до смерти она попросила меня снять все деньги с ее пенсионной книжки, чтобы не нужно было потом ходить по инстанциям и оформлять наследство (и здесь, даже перед лицом смерти она думала о том, как избавить сына от лишних хлопот). Сохранился листок с выпиской из церковного календаря, сделанный рукой мамы: на нём записаны даты от 27 до 31 марта с указанием памяти святых каждого дня. Сделана эта запись много лет назад, еще до смерти отца, и именно в этом интервале умерли отец (27 марта) и мама (29 марта – день памяти мученика Трофима).

О МЕСЯЦЕ МАРТЕ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

МАРТ. ДЕНЬ ЗА ДНЕМ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

А. Трофимов

О МОЛИТВЕ

http://alexandrtrofimov.ru/wp-content/uploads/2014/05/7mol10.jpg

Дорогие посетители сайта, пришло время вспомнить и восстановить древнюю ветхозаветную и апостольскую традицию – семиразовую молитву в течение суток, совершаемую каждые три часа (в 6, 9, 12, 15, 18, 21, 24 часа). Эта молитва особенно действенна в условиях испытания, посланного нам – угрозы распространения коронавирусной инфекции.
Предлагаю Вам ознакомиться с главой из книги «РИТМЫ ЦЕРКОВНОГО ГОДА», написанной много лет назад и размещенной на этом сайте: О СЕМИРАЗОВОЙ МОЛИТВЕ В ТЕЧЕНИЕ СУТОК. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ… http://alexandrtrofimov.ru/?p=766
В ней дается историческое и богословское обоснование необходимости этой молитвы. Сейчас, в условиях карантина православным людям совсем не сложно включиться в этот молитвенный ритм.
Присоединяйтесь к ежедневной семиразовой молитве, рассылайте текст статьи и сообщения о ней своим друзьям и знакомым.
***
Святейший Патриарх Кирилл благословил молитву, которую уже произносят за богослужением во всех православных храмах, ее можно присоединить к семиразовой молитве:
МОЛИТВА ВО ВРЕМЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ВРЕДОНОСНОГО ПОВЕТРИЯ ЧТОМАЯ
Господи Боже наш, не вниди в суд с рабы Твоими, и огради нас от губительнаго поветрия на ны движимаго. Пощади нас смиренных и недостойных рабов Твоих в покаянии с теплою верою и сокрушением сердечным к Тебе милосердному и благопременительному Богу нашему припадающих и на милость Твою уповающих. Твое бо есть, еже миловати и спасати ны, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
Александр Трофимов

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

25 ЯНВАРЯ - ДЕНЬ АНГЕЛА ТАТИАНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ (1886–1934), МАТЕРИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

23 ФЕВРАЛЯ – ПАМЯТЬ ПОЭТА ДАВИДА САМОЙЛОВА

«БЫЛА ТУМАННАЯ ВЕСНА…» СТИХИ ДАВИДА САМОЙЛОВА, МУЗЫКА НЕИЗВЕСТНОГО АВТОРА, ИСПОЛНЯЕТ ЛЕОНИД ЭРДМАН

Помощь в издании книг

Благодарю за любую Вашу помощь! Присылайте Ваши имена для молитвенного поминовения на электронную почту atrofimovmail@yandex.ru

НАША СТРАНИЧКА ВКОНТАКТЕ

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Наша страничка в facebook

Video

3 ноября – ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИКА НЕОФИТА (ОСИПОВА) – ЛИЧНОГО СЕКРЕТАРЯ ПАТРИАРХА ТИХОНА

АКАФИСТ СВЯТЕЙ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИЦЕ ВЕЛИЦЕЙ КНЯГИНЕ ЕЛИСАВЕТЕ

Грек Зорба

Грек Зорба

АКАФИСТЫ, СОСТАВЛЕННЫЕ АЛЕКСАНДРОМ ТРОФИМОВЫМ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ИЕРУСАЛИМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ВАЛААМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ «ПРИБАВЛЕНИЕ УМА»

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОРСУНСКИЯ (ЕФЕССКИЯ)

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОЛОЧСКИЯ

АКАФИСТ СВ. АП. И ЕВ. ИОАННУ БОГОСЛОВУ

АКАФИСТ СВ. МЧЧ. ФЛОРУ И ЛАВРУ

АКАФИСТ СВТТ. АФАНАСИЮ И КИРИЛЛУ, АРХИЕП. АЛЕКСАНДРИЙСКИМ

АКАФИСТ СВТ. ТИХОНУ, ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РОССИИ

АКАФИСТ СВВ. ЦАРСТВЕННЫМ СТРАСТОТЕРПЦЕМ

АКАФИСТ ПРП. ИЛИИ МУРОМЦУ

АКАФИСТ ПРП. АНТОНИЮ ДЫМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРЛААМУ СЕРПУХОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ОТРОКУ БОГОЛЕПУ ЧЕРНОЯРСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИОАННУ РУССКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ПАИСИЮ ВЕЛИЧКОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРНАВЕ ГЕФСИМАНСКОМУ

АКАФИСТ СВМЧ. СЕРАФИМУ (ЗВЕЗДИНСКОМУ), ЕП. ДМИТРОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРПМЧЧ. СЕРАФИМУ И ФЕОГНОСТУ АЛМА-АТИНСКИМ

АКАФИСТ ПРП. СЕРАФИМУ ВЫРИЦКОМУ

АКАФИСТ СЩМЧ. ЯРОСЛАВУ ЯМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. СИЛУАНУ АФОНСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ВМЧЦ. МАРИНЕ

АКАФИСТ СВ. РАВНОАП. ВЕЛ. КН. ОЛЬГЕ

АКАФИСТ ПРП. БЛГВ. КН. ЕВФРОСИНИИ МОСКОВСТЕЙ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИУЛИАНИИ МИЛОСТИВЕЙ, ЯЖЕ В СЕЛЕ ЛАЗАРЕВЕ

АКАФИСТ БЛЖ. КСЕНИИ ПЕТЕРБУРЖСТЕЙ

АКАФИСТ ПРПМЦ. ВЕЛ. КН. ЕЛИСАВЕТЕ

АКАФИСТ ВСЕМ СВ. ЖЕНАМ, В ЗЕМЛИ РОССИЙСТЕЙ ПРОСИЯВШИМ

АКАФИСТ СОБОРУ СВ. ВРАЧЕЙ-БЕЗСРЕБРЕНИКОВ-ЦЕЛИТЕЛЕЙ И ЧУДОТВОРЦЕВ

СПИСОК ВСЕХ СТАТЕЙ

Рубрики

ИКОНА ДНЯ

КАЛЕНДАРЬ

ПОИСК В ПРАВОСЛАВНОМ ИНТЕРНЕТЕ

Поиск в православном интернете: 

СЧЕТЧИК