Жития святых

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ПРОТОИЕРЕЙ ЯРОСЛАВ САВИЦКИЙ

ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ.
СЛУЖЕНИЕ В ХРАМЕ СВЯТЫХ МУЧЕНИКОВ ФЛОРА И ЛАВРА СЕЛА СТАРЫЙ ЯМ

ХРАМ ВО ИМЯ СВВ. МУЧ. ФЛОРА И ЛАВРА. ФОТО НАЧАЛА XX в.
ХРАМ ВО ИМЯ СВВ. МУЧ. ФЛОРА И ЛАВРА. ФОТО НАЧАЛА XX в.

Летом 1929 года отец Ярослав получил место настоятеля храма в честь мучеников Флора и Лавра в селе Старый Ям. История села восходит к XIII веку. Уже в XVI веке здесь существовала ямская слобода с деревянным храмом в честь мучеников Флора и Лавра. В начале XIX столетия жители села построили каменный трехпрестольный храм, который неоднократно перестраивался и нынешний вид приобрел в начале XX века. Это один из самых больших храмов Подмосковья. Главный его престол был посвящен небесным покровителям ямщиков – мученикам Флору и Лавру, левый придел – первоверховным апостолам Петру и Павлу, правый придел – святителю Николаю.

В 1837 году при церкви была устроена богадельня, впоследствии преобразованная в сестринскую общину. Устроителем ее был известный подвижник, Христа ради юродивый Иван Степанович. В устройстве общины принимал участие святитель Филарет (Дроздов), который прислал в благословение сестрам Иерусалимскую икону Божией Матери. Он же освящал в 1860 году вновь выстроенный Никольский придел храма. Вскоре после смерти Ивана Степановича помещица А. П. Головина пожертвовала общине свое поместье Лукино. Там, в семи верстах от села Старый Ям и обосновалась община, переименованная в 1887 году в Крестовоздвиженский Иерусалимский женский монастырь. Прославившаяся чудесами Иерусалимская икона Божией Матери стала главной его святыней.

Церковь села Старый Ям находится чуть в стороне от дороги, неподалеку от реки Пахры. От храма открывается красивый вид: заливные луга, речка и лес вдалеке. Перед массивной церковной оградой – площадь, где прежде была сосредоточена жизнь села. Здесь проходили ярмарки, работали карусели. По рассказам старых жителей села, особенно славились в Старом Яму рыбные ярмарки. За покупками накануне постов сюда съезжались жители со всей округи. На время постов веселое движение замирало, и центр общей жизни сосредотачивался в храме. На Пасхальной службе бодрствовало все село, включая младенцев, едва научившихся ходить. Сельское кладбище располагалось тут же – внутри церковной ограды.

С приходом советской власти все изменилось до неузнаваемости. Стон и плач стоял по всей Русской крестьянской земле. Село Старый Ям, где традиционно жило много трудолюбивых богатых крестьян, пострадало больше, чем другие. В 1930 году власти стали загонять жителей села в колхоз «Ямской». Конфискации, аресты, раскулачивание стали буднями Старого Яма.

Отец Ярослав сменил в ямском храме отца Иоанна, который вместе с диаконом Петром Минервиным перешли служить сюда из закрытых кремлевских соборов. К тому времени оба они находились в ссылке. В Яму проживал с семьей еще и диакон Василий Тихомиров, также служивший прежде в одном из соборов Кремля.

СЫНОВЬЯ САВИЦКИХ ЛЕОНИД И ГЕОРГИЙ
СЫНОВЬЯ САВИЦКИХ ЛЕОНИД И ГЕОРГИЙ

Ко времени переезда в Ям сыновья Савицких жили отдельно от родителей, так что на новое место прибыли отец Ярослав, матушка Ольга и дочь Нина. Жить им было негде, так как власти отняли у прихода церковный дом. Приютила батюшку многодетная семья Кишенковых – в их доме семья Савицких обитала до самого ареста отца Ярослава в 1937 году.

Батюшка начал свое служение здесь в разгар коллективизации. Конечно, он не мог оставаться в стороне от бед и тягот, которые обрушились на жителей села. На его глазах у крестьян отнимали все добро, арестовывали, выгоняли из родных домов и отправляли в ссылки. Отец Ярослав служил молебны о гонимых властью православных людях, что расценивалось властями как контрреволюционная деятельность. Устроил он крестный ход в селе – и это сочли контрреволюцией.

Об этом напишут в свое время в обвинительном заключении: «Контрреволюционную деятельность Савицкий Ярослав начал в селе Ям развивать явно с момента коллективизации, т.е. с 1930 года. 18 марта 1930 года Савицкий совместно с кулаками, ныне высланными, устроил в селе Ям демонстрацию, направленную на срыв коллективизации. В демонстрации принимало участие до 170 человек. Организована она была в церкви и под руководством Савицкого с пением духовных песней направилась к сельсовету, откуда по предложению членов сельсовета была распущена. В период ликвидации кулачества Савицкий в церкви служил молебны за здоровье высланных кулаков».

Активисты-безбожники следили за батюшкой. Сыновья приезжали навестить родителей когда стемнеет, чтобы никто из соседей не увидел их.

Отец Ярослав был мудрым пастырем и прекрасно понимал, что происходило в стране. Он знал, что его арест и тюрьма, а может быть и смерть – лишь вопрос времени. Люди говорили тогда, что в 20-е годы попасть в лагерь или ссылку – это была лотерея, а в 30-е годы это была уже очередь. Но батюшка не боялся гонителей, которые, видя его твердую веру и ревностное служение, пытались убрать его из Яма,– но Господь хранил до времени Своего верного служителя. Так в 1933 году его судил Подольский народный суд за покупку свечей. В протоколе допроса следователь записил со знаком вопроса «краденых» Конечно, не краденых, но суд всё равно приговорил батюшку к пяти годам лишения свободы. Однако дело было настолько грубо сфабриковано, что Мособлсуд отменил это решение и освободил отца Ярослава.

Местные власти пытались и закрыть церковь. 1 марта 1930 года президиум Мособлисполкома записал в своем постановлении: «Учитывая ходатайство местного населения о закрытии церкви Флора и Лавра в с. Ям Подольского района и передаче ее помещения под столовую местного колхоза и принимая во внимание пригодность для этого испрашиваемой церкви, названную церковь закрыть и здание ее после сфотографирования передать местному райисполкому под устройство столовой для колхоза. С предметами религиозного культа и прочим церковным имуществом поступить согласно постановлению ВЦИК и Совета Народных Комиссаров от 8.IV.1924 г. “О религиозных объединениях”. В случае жалобы верующих во ВЦИК (в двухнедельный срок со дня объявления им настоящего постановления) ликвидация церкви может быть произведена не ранее рассмотрения жалобы ВЦИКом».

ДОМ В КОТОРОМ ЖИЛ ОТЕЦ ЯРОСЛАВ С СЕМЬЕЙ. СОВРЕМЕННОЕ ФОТО
ДОМ, В КОТОРОМ ЖИЛ ОТЕЦ ЯРОСЛАВ С СЕМЬЕЙ. СОВРЕМЕННОЕ ФОТО

Жалоба верующих не замедлила, и православным людям удалось отстоять свой храм. Особенно помогли в этом две красностокские монахини (или послушницы) – родные сестры Стызик, Елизавета и Евдокия; игумения Елена благословила их находиться в Яму и помогать отцу Ярославу. Сестры Стызик пекли просфоры, убирали в храме, а жили в церковной сторожке. Они организовали сбор подписей в защиту храма. Перечень был столь внушительным, что власти не решились в этот раз закрыть его. Об этих событиях стало известно из следственного дела 1931 года, по которому проходили обе монахини. Следователи почему-то постоянно задавали вопросы об участии игумении Елены в событиях вокруг ямского храма, хотя сама игумения в это время находилась в ссылке в Казахстане. Из следственного дела старца Пантелеимона стало известно еще об одном человеке, последовавшем за отцом Ярославом в село Старый Ям. Это – уроженец Гродненской губернии брат Михаил. Послушник Михаил Лукьянович Островский за свое необычайное благочестие почитался монахинями как блаженный. Он жил при храме села Ям, работал сторожем в церкви и помогал батюшке.

«Расстрельный», как его назвали современники 1937 год заканчивался; пришел черед и отца Ярослава пострадать за веру Христову. 27 ноября 1937 года его арестовали по обвинению в активной контрреволюционной деятельности. Сотрудники НКВД приехали за ним около двух часов ночи и увезли в Подольск. О том, как прошел батюшка последнее в его жизни испытание, будет рассказано в следующей главе. Но прежде мы приведем воспоминания жительниц Старого Яма об отце Ярославе, о его служении, о том, как жили в те годы православные христиане старинного подмосковного села.

МАРИЯ ФЕДОРОВНА КИШЕНКОВА – ХОЗЯЙКА ДОМА В КОТОРОМ ЖИЛ ОТЕЦ ЯРОСЛАВ. ФОТО 1930-х гг.
МАРИЯ ФЕДОРОВНА КИШЕНКОВА – ХОЗЯЙКА ДОМА В КОТОРОМ ЖИЛ ОТЕЦ ЯРОСЛАВ. ФОТО 1930-х гг.

Рассказывают жительницы села Старый Ям Варвара Александровна и Зинаида Александровна Кишенковы: «Родители наши Александр Васильевич и Мария Федоровна работали в колхозе за “палочки” – на трудодни ничего не давали. С утра до ночи в поле, а платы никакой. Жили только тем, что собирали с огорода. В семье было двенадцать детей – прокормить их было при колхозном строе невозможно. Но Господь хранил и питал. Помнится, собранную картошку пересчитывали, делили и поштучно брали для еды на каждый день, чтобы как-то дотянуть до следующего года и не умереть с голода.

Когда приехал к нам в село служить отец Ярослав с матушкой Ольгой Федоровной, то жить им было негде. Просили по всему селу, но никто не соглашался принять в свой дом священника. Пришли и в наш дом староста и еще несколько прихожан, стали просить родителей пустить в дом батюшку с семьей. Как раз в это время родители делали пристройку к дому, так как было очень тесно. Нам обещали помочь достроить дом. Говорили, что наш дом находится прямо напротив церкви и батюшке удобно жить именно здесь, не нужно ходить на службы через все село. Наши родители согласились. Мама была очень верующая и с сильным характером: она и убедила мужа, что нужно принять батюшку. Прапрадед по линии мамы был полковым священником. Приехал отец Ярослав с матушкой и дочерью Ниной. В нашем доме они жили до самого ареста батюшки. Сыновья к тому времени уже работали и жили отдельно от родителей.

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ КИШЕНКОВ
АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ КИШЕНКОВ

В те годы вокруг храма располагалось кладбище, было много старинных крестов и памятников. Слева от церкви была сторожка. Рядом с местом, где сейчас стоит крест на могиле священника Петра Колосова, находилась часовня, в которую приносили и оставляли на ночь покойников. Там их одевали, клали во гроб, а наутро несли в храм. Часовня эта стояла при пути к кладбищу, поэтому в воскресные, а также в поминальные дни бывала открыта, чтобы идущие на кладбище могли свечки поставить и подать записки.

Каждый год в празник Святой Троицы жители Старого Яма выносили на Каширскую дорогу столы, ставили на них цветы и хлеб-соль. Машины тогда почти не ходили, в основном на лошадях ездили. И вот люди останавливалить, отламывали хлеб и ели. Хлеб стоял свежевыпеченный, с хрустящей корочкой, удивительно вкусный. В этот день бывала ярмарка, продавали игрушки, сладости, ставили карусель: сейчас на этом месте магазин.

Батюшке с первых дней служения пришлось нелегко, многое пришлось претерпеть. Комсомольская молодежь издевалась над церковью: наряжались, пели похабные частушки, требовали закрыть храм. Весной 1934 года учителя местной школы заявили в сельсовет, что колокольный звон мешает занятиям детей, после чего звонить запретили.

Вход в помещение, где жил батюшка, был отдельный, но из общих сеней. Потом отец Ярослав дал средства и родители пристроили маленькую открытую террасу к комнате батюшки. Это помещение сохранилось до наших дней. Внутри была печь голландка. У Нины Ярославовны была комната в Вешняках – она работала там в каком-то институте. Но у родителей бывала часто. Гостей у батюшки практически не бывало, боялись подвести людей: ведь глаза и уши тогда были везде. Жили они уединенно. Навещали их сыновья, но старались сделать это так, чтобы никто из соседей не видел их. Приезжали лишь когда стемнеет, а если задерживались у родителей, то не выходили из дома. Уезжали пораньше, пока жители села еще спали.

Отец Ярослав подолгу молился. Вставал очень рано, молился, потом прогуливался по двору и направлялся в церковь. Вечером обязательно совершал прогулку. Дом наш стоял в глубине от улицы и батюшка выходил в проулок и гулял там обычно после того, как стемнеет. Служил отец Ярослав неукоснительно во все праздничные дни и, конечно, в субботы и воскресенья. Во время богослужений народа бывало много: как правило, полный храм. К нам приходили люди из многих окрестных деревень. Вместе с батюшкой служил и диакон. Он жил со своей матушкой возле кладбища (имя его не запомнилось). Жену его помним; когда она умерла, отец Ярослав ее отпевал и хоронил. Потом и отец диакон умер – и его батюшка отпел и похоронил. Это были очень хорошие люди, интеллигентные, образованные.

При отце Ярославе в последний раз приходил в село крестный ход с чудотворной Иерусалимской иконой, во время которого останавливались у домов, кропили народ святой водой. На Пасху и в Престольные праздники батюшка устраивал крестные ходы, хотя власти это и запрещали. Но Господь как-то покрывал. Потом его обвиняли за это в контрреволюционной деятельности, говорили, что якобы он возбуждал народ против советской власти, хотя ничего подобного не было.

Батюшка на Пасху, на Рождество Христово Господа славил, и в другие великие праздники ходил по домам прихожан с певчими: придут, пропоют тропарь праздничный, батюшка поздравит, принесет гостинцы. Это было таким утешением и радостью для людей. Он очень любил своих прихожан. Отдельно благословлял детей, приносил им подарки. Покропит святой водой – и в следующий дом.

И в другие дни бывал он в домах прихожан: служил молебны, просто посещал их для беседы и утешения. Служил и по покойникам панихиды в дни памяти, отпевал на дому. Хотя советская власть запрещала это, но батюшка не боялся и все равно ходил к людям в дома. Всех младенцев, рождавшихся в селе, отец Ярослав крестил, молодых венчал, отпевал умерших. Когда просили окрестить младенца, отслужить молебен или какую иную требу, батюшка сразу шел – никто не знал отказа. Многим в селе он помогал: приходили люди и просили денег на разные нужды – и все получали просимое. В селе точно знали, что если придет нужда, батюшка обязательно поможет. Доброта у него была такая, что от него было легко принимать, люди знали: все это от чистого сердца.

Характер у батюшки был золотой. Был он какой-то ясный, благостный и простой с виду, но очень образованный и мудрый. Он любил людей, и его нельзя было не любить. О таких людях, как батюшка с матушкой говорят: «И курицу не обидят». Оба они особенно любили детей, так ласково с ними обращались. Помню, родился у нас братик. Так матушка сразу же поехала в Москву, купила одеяло и одежду для младенца. Батюшка сам покрестил его и дал имя – Владимир.

Отец Ярослав каждый раз привозил дрова на зиму не только для себя, но и для нашей семьи – хватало на весь год. Дрова привезут, распилят, наколят и уложат, так что у нас с топливом проблем не было. Помнится, подойдешь к нему и скажешь:
– Батюшка, в кино хочется сходить, дайте, пожалуйста, копеечку.
– Сходите,– и даст сколько попросим.

Когда умирал наш дедушка (мамин отец), батюшка его соборовал перед смертью, исповедал и причастил. Как сейчас помним это Соборование: на тарелку насыпали овес, поставили свечи, палочки для помазания, так таинственно было все в тот день.

МАТУШКА ОЛЬГА ФЕДОРОВНА САВИЦКАЯ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ
МАТУШКА ОЛЬГА ФЕДОРОВНА САВИЦКАЯ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Матушка Ольга Федоровна очень любила цветы. Рядом с домом каждый год устраивала чудесный цветник: золотые шары, георгины, астры, хмель; много-много разных цветов. Матушка с такой любовью за ними ухаживала. В храме постоянно были живые цветы, и, конечно, в алтаре у батюшки.

Очень подружилась матушка с нашей мамой, они стали настоящими духовными сестрами, могли общаться часами, всегда находили темы для бесед, что-то вместе делали. Обычно отец Ярослав вечером уединялся: молился, читал, писал что-то, готовился к службе. Матушка практически каждый вечер заходила на нашу половину посидеть, поговорить и часто помогала маме. Она очень многое умела: прекрасно шила, хорошо готовила, великолепно вела хозяйство. Помнится, как быстро она кроила платья для девочек, разрежет материю, наметает, а мама потом шила. Матушка постоянно нас подкармливала. Как испечет пироги, сразу нам несет. Благодаря нашим жильцам мы не очень бедствовали, они давали нам продукты, гостинцы детям. Матушка всегда ходила с улыбкой, постоянно была какой-то внутренне радостной, теплой. Нас, детей, очень любила. Мы к ней запросто ходили. Мы, маленькие, думали даже что они – наши родные, а не жильцы.

МАТУШКА ОЛЬГА ФЕДОРОВНА САВИЦКАЯ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ
МАТУШКА ОЛЬГА ФЕДОРОВНА САВИЦКАЯ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

В 1937 году за отцом Ярославом приехал в два часа ночи “черный воронок”. Вещей у них практически никаких не было, так что и обыскивать было нечего. Поэтому его просто забрали и увезли. После этого матушка сразу зашла к родителям. Дети еще спали, но папа с мамой всё видели и слышали. После ареста отца Ярослава матушка Ольга Федоровна некоторое время продолжала жить у нас, а потом уехала в Вешняки в комнату дочери. Неподалеку находилась трикотажная фабрика. Матушка доставала там остатки материи, нитки, разматывали их и вязала варежки. Всем нам, детям, она подарила связанные ею варежки, очень красивые. Возле дома был маленький огородик, но на него она не могла пройти, так как земля вокруг принадлежала соседям. Так она по лесенке вылезала из окна домика в огород и, сколько хватало сил, трудилась там. Она и здесь разводила цветник – столько там было цветов и среди них – любимые матушкины золотые шары. Потом дочь получила комнату в Москве, и они вместе переехали на новое место жительства у метро Кропоткинская, в переулке Островского, дом четырнадцать.

ДОЧЬ САВИЦКИХ – НИНА ЯРОСЛАВОВНА. ФОТО 1939 г.
ДОЧЬ САВИЦКИХ – НИНА ЯРОСЛАВОВНА. ФОТО 1939 г.

Хорошо помним Нину Ярославовну – это чудесный человек, светлый. Мы с ней много общались. Она постоянно делала нам подарки, хотя сама жила бедно. Помню, как подарила она платье нашей сестре. Мы с мамой у нее часто бывали, там была у нее маленькая комнатка в коммунальной квартире на втором этаже. Единственное ее окошко выходило во двор. Из обстановки там были кровать, диван, шкаф и маленький столик. В комнате было много икон, постоянно горела лампадка. Нина Ярославовна молилась, открыто ходила в церковь и не скрывала своей веры. Работала она чертежницей, замуж не выходила. Хорошо помним, как встречалась с Ольгой Федоровной наша мама в комнате у Нины Ярославовны: как они радовались и плакали, когда видели друг друга, никак не могли наговориться, все делились своими бедами и радостями. Мы удивлялись: встретятся – плачут, прощаются – плачут.

Потом их отселили куда-то. Когда матушка умерла, похоронили ее на Хованском кладбище. В 1990-х годах Нина Ярославовна прислала нам открытку. Писала, что болит у нее нога, предлагают операцию… Упокоилась Нина Ярославовна там же, где и ее мама – на Хованском кладбище…»

Добавьте комментарий

Нажмите, чтобы оставить комментарий

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

14 НОЯБРЯ — СВЯТЫХ БЕССРЕБРЕНИКОВ И ЧУДОТВОРЦЕВ КОСМЫ И ДАМИАНА АССИЙСКИХ
ИКОНА СВВ. КОСМЫ И ДАМИАНА АССИЙСКИХ
АКАФИСТ СОБОРУ СВЯТЫХ ВРАЧЕЙ-БЕЗСРЕБРЕНИКОВ-ЦЕЛИТЕЛЕЙ И ЧУДОТВОРЦЕВ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

8 НОЯБРЯ — ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ДИМИТРИЯ МИРОТОЧИВОГО СОЛУНСКОГО
ИКОНА СВ. ВМЧ. ДИМИТРИЯ СОЛУНСКОГО
ФЕССАЛОНИКИ – ГРАД СВЯТОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ДИМИТРИЯ МИРОТОЧИВОГО. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

4 НОЯБРЯ — ПРАЗДНОВАНИЕ В ЧЕСТЬ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ (В ПАМЯТЬ ИЗБАВЛЕНИЯ МОСКВЫ И РОССИИ ОТ ПОЛЯКОВ В 1612 Г.)
kazikona12
ЗАСТУПНИЦА УСЕРДНАЯ. ИКОНА КАЗАНСКОЙ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ИЗ ВОЗНЕСЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…
ЧУДОТВОРНАЯ ЖАДОВСКАЯ КАЗАНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ
ВОЗРОЖДЕНИЕ ЖАДОВСКОЙ ОБИТЕЛИ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

4 НОЯБРЯ — СЕМИ ОТРОКОВ ЕФЕССКИХ
СЕМЬ ОТРОКОВ ЕФЕССКИХ. ИКОНА. РОССИЯ. XVIIIв.
СЕМЬ ОТРОКОВ ЕФЕССКИХ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

3 НОЯБРЯ — ДЕНЬ АНГЕЛА СТАРЦА СХИАРХИДИАКОНА ИЛАРИОНА (ВЛАДИМИРА МИХАЙЛОВИЧА ДЗЮБАНИНА)ИЕРОДИАКОН ИГНАТИЙ (В СХИМЕ - ИЛАРИОН)
СТАРЕЦ СХИАРХИДИАКОН ИЛАРИОН (ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ ДЗЮБАНИН; 1924–2007). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

Video

3 ноября – ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИКА НЕОФИТА (ОСИПОВА) – ЛИЧНОГО СЕКРЕТАРЯ ПАТРИАРХА ТИХОНА

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

3 НОЯБРЯ — ПАМЯТЬ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА АЛЕКСАНДРА ЛЬВОВИЧА БОГОЯВЛЕНСКОГО (1879–1937 гг.)
ОЗЕРО ГРЯДЕЦКОЕ У СЕЛА ГРЯДЦЫ
СВЯЩЕННОМУЧЕНИК АЛЕКСАНДР ЛЬВОВИЧ БОГОЯВЛЕНСКИЙ (1879–1937 гг. ). ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

28 ОКТЯБРЯ — ДИМИТРИЕВСКАЯ РОДИТЕЛЬСКАЯ СУББОТА
br75
БИТВЫ РОССИИ. ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ…

К 100 ЛЕТИЮ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ. ЦИТАТЫ ИЗ ДНЕВНИКОВ

«Природа является путем к Богу; она ведет к Нему, потому что вышла из Его творческих рук. Каждое дерево у дороги, каждый цветок в поле, каждый человек, встреченный нами на путях жизни, несет на себе отпечаток Создателя своего: удивительная красота и совершенство всего сущего и чудесно организованный порядок, всё соединяющий воедино, подтверждает на каждом шагу бытие Божие».

АКАФИСТ СВЯТЕЙ ПРЕПОДОБНОМУЧЕНИЦЕ ВЕЛИЦЕЙ КНЯГИНЕ ЕЛИСАВЕТЕ

100 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

13 ИЮНЯ - ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

ВЕЧЕР ПАМЯТИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

ДЕНЬ АНГЕЛА МАРИИ СЕРГЕЕВНЫЙ ТРОФИМОВОЙ

НАША СТРАНИЧКА ВКОНТАКТЕ

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

25 ЯНВАРЯ - ДЕНЬ АНГЕЛА ТАТИАНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ (1886–1934), МАТЕРИ МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ ТРОФИМОВОЙ

АКАФИСТЫ, СОСТАВЛЕННЫЕ АЛЕКСАНДРОМ ТРОФИМОВЫМ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ИЕРУСАЛИМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ ВАЛААМСКИЯ

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ «ПРИБАВЛЕНИЕ УМА»

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОРСУНСКИЯ (ЕФЕССКИЯ)

АКАФИСТ ПРЕСВЯТЕЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ КОЛОЧСКИЯ

АКАФИСТ СВ. АП. И ЕВ. ИОАННУ БОГОСЛОВУ

АКАФИСТ СВ. МЧЧ. ФЛОРУ И ЛАВРУ

АКАФИСТ СВТТ. АФАНАСИЮ И КИРИЛЛУ, АРХИЕП. АЛЕКСАНДРИЙСКИМ

АКАФИСТ СВТ. ТИХОНУ, ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РОССИИ

АКАФИСТ СВВ. ЦАРСТВЕННЫМ СТРАСТОТЕРПЦЕМ

АКАФИСТ ПРП. ИЛИИ МУРОМЦУ

АКАФИСТ ПРП. АНТОНИЮ ДЫМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРЛААМУ СЕРПУХОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ОТРОКУ БОГОЛЕПУ ЧЕРНОЯРСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИОАННУ РУССКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ПАИСИЮ ВЕЛИЧКОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. ВАРНАВЕ ГЕФСИМАНСКОМУ

АКАФИСТ СВМЧ. СЕРАФИМУ (ЗВЕЗДИНСКОМУ), ЕП. ДМИТРОВСКОМУ

АКАФИСТ ПРПМЧЧ. СЕРАФИМУ И ФЕОГНОСТУ АЛМА-АТИНСКИМ

АКАФИСТ ПРП. СЕРАФИМУ ВЫРИЦКОМУ

АКАФИСТ СЩМЧ. ЯРОСЛАВУ ЯМСКОМУ

АКАФИСТ ПРП. СИЛУАНУ АФОНСКОМУ

АКАФИСТ СВ. ВМЧЦ. МАРИНЕ

АКАФИСТ СВ. РАВНОАП. ВЕЛ. КН. ОЛЬГЕ

АКАФИСТ ПРП. БЛГВ. КН. ЕВФРОСИНИИ МОСКОВСТЕЙ

АКАФИСТ СВ. ПРАВ. ИУЛИАНИИ МИЛОСТИВЕЙ, ЯЖЕ В СЕЛЕ ЛАЗАРЕВЕ

АКАФИСТ БЛЖ. КСЕНИИ ПЕТЕРБУРЖСТЕЙ

АКАФИСТ ПРПМЦ. ВЕЛ. КН. ЕЛИСАВЕТЕ

АКАФИСТ ВСЕМ СВ. ЖЕНАМ, В ЗЕМЛИ РОССИЙСТЕЙ ПРОСИЯВШИМ

АКАФИСТ СОБОРУ СВ. ВРАЧЕЙ-БЕЗСРЕБРЕНИКОВ-ЦЕЛИТЕЛЕЙ И ЧУДОТВОРЦЕВ

СПИСОК ВСЕХ СТАТЕЙ

Рубрики

ИКОНА ДНЯ

КАЛЕНДАРЬ

ПОИСК В ПРАВОСЛАВНОМ ИНТЕРНЕТЕ

Поиск в православном интернете: 

СЧЕТЧИК